Третий не лишний

Федеральный конституционный суд в Карлсруэ Германии 8 ноября 2017 года официально ввел в записях актов гражданского состояния возможность выбирать не мужской и не женский, а третий пол. До 31 декабря 2018 года решение получит законодательное закрепление, пишет Интерфакс. 

Анастасия Бифанг
Анастасия Бифанг
Фото: woman.ru

Суд пришел к такому решению, потому что «действующие нормы загс нарушают запрет дискриминации», который прописан в 3 параграфе 3 статьи Основного закона ФРГ. В нем говорится о дискриминациях по расовой принадлежности, языку, полу, религиозным или политическим убеждениям. Суд Германии посчитал, что половая принадлежность, в том числе самоидентификация гендерного признака, — часть прав, закрепленных законом.

Признание третьего пола судом стало ответом на жалобу частного лица, которое, по данным медицинской экспертизы, не было ни мужчиной, ни женщиной. Этот человек несколько раз пытался внести исправления в графу записей о своем рождении и вписать вместо стоявшего там «женский» слово «разный». Однако все время получал отказ.

Германия недавно уже фигурировала в новостях в связи с темой прав сексуальных меньшинств. Месяц назад впервые в истории командиром батальона стал трансгендер.

Подполковник Бифанг в 40-летнем возрасте решил сменить пол. Сначала начал принимать гормональные препараты, затем последовал курс корректирующих операций. Сейчас, в возрасте 43 лет, уже являясь женщиной, Анастасия Бифанг возглавила 381-й батальон связи и обеспечения в Шторкове. В ее подчинении — 750 человек. На новой должности она также собирается активно отстаивать интересы трансгендеров. По словам Бифанг, военнослужащие нормально восприняли такое решение командования.

Признание прав людей, причисляющих себя к третьему полу, стало трендом в мире моды и красоты.

Инес Рау
Инес Рау
Фото: poliksal.ru

Многих так или иначе затронула волна новостей и шквал критики от недовольных из-за небывалого события: на обложку PlayBoy был помещен трансгендер. «Девушкой месяца» вышедшего 31 октября 2017 года номера стала 26-летняя модель Инес Рау. Она когда-то была мужчиной.

На самом деле, Инес — не первая девушка-трансгендер, попавшая на обложку главного в мире эротического журнала. В 1991 году его героиней была Кэролайн Тула Косси — девушка, сменившая пол с мужского. Она даже снималась в массовке одного из фильмов про агента 007 Джеймса Бонда. Тогда о смене гендерной принадлежности открыто не говорили, теперь говорят.

Представителей ЛГБТ на своих передовицах печатали fashion-журналы Glamour, Vanity Fair, Vogue. Модель-трансгендер Хари Неф недавно стала участником кампании модного дома Gucci.

Хари Неф
Хари Неф
Фото: intermoda.ru

National Geographic вообще опубликовал на обложке январского номера ребенка-трансгендера и подготовил информационный проект с участием 80 ЛГБТ-детей.

Пока модная индустрия занимает общую позицию в вопросах прав третьего пола, США разрывают противоречия.

С одной стороны, в день публикации нашумевшей новости из Германии, 8 ноября, государственный пост в Палате делегатов штата Вирджиния заняла трансгендер Даника Роэм.

Даника Роэм
Даника Роэм
Фото: gursesintour.com

Представительница Демократической партии Роэм в свои 32 года женщина, но раньше она была мужчиной. История личной трансформации и была заложена в основу агитационной кампании. Возможно, именно поэтому Даника Роэм с результатом в 54,6% голосов обошла соперника-республиканца Роберта Маршалла.

С другой стороны, президент Дональд Трамп недавно заявил, что в армию штатов не будут приниматься трансгендеры, мотивируя это «бумажной неразберихой». Это была контрмера против решения прежней администрации, наоборот, разрешить службу тем, кто пол выбирал себе сам. Тогда министр обороны страны Эш Картер назвал это решение «правильным для американского народа и для армии». Он подчеркивал, что при решении, принимать человека на службу или нет, ключевую роль должны сыграть личные таланты и заслуги людей.

Защитники прав третьего пола и сами представители сексуальных меньшинств апеллируют именно к этому: к равенству изначально заложенных возможностей. Да, их половое самоопределение в глазах подавляющего большинства людей — девиация. Однако они показывают, что могут делать все то же самое, что делали до смены пола; то, что делают остальные люди, не сменившие пол. И перед камерой позировать, и заниматься большой политикой, и служить в армии.

А как в России?

Нашей стране до терпимого отношения к представителям ЛГБТ далеко. На недавней повестке — история с преследованием геев в Чечне. Ряд журналистских расследований позволили предать огласке реальное положение дел, пока официальная власть отшучивается от любых комментариев. Проекту «+1» не ответили на запрос в Минобороны России о возможном принятии в ряды армии транс-людей.

«Проблема в том, как отношение к представителям ЛГБТ-сообщества в нашей стране формируют федеральные каналы. Как там представляется этот вопрос. Идет, по сути, узаконенная травля. Стало намного хуже в 2013 году, когда был принят [федеральный] закон [№ 135] о пропаганде (закон о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений — прим.ред.). Он сделал невозможным любую открытую дискуссию о сексуальных меньшинствах в медийном поле», — рассказала «+1» менеджер Сети по коммуникациям Российской ЛГБТ-сети Светлана Захарова.

«Проблема — в страхе и непонимании. Информация, которая подается на телевидении, не соответствует действительности. Представители сексуальных меньшинств выглядят там как какие-нибудь извращенцы. А ведь, по сути дела, это — просто люди, которые в сознательной взрослой жизни сделали свой сознательный выбор»

Менеджер по коммуникациям российской ЛГБТ-сети Светлана Захарова

По ее словам, такое диктуемое официальной властью отношение к сексуальным меньшинствам, по сути, развязывает руки ненавистникам и узаконивает травлю на всех уровнях — в юридической и даже физической плоскости. Создается впечатление, что любое противоправное действие неформально одобрено властями.

«Любой человек достоин уважения и возможности трудиться, — говорит Светлана Захарова. — Особенно плохо [официальная информационная повестка] сказывается на жизни ЛГБТ-подростков, которые из-за того, что слышат с экранов телевидения, считают себя ненормальными. Им это говорят их родители. Есть случаи избиения родными; таких подростков выгоняют из дома. Этот вопрос нужно поднимать, поскольку процент подросткового суицида в России — один из самых высоких».

Действительно, по последним официальным данным, в большинстве случаев к самоубийству подростка толкает семейная драма и неразделенная любовь, а не «группы смерти» в интернете. Официальной информации о количестве самоубийств среди ЛГБТ-подростков нет. Однако, согласно зарубежной статистике, попытки и случаи суицида среди подростков-ЛГБТ встречаются в два-три раза чаще.

Дело в законности

Кроме очевидного неприятия обществом, серьезные преграды к нормальной жизни сексуальных меньшинств в нашей стране есть в юридической плоскости. Скрываемая ситуация в Чечне — по факту, лишь основание огромного айсберга дискриминации. Если верить отчету Проекта правовой помощи трансгендерным людям, чаще всего ущемление прав сексуального меньшинства случается при трудоустройстве. Работодатели опасаются брать на работу транс-людей, не желая сталкиваться с проблемами при проверках. Так человек, внешность которого и без того мало соответствует его половой идентичности, попадает в порочный круг: нет работы, нет денег на лекарства, операции, оформление документов. А без всего этого нет речи о нормальном трудоустройстве. Но ведь право на труд гарантировано всем россиянам 37 статьей Конституции.

С юридическими нестыковками, с невозможностью сменить документы сталкиваются и те, кто совершил переход (операция по коррекции пола — прим.ред.). Светлана Захарова рассказала «+1» о случае, когда после операции человек не сумел получить новые документы. Внешность разительно отличалась от фотографии в паспорте. А это означало, что он не мог пользоваться самолетами, поездами, устроиться на работу.

Из-за измененной внешности и бюрократических накладок транс-люди лишаются услуг, не только коммерческих или развлекательных, а иногда и медицинских. Это создает дополнительный стресс для человека, и без того находящегося под прессингом и угрозой аутинга (раскрытия трансгендерности без согласия). Стресс увеличивает и риск агрессии со стороны окружающих, которая может окончиться физической расправой.

Операции по коррекции пола дороги, и чтобы сделать такую, нужно получить справку у комиссии врачей, которая подтвердит необходимость перехода. Однако оформить ее трудно, особенно жителям небольших населенных пунктов в регионах. «Это очень долгая процедура. А комиссии такие есть только в крупных городах, до которых далеко не все могут добраться», — добавила Светлана.

Первый и единственно возможный вариант, как считают правозащитники ЛГБТ, — упростить порядок оформления документов. К этому Комитет ООН по экономическим и культурным и социальным правам призывал российскую делегацию в октябре этого года. К слову, ссылались тогда на права, закрепленные в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Нашу страну призывали принять антидискриминационное законодательство и отменить, в частности, закон № 135.

На этом же заседании подвергли критике разработанную форму справки Минздрава, подтверждающую смену пола. В ней был прописан, но никак не обоснован срок наблюдения у психиатра в течение 1,5 лет. В форме не упоминается диагноз 64.0 «транссексуализм» из международной классификации болезней 10-го пересмотра, а срок действия самой справки составляет только год.

«На самом деле как таковой формы справки и нет. Ее обещали сделать очень давно, и 18 лет Минздрав вел разработку формы, но по сути ничего не делалось. Самым адекватным для Минздрава было бы обратиться к трансгендерному сообществу, начать диалог, услышать их, понять, что конкретно нужно», — добавила Светлана.

Систематическое ущемление законных прав человека и законодательное противоречие очевидны. С одной стороны, у нас есть гарантирующая все современные права человека Конституция, с другой стороны есть реальность, в которой права людей в нашей стране попраны. И это всем известно — причем касается не только сообщества ЛГБТ. В условиях, когда все равны, но есть те, кто «равнее», транс-людям пока дают общие рекомендации: пристальнее изучать свои права, не бояться искать помощи у таких же, как они, обращаться к юристам и психологам.

Светлана считает, что в целом ситуация с правоприменением в России понемногу меняется к лучшему. Однако для системного решения проблемы урегулирования прав сексуальных меньшинств требуются политическая воля и трансформация официальной ЛГБТ-повестки.

Автор: Елена Матвеева

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки