В паллиативной помощи в России нуждаются 400 тыс. человек

Число хосписов в России утроилось за год, страна приближается к западным стандартам паллиативной помощи. Однако несмотря на положительные изменения, остаются проблемы.

Фото: Unsplash/rawpixel

Министр здравоохранения Вероника Скворцова на парламентских слушаниях по законопроекту о паллиативной помощи заявила о том, что в России стало в три раза больше хосписов.

«За последний год число хосписов выросло с 23 до 73, в том числе детских — с 5 до 14», — заявила Скворцова (цитирует министра ТАСС). С 2014 года, по словам чиновника, в 10 раз увеличилась численность врачей, оказывающих паллиативную медицинскую помощь — с 64 до 642 человек.

В своем выступлении министр также отметила, что суммарный объем расходов на паллиативную помощь в 2018 году составил 21 млрд руб., что на четверть больше в сравнении с 2017 годом. В 2019 году объем финансирования составит 23 млрд руб.

«С появлением финансирования многие регионы стали открывать отделения паллиативной помощи и организовывать выездные службы. Раньше регионы должны были сами находить деньги и в лучшем случае могли открыть при отделении больницы несколько детских паллиативных коек, где при отсутствии команды специалистов по оказанию такой помощи она и не оказывалась», — признает улучшение состояния паллиативной помощи в России директор по методической работе детского хосписа «Дом с маяком», благотворительного фонда «Детский паллиатив» Наталья Савва.

По словам эксперта, положительной динамики удалось добиться благодаря нескольким факторам. Прежде всего, в 2011 году в федеральном законе «Об охране здоровья граждан в РФ» впервые появилось понятие «паллиативная медицинская помощь». Затем в регионах начали проводить просветительскую работу и собрали пул специалистов по оказанию паллиативной помощи. К созданию хосписов, которое инициируется некоммерческой организацией, стали активно подключаться родительские сообщества и государство.

Между тем, несмотря на положительные изменения, остаются проблемы, о которых в своем выступлении рассказала Скворцова. Так, в России остаются невыявленными почти 400 тыс. человек, нуждающихся в паллиативной помощи. Число пациентов, находящихся на учете, составляет 340 тыс. По рекомендованному Всемирной организацией здравоохранения показателю, количество нуждающихся в паллиативной помощи по стране может составлять 0,5% от всего населения, то есть порядка 730 тыс. россиян.

Наталья Савва подтвердила, что отсутствие данных о российских пациентах, нуждающихся в паллиативной помощи, представляет большие трудности. По данным благотворительного фонда «Детский паллиатив», только в Москве должно быть около 3 тыс. таких детей, но на учете стоит чуть больше тысячи. Эксперт связывает эту ситуацию с тем, что в медицинских вузах нет соответствующего предмета — паллиативная помощь, поэтому практически нет специалистов, знающих, в чем конкретно состоит паллиативная помощь детям и какие существуют показания для оказания данного вида медицинской помощи, помимо облегчения боли и страданий, связанных с умиранием.

«Мало кто из медиков направляет детей в наш хоспис „Дом с маяком“. В основном родители сами приходят, узнав о нас по сарафанному радио», — отмечает Наталья Савва.

16 января Госдума приняла в первом чтении поправки в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан РФ», регулирующие вопросы оказания паллиативной медицинской помощи. Предлагаемый документ конкретизирует права пациентов на облегчение боли препаратами в домашних условиях, в том числе наркотическими, а также расширяет понятие паллиативной помощи, включая в нее помимо медицинской, также психологическую и социальную помощь пациенту.

Наталья Савва считает, что дополнения в законе приближают Россию к классическим западным стандартам паллиативной помощи. Это означает медицинское, психологическое, духовное и социальное сопровождение пациента и его семьи. Но в нынешней формулировке документа пока говорится только о пациенте.

«Помогая семье, мы помогаем пациенту. Мы можем избавить ребенка от физической боли. Это хорошо, но если мама в депрессии, ребенок это видит. А после утраты ребенка, семья переживает тяжелый период горевания, который также необходимо помочь пережить. Это тоже большая работа», — объяснила Наталья Савва.