Немецкий колясочник против русских дорог

Доступны ли путешествия человеку, который из-за тяжелой травмы оказался в инвалидном кресле? Немецкий путешественник Кристиан Тифферт рассказал +1 о трех своих путешествиях по России и поделился опытом передвижения в инвалидной коляске и способах решения возникающих в дороге проблем.

Фото: find-your-road.com

— Мой друг работает в немецком посольстве в России. Пару лет назад мы с ним задались вопросом: «Можно ли передвигаться на инвалидной коляске по Москве? А из Москвы?» Так появилась идея путешествий по России. Первое состоялось в 2017 году, сейчас я в третий раз проехал по вашей стране — на автомобиле с сопровождающим.

Маршрут автопробега

Росток (Германия) — Санкт-Петербург — Тверь — Кострома — Котельнич — Глазов — Пермь — Серов — Югорск — Сургут — Тобольск — Тюмень — Екатеринбург — Уфа — Самара — Саратов — Воронеж — Москва — Росток. 7 тыс. км за 30 дней.

Кристиан Тифферт на Садовой улице в Санкт-Петербурге. Турист поинтересовался историей города, посетил крейсер «Аврора» и Эрмитаж.
Кристиан Тифферт на Садовой улице в Санкт-Петербурге. Турист поинтересовался историей города, посетил крейсер «Аврора» и Эрмитаж.
Фото: Кристофер Брэмер

У моих поездок три цели. Я показываю людям, оказавшимся в сложной ситуации, что жизнь продолжается, просто немного по-другому. Даже ограниченные возможности — не причина для пессимизма.

Еще мне важно было привлечь внимание общества к проблемам и нуждам людей с инвалидностью. У нас есть особенности и ограничения, которые можно и нужно преодолевать.

Посещение спортивного центра в Сургуте
Посещение спортивного центра в Сургуте
Фото: find-your-road.com

Важная сторона путешествий — взаимопонимание между людьми. Я хочу, чтобы у моих соотечественников были позитивные представления о России, а у россиян — о Германии. Грустно, что СМИ в России пишут негативно о нашей стране, а немецкие журналисты — о вашей. Когда в прошлом году в России проходил чемпионат мира по футболу, все увидели вашу страну с другой стороны. Поэтому для меня самое приятное в путешествиях — новые знакомства. Я много общался с россиянами — на улицах, в магазинах, ресторанах. Повсюду!

В Кирове Кристиан посетил центр поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра» и встретился с детьми с синдромом Дауна, аутизмом и ДЦП
В Кирове Кристиан посетил центр поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра» и встретился с детьми с синдромом Дауна, аутизмом и ДЦП
Фото: find-your-road.com

Я на собственном опыте знаю, что в России есть проблемы с инфраструктурой для людей с инвалидностью. Но, например, в Екатеринбурге я познакомился с депутатом городской Думы Анастасией Немец. Она тоже передвигается на коляске. И в городе для инвалидов делается гораздо больше, чем в других местах, — есть пандусы, удобные съезды.

Мы берем с собой в путешествия переносную рампу, она помогает заезжать на коляске в рестораны, кафе и другие общественные места. В одном ресторане владелец увидел рампу и тут же заказал такую же. Это лучший пример того, как меняется ситуация, когда окружающие узнают, как помочь людям с инвалидностью.

В России людям с инвалидностью приходится преодолевать много сложностей: они живут в домах, в подъездах которых нет необходимой инфраструктуры. Даже в доме с лифтом колясочнику нужно преодолевать ступеньки, не оборудованные пандусом. А часто в домах нет даже лифтов. Живущие в них люди с инвалидностью изолированы, бессильны. Без чужой помощи они даже из квартиры выйти не могут.

В Кирове.
В Кирове.
Фото: find-your-road.com

В Германии при строительстве домов обязаны по закону учитывать интересы людей с инвалидностью. Пандусы должны отвечать строгим нормам: угол наклона, удобство поворотов, съезды и так далее. И других возможностей для людей с инвалидностью в Германии больше, чем в России. Траты на лечение и реабилитацию у нас покрывает медицинская страховка. Специалисты оценивают медицинские показания каждого нуждающегося. Мне, например, не подходит коляска с ручным управлением, поэтому службы выдали коляску с мотором. Я пострадал на работе, и часть средств на лечение выделил работодатель. Но я все равно часто обращаюсь в суд, чтобы создать прецеденты, благодаря которым людям, оказавшимся в моей ситуации, будет легче получить помощь.

Проблемы вообще эффективнее решаются, когда есть давление снизу. Сами люди должны быть заинтересованы, требовательны. Когда люди начинают давить на государственные структуры, ситуация меняется. Все начинается с инициатив. Когда их много, происходят изменения: власти видят проблему и тоже начинают помогать.

Фото: find-your-road.com

В России, на мой взгляд, сложился замкнутый круг: люди с инвалидностью не выходят из дома, их не видят на улицах, и из-за этого в общественных местах (клубах, кино, ресторанах, магазинах) не задумываются над тем, что к ним может заехать человек с инвалидностью. Все считают, что проблемы нет, поэтому и не создают соответствующую инфраструктуру. При этом в стране масса положительных примеров отзывчивости. Перед въездом в один из ресторанов я долго не мог преодолеть высокий бордюр, перегородив проезжую часть. Тогда из машины вышел мужчина и помог мне. В Германии водители бы начали сигналить.

При этом в Германии за мной круглосуточно ухаживают семь человек. У других людей с инвалидностью все может быть сложнее. В Германии тоже многие не находят сил выйти из квартиры. У них нет мотивации. Но нужно сделать первый шаг и искать помощь. Есть организации, помогающие людям с инвалидностью. В них состоят люди с такими же проблемами. Даже обычная беседа — помощь. В России я познакомился с ветераном Афганистана, который потерял обе ноги. Он танцует в коляске, репетирует, не боится себя показать. Благодаря этому он вышел из замкнутого круга, нашел единомышленников, и они ему помогают, поддерживают. Он сделал первый шаг.

Посещение социального центра в Тольятти.
Посещение социального центра в Тольятти.
Фото: find-your-road.com

За время путешествий я познакомился с людьми, с которыми хочу встретиться еще. Пока я посмотрел лишь малую часть России. Я хочу побывать на озере Байкал, на Алтае. Меня пригласили в Сибирь. Там будет летний лагерь организации слепых. Мне нравится Камчатка, но туда трудно добраться и там сложно передвигаться. Так что пока конкретные маршруты будущих путешествий я не определил.

Çàãðóçêà...