Все, что вы боялись спросить о... поколении Z

Каждый день на пенсию уходит около 10 тысяч беби-бумеров — то есть тех, кто родился в 1940-х-1960-х годах. Это значит, что уже завтра успех компаний будет зависеть от молодых сотрудников. Значительную их часть составят представители поколения Z, родившиеся после 1995 года. Уже к 2020-му на них будет приходиться 20% рабочих мест в мире. Мы узнали у Елены Луценко, руководителя образовательных программ группы QIWI, каким компания видит сотрудничество с генерацией «цифровых людей».

Общество 8 мин на чтение Добавить в закладки
Фото: pinterest.ru

— Что отличает представителей поколения Z от миллениалов и беби-бумеров?

— Определенно, «зеты» совсем не похожи на все предыдущие генерации. Об этом свидетельствуют не только результаты различных исследований, но и наши наблюдения, непосредственное общение с первым поколением, которое не представляет свою жизнь без гаджетов и интернета. Первое, что можно сказать о «зетах», — это то, что они не конфликтны. И даже противостояние отцов и детей — это не про них. Отношения поколения Z со старшими основываются преимущественно на дружбе. Они обмениваются с родителями плейлистами в приложении «BOOM», фильмами в торрентах и одеждой, обсуждают с ними книги, фильмы и компьютерные игры. Даже путешествовать «зеты» предпочитают вместе с родителями. Все артефакты «аналоговой» эпохи, которая была до цифровизации всего и вся, вызывают у постмиллениалов живой интерес, а не отрицание, как, например, у близких к ним «игреков».

Свобода творчества и свобода «микшировать» разные стили, безусловно, отличает это поколение. У них меньше шаблонов, и им проще креативить в социальных сетях, где предполагается более короткий контакт, чем в реальности.

Но есть и обратная сторона медали. Подростки в большинстве своем очень доверчивы в цифровом пространстве. Они легко вступают в контакты с незнакомцами, часто переводя общение в реальный мир. Легко делятся информацией про себя, не всегда используют настройки для защиты личных аккаунтов.

— Какие у поколения Z ценности? Много ли среди них волонтеров и фанатов своего дела?

— Могу сказать по своему опыту: да, они такие. Они становятся волонтерами по всему миру, организуют танцевальные марафоны, велосипедные экскурсии и пешие походы, забеги, заплывы, флешмобы, просмотры фильмов и делают очень много других классных вещей без помощи организаторов из числа селебрити, без огромных бюджетов. Они патриотичны в каком-то международном, если не сказать космическом, масштабе. Они независимы и горды, но очень дружелюбны и в общей массе — пацифисты.

— Верно ли то, что поколение Z легко обучается чему-то новому?

— По данным нашего совместного исследования с НАФИ, 80% детей знают, что при поиске в интернете эффективнее использовать сразу несколько источников. Большинство детей с легкостью могут найти любую информацию, которая им необходима, и знают о том, что точки зрения бывают разные, что зачастую нельзя оценить, чья более правильная.

Что волнует: треть детей считает, что в глобальной сети нет необходимости учитывать общепринятые нормы общения и можно спокойно вести «диалог» без соблюдения правил приличия. Следствие этого — кибербуллинг. Дети выбирают более агрессивный стиль общения в социальных сетях, но в реальной жизни таких вещей себе почти не позволяют. И не понимают, что своими действиями наносят не меньший, а зачастую и больший вред, воздействуя на психику своих собеседников. Причем это касается не только непосредственных участников конфликта, а целого класса, детского коллектива, так как психологический климат становится резко отрицательным для всех.

Родители детей очень категоричны: большинство взрослых считает, что для ребенка интернет в целом опасен и активно им пользоваться можно только после 18 лет. 75% уверены, что полезной информации в сети просто нет, основываясь на своем личном негативном опыте. В этом смысле любопытно, что 23% детей не знают, что следует изучать разные источники и как формировать новостную ленту. Очевидны пробелы в критическом мышлении.

Уже сформировалось четкое понятие цифровой грамотности — набора знаний и установок, позволяющих человеку безопасно ориентироваться в цифровой среде. Однако и технические критерии цифровой грамотности, и сами знания требуют развития, так как находятся на достаточно невысоком уровне.

— Чем отличается подход постмиллениала к работе?

— Здесь хочется процитировать Дэвида Стиллмана. Он исследует новое поколение почти 20 лет, и в книге «Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык», написанной им вместе с его сыном — представителем поколения Z, приводятся отличительные черты этих молодых людей. В основу работы легли исследования взаимоотношений поколения Z в трудовом коллективе, проведенные Институтом корпоративной производительности (США).

Сравнивая поколение Z с предыдущими генерациями — традиционалистами, беби-бумерами, поколением Х, миллениалами, Стиллман определяет семь ключевых различий между ними. Мы видим, что взгляды и ценности подростков отличаются от родительских, но при этом очень четко прослеживается зависимость от знаний и опыта взрослых, готовность к сотрудничеству. Это и становится основным лейтмотивом в отношениях работодателя и начинающих свою карьеру молодых специалистов.

Известно, что Z отлично работают с любой информацией, быстро развиваются, могут делать одновременно несколько дел — общаться, слушать музыку, играть и готовиться к экзаменам, но при этом они не стремятся эту информацию запоминать, так как считают, что ее можно всегда найти в интернете и нет необходимости держать ее в голове.

— Чего постмиллениал ждет от работы? Что его больше привлекает — высокая зарплата или гибкий график?

— Fast Company сообщает, что, по ее прогнозам, к 2020 году поколение Z составит около 40% от общей численности населения. Мы, реализуя наши образовательные программы и рассказывая о финансовом поведении поколения Z, прекрасно понимаем, что это не только про детей и подростков. Ведь самым старшим «зетам» уже за двадцать лет. И среди них уже есть наши коллеги. Их численность — больше 7 миллионов человек, и их приход заметен и на рынке труда, и современные компании уже не могут себе позволить их игнорировать.

Любопытно, что постмиллениалу лучше не задавать четких рамок выполнения задачи, а оставить поле для креатива и поиска нужного решения при коммуникациях со сверстниками.

— Верно ли то, что «зеты» готовы сотрудничать с компанией более 10 лет — в отличие от миллениалов, которые меняют три места работы в течение первых пяти лет после учебы?

— По словам 91% представителей поколения Z, уровень технологической сложности компании существенно влияет на их решение в ней работать. Об этом пишет Дэвид Стиллман. Но сколько сейчас компаний в мире и у нас в стране отвечают таким стандартам и готовы предложить цифровому поколению цифровую среду? Готовы ли школы, университеты, колледжи? Представители этого поколения очень результативны в смешанных командах, для них очень важно видеть конкретный результат, и они приносят свой опыт и знания, которыми охотно делятся.

Что касается QIWI, то мы к этому готовы, и уже не завтра, а сейчас организация процессов у нас в компании, само офисное пространство являются творческой средой, где комфортно не только Z, но и предыдущим поколениям. Минимум бумаг, перевод в цифру большинства операций. На смену электронной почте, которая воспринимается ими так же, как их родителями голубиная, пришли чатики, митапы, блоги и корпоративные социальные сети. Для выхода позитивной энергии — самые лучшие условия: беговой клуб, турниры по самым популярным компьютерным играм, йога, языковые клубы, музыкальные группы, мастер-классы и многое другое в едином пространстве компании. Наш подход хорошо ложится в мироустройство Z. Это хорошо видно на примере наших летних стажерских программ QIWI Finteen Hub и стажерских программ QIWI Way.

Подготовила Варвара Селизарова
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter