Мигрантка из Узбекистана: «Мы одни и те же люди, никто не лучше и не хуже»

О том, как важно находить общий язык людям разных национальностей, и что этому мешает, рассказывает собеседница Plus-one.ru.

По просьбе собеседницы Plus-one.ru и из соображений безопасности, фото взято из интернета
По просьбе собеседницы Plus-one.ru и из соображений безопасности, фото взято из интернета

Несмотря на случаи обмана со стороны работодателей и частые оскорбления на улицах, узбекская мигрантка Назима сохраняет оптимизм и считает, что отношение к приезжим постепенно меняется к лучшему. О трудностях жизни в России она рассказала проекту Plus-one.ru.

Назима, 39 лет. Место работы: ремонтная бригада. Место рождения: Фергана (Узбекистан).

— Назима, почему вы покинули родную страну?

В Россию я приехала к мужу Фархаду после того, как он пробыл в Москве год. Мы сейчас работаем втроем: я, он и мой сын, делаем ремонты в квартирах. Сын и муж выполняют тяжелую работу, я крашу стены, клею обои, убираю, покупаю и готовлю на всех еду. В Узбекистане плохо с работой, плохо с деньгами, а нам нужно содержать родителей, помогать братьям, сестрам. Хочется, чтоб сын хорошо устроился, но дома я для него будущего не вижу.

— Вы работаете в России по профессии?

До нашего отъезда я работала воспитателем в детском саду. Тому, чем сейчас занимаюсь, училась уже здесь. Работы в Москве много, трудно устроиться так, чтобы тебя не обманули, не оставили без денег, не заплатили в два раза меньше. Не все хотят работать честно, по договору; пытаются на нас экономить. Уже два года нам дает заказы одна фирма, и с ней пока все нормально, но раньше бывало всякое.

Еще тяжело, когда в приезжих видят врагов. Муж как-то раз поехал на работу без документов, его остановили полицейские и полдня продержали в отделении.

— Что помогло обустроиться на новом месте?

У Фархада в Москве уже были знакомые; у меня — старшая сестра, которая здесь давно работает. Когда в другой стране есть родня и близкие, проще решать бытовые проблемы. Можно вместе снимать жилье, делать покупки. Когда ты заболел, о тебе есть кому позаботиться. Хорошо, что сын уже взрослый, может помогать в труде, — а значит, больше денег идет в семью. В чужой стране ничего нет важней родных людей.

— Общаетесь ли вы с соседями по району, или предпочитаете соотечественников?

На общение с кем-то кроме близких сейчас нет времени. У местных свои дела, у нас — свои. Но чтобы мы ссорились с соседями — такого тоже не припоминаю.

— Как бы вы оценили отношение к мигрантам в России? В какую сторону оно меняется?

Сильно задевает, когда хозяевам квартиры что-то не нравится в ремонте, но они высказывают претензии не по делу, а ссылаются на то, что мы — «нерусские», и потому все делаем не так. Хотя сначала согласились, чтобы мы работали у них.

Бывает, что на улице или в транспорте кто-то что-то скажет про национальность. Вчера такому человеку соседи по автобусу велели замолчать. Наверное, отношение меняется, потому что раньше никто бы не возмутился.

— Вы хотите переехать и привезти в Россию вашу семью? Если нет, то почему?

Родители уже пожилые, и уезжать из дома не хотят; там есть кому присмотреть за ними. Нам тоже проще помогать им из Москвы: жизнь здесь дорогая.

— Что, на ваш взгляд, нужно предпринять, чтобы улучшить взаимоотношения мигрантов и местных жителей?

Каждому следует отдавать себе отчет в своих действиях. Ведь по делам одного человека судят обо всем народе. Узбек плохо поступил — значит, плохо будут думать про всех узбеков. Русский плохо поступил с узбеком — узбеки будут плохо думать про русских. Сложилось так, что между нашими национальностями не налажен контакт: не удавалось разглядеть, что мы — такие же люди, никто не лучше и не хуже другого. И мы больше доверяем друг другу, когда делаем какое-то общее дело. Может, у наших детей и внуков это получится еще лучше.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Беседовала

Людмила Брус