Демократура Европы

В последние дни января сразу в нескольких странах Европы прошли протесты против ковидных ограничений. В Вене, самом комфортном для жизни городе мира, на улицу вышли около 10 тыс. человек. Полиция не согласовала акцию, объяснив это санитарными ограничениями. Протесты прошли в Бельгии, Венгрии, Словении, а еще раньше — в Нидерландах. Были столкновения с полицией и аресты. Несмотря на регулярность протестов, власти не спешат отменять локдаун. Скоро ровно год с того дня, как в большинстве европейских стран людям запретили свободно передвигаться, путешествовать, работать и вести бизнес. Останется ли к концу пандемии что-то от европейской демократии? Разбиралась корреспондент Plus-one.ru в Вене Дарья Вайнцеттель.

Массовая демонстрация против ограничительных мер в период пандемии коронавируса COVID-19 в Вене
Массовая демонстрация против ограничительных мер в период пандемии коронавируса COVID-19 в Вене
Фото: Рональд Зак / ТАСС

Всеобщая усталость

Коронавирусные ограничения в Австрии действуют с 16 марта 2020 года. Летом были небольшие послабления, но с наступлением осени магазины, рестораны, спортивные залы снова закрылись, а большинство людей вернулись в «домашний офис». После восьми вечера действует комендантский час: выходить на улицу можно, но нежелательно. И австрийцам еще повезло: во Франции нужно вернуться домой до шести вечера.

На рождественских и новогодних каникулах жителям Австрии фактически запретили путешествовать за границу: по приезде нужно было самоизолироваться на 10 дней. Правда, закончить карантин можно было по истечении пяти дней, сдав тест на коронавирус и получив отрицательный результат. Такое ограничение свобод заставило меня на время вернуться в Россию. Открытые бары, театры, музеи, спортзалы — все это было как глоток свежего воздуха.

1 февраля в Австрии ужесточили ограничения: парикмахерские и салоны красоты теперь можно посетить только с отрицательным результатом теста, после заграничных поездок — карантин, музеи и рестораны закрыты минимум до марта. Но самое поразительное — у людей отняли право на мирные собрания. До прошлых выходных оно оставалось неприкосновенным.

«Нам не остается ничего, кроме работы. Нам запретили путешествовать, развлекаться, выходить на улицу. Наши налоги идут на оплату простоя магазинов и ресторанов. Вместо этого их можно было инвестировать в новые больницы для коронавирусных больных, — сетует менеджер крупной энергетической компании в Австрии Тобиас. — Некоторые меры лишены здравого смысла и никак не защищают здоровье граждан. На самолет, направляющийся в Австрию, можно сесть без теста. А что, если я уже болен и могу заразить других?»

Нарушают ли ограничения права человека?

Пару месяцев назад я спорила с французом Габриелем, живущим в Австрии. На мой вопрос: «Не нарушает ли карантин права человека?» — он убедительно говорил: «Нет». С тех пор его мнение радикально поменялось. «Согласен, текущий карантин нарушает основные права человека и является угрозой демократии. Об этом говорит и недавний рейтинг издания The Economist. Еще никогда демократия не была такой слабой. Только 8% населения мира живут при ней», — говорит он теперь. Мой собеседник считает, что Европе нужно было идти по китайскому сценарию и еще больше ограничить свободы людей, но — в самом начале пандемии. «Китай снова живет нормальной жизнью. А ограничения в Европе растянулись на год и не приносят ощутимого результата», — отметил француз.

«Многие меры ограничивают права человека: например, право вести бизнес, свободу передвижения, право на собрания и многое другое. Однако есть и другие права — на жизнь и физическую неприкосновенность. Для их соблюдения правительства обязаны бороться с распространением вируса. Поэтому, хотя многие меры и ограничивают права человека, они их не нарушают, они оправданы общественным интересом в сдерживании распространения вируса. Если правительства поступят адекватно проблеме и объяснят свои решения, это не ударит по демократии», — считает ассистент факультета конституционного и административного права Венского университета Роман Фридрих.

С ним согласен сотрудник Высшего земельного суда Вены Франц Кинцл. «Не нужно быть гением, чтобы осознать, что карантинные меры нарушают основные права человека. Но они не абсолютны. Например, статья 11 (2) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод „О свободе собраний и объединений“ предусматривает, что ограничения допустимы, если они „предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц“», — говорит Франц Кинцл.

В то же время он подчеркивает, что нужно проверять соразмерность используемых средств и преследуемой цели. «Главная цель мер против COVID-19 — предотвратить коллапс системы здравоохранения и спасти жизни. Несомненно, спасение жизней очень важно. Соответственно, резкое ограничение прав человека может быть соразмерно угрозе. Однако степень угрозы необходимо оценивать в каждом конкретном случае».

Такой взгляд разделяют и французы. Как отмечает собеседник Plus-one.ru, основатель Молодежного франко-российского бизнес-клуба Седрик Климчик, его соотечественники задумываются не об угрозе демократическому строю, а о пропорциональности принятых мер и угрозы заражения коронавирусом.

«Я здесь, чтобы выступить за демократию в моей стране»

Более 100 человек задержали на несанкционированной акции протеста против ограничительных мер в период COVID-19 в Амстердаме
Более 100 человек задержали на несанкционированной акции протеста против ограничительных мер в период COVID-19 в Амстердаме
Фото: Утрехт Робин / ABACA

Большинство моих собеседников согласились с тем, что ограничения, введенные против COVID-19 в Европе, хоть и нарушают свободу людей, но разумны и необходимы. Кто же тогда выходит на протесты, которые заканчиваются насилием?

В Нидерландах несколько тысяч демонстрантов, выступавших против комендантского часа, закидали больницу камнями и подожгли центр тестирования на коронавирус. Были задержаны более 450 человек. Джелле ван Бюрен из Лейденского университета сообщила, что среди протестующих много футбольных фанатов, представителей праворадикальных групп и противников вакцинации. Официальные опросы показывают, что большинство нидерландцев поддерживают строгие меры в борьбе с коронавирусом. 70% жителей страны заявили, что правительство поступило правильно, введя комендантский час.

«Люди злые и уставшие, они страдают из-за экономической ситуации и самоизоляции. Они хотят положить конец этим страданиям», — говорит представитель Молодежного франко-российского бизнес-клуба.

Он видит разделение людей и в своей стране. «Сталкиваются два мнения. Одни выступают за свободу и не задумываются об общественном порядке и здоровье пожилых людей, другие — за солидарность между поколениями. Последние опросы показывают, что 60-65% французов одобрили бы новый локдаун», — говорит молодой человек.

Общество поляризуется по политическим предпочтениям и экономическому статусу, считает российская студентка Анастасия, обучающаяся в магистратуре во Франции. «По моим наблюдениям, чем правее политические взгляды либо чем выше экономический статус семьи, тем резче француз оценивает действия правительства Жана Кастекса, ведь в его глазах все происходящее — „idiotie“ и лишено здравого смысла. Чем взгляды левее, тем более безропотно поведение. Когда ограничительные меры только обсуждались, левые студенты одобряли их ради спасения жизней, а правые едко насмехались над происходящим», — рассказывает россиянка.

На улицы Вены в прошлое воскресенье многих людей вывел запрет полиции на проведение митингов. «Я здесь, чтобы выступить за демократию в моей стране. Отмена политических митингов и демонстраций напоминает события февраля 1934 года», — рассказал один из манифестантов. Тогда в Австрии произошли вооруженные столкновения между левыми и правыми группировками, которым предшествовали введение закона военного времени, запрет политических партий, отмена демократических выборов. Не все участники акций солидарны с ним. «Некоторые протестующие не согласны с тем, как правительство справляется с кризисом, другие возражают против запретительных мер или так называемых мер изоляции. Другие сильно преуменьшают опасность коронавируса. Однако большинство австрийцев, по моему мнению, все еще поддерживают общий импульс принятых мер», — комментирует Роман Фридрих из Венского университета.

Угрозы демократии

Несмотря на отсутствие определенной политической повестки у протестующих в Австрии, она может скоро появиться: демонстрации активно поддерживаются право-популистской Австрийской партией свободы (FPÖ). За исключением некоторых стран вроде Польши, которая использует пандемию, чтобы подавить протесты против запрета абортов, европейские государства крайне осторожно подходят к вводу новых ограничений или продлению старых. Ожидается, что по завершении пандемии, а вместе с ней и чрезвычайного положения, введенного во многих государствах, ограничения прав человека будут сняты.

«Правительства обязаны поэтапно снять ограничения основных прав. С юридической точки зрения невозможно поддерживать их, когда проблема, которую они стремились решить, ушла. Но не исключаю, что некоторые профилактические меры, к которым мы привыкли, — ношение масок в общественном транспорте, более частое мытье рук, работа из дома — останутся в силе», — считает Роман Фридрих. «Однако экономические и социальные последствия карантина могут подорвать доверие к политикам. Следующие выборы в странах-членах ЕС покажут, смогут ли действующие политики удержать свои позиции после пандемии», — заключил Франц Кинцл из Высшего земельного суда Вены.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Дарья Вайнцеттель