Как известный ученый и музыкант оказался врачом в африканском курятнике

14 января исполняется 147 лет со дня рождения Альберта Швейцера. Он бросил блестящую академическую карьеру теолога и философа, чтобы выучиться на врача и уехать в Африку. Там он до конца жизни лечил людей, не имевших доступа к медицине. Plus-one.ru рассказывает, почему подход Швейцера к миссионерству, принесший ему Нобелевскую премию мира, вместе с восхищением вызвал жесткую критику.

Добиться успеха и бросить все ради джунглей

Альберт Швейцер родился в 1875 году в семье лютеранского пастора из городка Кайзерсберг в Эльзасе (принадлежал в те годы Германии; ныне — территория Франции). К 30 годам его жизнь полностью сложилась — он стал известным и обеспеченным человеком.

Его труды по теологии вызывали бурные обсуждения в академических кругах. Он выступал с органными концертами по странам Европы. Монографии об органной музыке принесли ему славу авторитетного музыковеда. Его невестой была Елена Бреслау, дочь знаменитого немецкого историка Гарри Бреслау.

Альберт Швейцер дает органный концерт в родном Кайзерсберге

Однако неожиданно Альберт решил выучиться на врача, чтобы уехать в глушь колониальной Африки и лечить больных. К такому решению его подтолкнула статья в брошюре Миссионерского общества Парижа, призывавшая всех желающих помогать миссиям во французских колониях.

«Как только я кончил читать, тотчас спокойно принял решение о будущей работе, — вспоминал Швейцер. — Мы избалованы. Если у нас кто-нибудь заболевает, врач всегда под рукой. Но попробуйте представить себе миллионы страдающих без надежды на помощь. Пусть каждый задумается над тем, как прожила бы его семья — хотя бы последние десять лет — без врача. Пора нам пробудиться и почувствовать свою ответственность».

Операционная в курятнике

В 1905 году Альберт поступил на медицинский факультет Страсбургского университета. Елена — одна из немногих, кто поддержал его решение. Она выучилась на медсестру, чтобы поехать в Африку со своим будущим мужем. Поженились они в 1912 году. Затем Швейцер получил степень доктора медицины, и в марте следующего года молодая чета отправилась в Габон.

Елена Бреслау и Альберт Швейцер в Ламбарене, Габон (1913 год)

Гуманитарная деятельность Швейцера началась в крохотном миссионерском пункте Анденде при деревне Ламбарене. Она располагалась на реке Огове, среди тропических джунглей. Госпиталя там не было — Альберту с Еленой предстояло обустроить его с нуля, для чего они везли с собой медицинское оборудование.

Габонцы прознали о приезде доктора, как только супруги сошли на берег со старенького колесного парохода. Времени на обустройство больницы не было. Под операционную приспособили курятник.

Очередь на прием к доктору Швейцеру в Ламбарене

«Я набрался мужества и остался. Нищета, которую я видел, давала мне силу для этого, а вера в людей поддерживала мою решимость», — писал Швейцер. В перерывах между приемами и операциями он лично проектировал больничные постройки и помогал в их возведении. Швейцер в шутку говорил, что первые здания были оплачены Бахом: тогда основную часть средств врача-музыканта-ученого составляли гонорары за книгу о его любимом композиторе и сборы от органных концертов.

Перерыв на войну

Невзгоды Первой мировой не обошли Швейцеров стороной. В 1917 году супругов арестовали и вывезли во Францию: все подданные Германии подлежали высылке в лагеря для интернированных.

Швейцеры побывали в трех таких лагерях, Альберт перенес дизентерию, а у Елены обострился туберкулез. В июле 1918-го между Германией и Францией состоялся обмен военнопленными — так супруги вернулись на родину. В 1919-м у них родилась дочь Рена.

Альберт снова стремился в Африку, но прежде ему предстояло рассчитаться с накопившимися долгами и собрать денег для продолжения дела. Ради этого он шесть лет трудился в страсбургской больнице, гастролировал по Европе с органными концертами, читал лекции в крупнейших университетах, выпустил двухтомную «Философию культуры», ныне считающуюся одной из его главных работ.

Швейцер вновь отправился в Ламбарене в феврале 1924-го — на этот раз без жены: Елена осталась дома из-за ребенка и проблем со здоровьем. От миссионерского пункта уцелели лишь барак-операционная и хижина, служившая приемной. К счастью, к Альберту присоединились его прежние сотрудники: несколько молодых врачей и медсестер.

Альберт Швейцер около своего дома в Ламбарене

Расширение миссии

Совместными усилиями и на средства Швейцера они к 1925 году восстановили больницу, однако 40 ее коек не хватало жертвам разразившейся эпидемии дизентерии. Расширять строительство в Анденде не позволяли окрестные болота. Тогда Альберт уговорил представителей французского правительства выделить ему 100 га земли в трех километрах выше по течению реки Огове.

В следующие 25 лет они превратились в медицинский комплекс из 50 зданий. В больнице посреди джунглей одновременно лечили до 600 пациентов. Медперсонал состоял из полудюжины врачей, 15 медсестер и нескольких бывших пациентов, пожелавших остаться и помогать.

Обходиться столь малыми силами удавалось благодаря уникальным порядкам: в работе и развитии госпиталя принимали участие как сами пациенты, так и их родственники. Все, кто был в состоянии, ухаживали за больными, выращивали фрукты и овощи, охотились, носили воду, строили. Со временем вокруг госпиталя выросла целая деревня, где бок о бок жили представители десятков местных племен.

Ни одно правительство, ни одна организация не поддерживали госпиталь Швейцера регулярными взносами. Он обходился собственными средствами и пожертвованиями многочисленных друзей. Чтобы добывать деньги, Альберт регулярно ездил в Европу — публиковал свои труды, давал концерты, читал лекции, искал спонсоров. На родине Швейцер виделся с женой и дочерью.

Нобелевка за лепрозорий

К середине XX века миссионерство Швейцера стало явлением всемирно известным. Это помогло ему учредить в 1944-м во Франции «Международную ассоциацию Альберта Швейцера», освободившую его от необходимости лично собирать деньги на больницу.

Начало строительства лепрозория в больничном комплексе в Ламбарене

В 1952 году за свою гуманитарную деятельность Швейцер был удостоен Нобелевской премии мира. Все полученные деньги он потратил на строительство лепрозория, и его пациентами стали 200 человек, страдающие от проказы. Сам Ламбарене превратился в место паломничества для желающих повидать Швейцера, волонтеров со всего света и корреспондентов мировых изданий.

В 1957 году в Цюрихе скончалась Елена. Альберт похоронил ее на территории госпиталя, под окнами своего дома, и с тех пор больше не отлучался из Ламбарене. Сам он умер спустя восемь лет, на 91-м году жизни. Его похоронили рядом с женой, под крестом, который он сам смастерил. Госпиталь Швейцера существует и поныне, обслуживая порядка 50 тыс. пациентов в год. При нем действует «Центр медицинских исследований Ламбарене» — одно из ведущих африканских учреждений, изучающих малярию, ВИЧ/СПИД и туберкулез.

Миссионерский расизм

Далеко не у всех миссионерская деятельность Швейцера вызывала восхищение. В первую очередь его обвиняли в патернализме — снисходительном отношении к жителям Черного континента. Швейцер говорил: «Африканец определенно мой брат, но брат младший». Работавшие в его госпитале коренные жители не могли стать ни врачами, ни медсестрами — их не обучали ничему сложнее базовых обязанностей фельдшера.

Швейцер не заботился о распространении современных медицинских знаний среди африканцев — в отличие от других менее известных миссионеров. Например, британец Альберт Кук с 1910-х обучал медсестер и акушерок в Уганде, он даже опубликовал руководство по акушерству на местном языке. Швейцер же, проведя в Африке не один десяток лет, так и не выучил ни одного местного языка.

Экономя собранные пожертвования, Швейцер содержал своих подопечных в спартанских условиях: электричество в госпитале было проведено только в операционных, уборные представляли собой выгребные ямы, а в душевых вода лилась из ведер. Нигерийский писатель Чинуа Ачебе с сарказмом заметил: «Швейцер построил больницу, соответствующую, по его мнению, потребностям „младших братьев“ — с гигиеническими стандартами, бытовавшими еще во времена зарождения теории болезней».

Несмотря на это, Швейцер пользовался большим доверием у пациентов — их число год от года только росло. Главная же его заслуга в том, что мало какой другой миссионер XX века добился таких же успехов в распространении правды о бедах населения колониальных стран. Швейцер был популярен, а значит, его жертвенность и гуманизм могли послужить примером для последователей — и волонтеров, и правительств, выделяющих деньги на гуманитарную помощь.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Илья Арзуманов

Фото

А. Швейцер Центр