Валерия Касамара: перемен больше не требуют их глаза

Какие мировоззренческие установки и гражданскую позицию имеет «поколение Путина», оно же Z, для представителей которого несменяемость власти и консервативно-милитаристская риторика сродни нормы жизни? Мы спросили об этом Валерию Касамара, проводящую политические исследования в Высшей школе экономики.

Общество 3 мин на чтение Добавить в закладки
Марьям Назарова (Дизайн-бюро Gruppa) специально для «+1»

Наши исследования показывают, что в целом молодое российское поколение — если не брать яркие исключения политически активной молодежи, которая в основном сосредоточена в двух столицах — воспринимает себя как «поколение Путина». Некоторые из респондентов прямо говорили, что Путин был в новостях по телевидению столько, сколько они себя помнят. То есть для них это просто существующая норма. Они не могут ее с чем-то сравнить.

На этом фоне у молодежи практически не развивается избирательное поведение. Они индифферентно относятся к институту выборов, не видят в них особенный смысл для себя.

При этом отсутствие смысла не стоит трактовать, как негативное отношение, это именно отсутствие позиции. Мы проводили опросы во время думской кампании и выясняли, почему молодые люди не хотели идти голосовать, четкого ответа мы не получили, в основном говорили, что их это просто «не цепляет». Лишь при подробном опросе некоторые из них давали ответ, что от них ничего не зависит. Мне кажется, что это формула, доставшаяся им в наследство от родителей.

Ожидаемое отсутствие перемен при этом не является для нынешней молодежи источником фрустрации, как, например, для их сверстников в последние годы брежневской эпохи. Тогда раздражение и отчаяние были связаны с невозможностью реализовать свои потребительские желания: всех достал дефицит и отсутствие перспектив его преодоления.

Нынешнее молодое поколение исповедует вполне консьюмеристскую идеологию, и эти свои потребности она может удовлетворить. Или, по крайней мере знает, что именно надо сделать, чтобы заработать на желанный гаджет.

Не противоречит установке на консьюмеризм и заметное участие молодых людей в различных волонтерских проектах. Становясь волонтером, молодой человек не перестает быть потребителем. Просто, когда он или она доходят до определенного уровня потребления, то наступает понимание, что если мир вокруг станет чище и добрее, им тоже будет лучше. Это тоже, по сути, желание нормально жить. В молодежной среде волонтерство оказывается востребовано, но при этом не имеет пересечений с политикой.

Определенная политическая активность молодежи в Москве и Санкт-Петербурге объясняется условиями среды. В столицах сосредоточены наши политические силы. К тому же в эти города приезжают учиться наиболее активные студенты, поэтому определенная политизация молодежи объяснима. Но здесь же, в столицах, существуют и возможности встраивания в официальные провластные политические структуры, которые предлагают свои карьерные лифты. Кто-то выбирает это. Кто-то — кому хочется более драйвовой активности — выбирает оппозицию, потому что драйв есть именно там.

В опросах мы фиксировали отрицательное отношение молодежи к российской элите. Она характеризируется различными негативными эпитетами.

Часто такое можно слышать и от студентов престижных вузов, которые, по идее, могут считать себя поставщиками такой элиты. Но они себя с нею не отождествляют. При этом нельзя назвать это и раздражением на то, что например, они могли бы по праву занять такие места, которые сейчас заполнены, чьими-то детьми и внуками. Они просто не видят себя в этой роли.

Автор: Валерия Касамара
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter