Кто наводит порчу на шовинистов и климатический кризис

Одна из 17 Целей устойчивого развития ООН — гендерное равенство, за которое уже более ста лет борются феминистки. Среди них есть те, кто называет себя ведьмами. По их словам, они не только отстаивают права женщин, но и спасают Землю от экологической катастрофы. Plus-one.ru разбирался, зачем современным феминисткам колдовство и как живут в России виккане — адепты неоязыческой религии, основанной на почитании природы.

Кто такие ведьмы-экофеминистки

Сегодня движение за права женщин переживает уже четвертую волну своего развития. Первые феминистки боролись за политические свободы и доступ к образованию (до середины XX века). В 1960-1990 годы представительницы второй волны отстаивали карьерное равноправие. Тогда же появились экофеминистки, которые наряду с правами женщин стали защищать природу. Третье поколение, 1990-2008 годы, взялось за решение проблем сексуальной и гендерной идентичности. Позже перечень вопросов пополнился темами харассмента и бодипозитива, а основной площадкой для обсуждения и распространения идей стал интернет.

Некоторые феминистки заявляют о своей позиции неординарным способом — прибегая к магии и колдовству. Ведьмы открыто рассказывают о своем мировоззрении и практиках в соцсетях. На Западе виккане, адепты одной из неоязыческих религий, давно стали частью культуры и общественной жизни, причем активной. Их можно видеть в рядах борцов с климатическими изменениями Extinction Rebellion — движения, чье название переводится как «Восстание против вымирания».

Первыми надеть ведьминские черные плащи с капюшонами и выйти на пикет на Уолл-Стрит в День всех святых в 1968 году решили нью-йоркские феминистки. Они были участницами группы W.I.T.C.H. (Women’s International Terrorist Conspiracy from Hell, Женская международная тайная террористическая организация из ада) и хотели навести «проклятье» на весь финансовый квартал города. Движение стало набирать популярность по всем США. Листовки, выпущенные W.I.T.C.H., гласили: «Ведьма — во всех женщинах. Это театр, революция, магия, террор, радость, цветы чеснока, заклинания. Это осознание того, что ведьмы и цыгане были партизанами и борцами против угнетения. Нет никакого „присоединения“ к W.I.T.C.H. Если вы женщина и осмеливаетесь заглянуть внутрь себя, вы — ведьма. Все, что является репрессивным, ориентированным исключительно на мужчин, жадным, пуританским, авторитарным, — это то, с чем нужно бороться».

После победы Дональда Трампа на президентских выборах ведьмы-феминистки устраивали публичные обряды по «сковыванию» Трампа и всех, кто ему помогает. Лозунги звучали так: «Ведьмы против белого господства», «Разорвем атмосферу вражды», «Хватит ненависти». В Facebook даже была создана группа для проведения коллективного ритуала, направленного на то, чтобы новый глава государства «не смог узурпировать нашу свободу и заполнить наши умы ненавистью, отчаянием и страхом». Сообщество набрало 10,5 тыс. лайков. «Ведьмы — то, чего боятся мужчины наподобие Дональда Трампа. Я называю себя ведьмой (WITCH — Woman In Total Control of Herself („Женщина, полностью контролирующая свою жизнь“)», — объясняла журналистам активистка Эрика Фельдман.

Найти опору

Ученые считают, что современных женщин в неоязычестве привлекает идея гендерного равенства между божествами. «Викка не регулирует половое, социальное, гендерное поведение. Роль женщины очень важна и дает ей много возможностей, которые немыслимы в традиционных консервативных религиях, — пояснила Plus-one.ru младший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Ангелина Власенко. — У виккан царит равноправие: женщины не просто могут быть жрицами, но в основном ими и являются».

Современные ведьмы-феминистки из Европы используют свою религию как «придающий силы плащ», который помогает отстаивать гражданскую позицию по разным вопросам, в интервью The Guardian пояснила Кристина Харрингтон, владелица книжного магазина по оккультизму из Лондона. Она уверена, что желание людей изучать магию во многом связано с чувством, что мир нуждается в отчаянных изменениях. Ее мнение разделяет Мерлин Херн, представитель британской организации «Дети Артемиды», регулярно организующей фестивали викки (Witchfests) и выпускающей журнал Witch & Wicca. Она считает, что людей тянет к викки и колдовству потому, что «это более личное, чем то, что предлагают мейнстримовые религии». «Для того чтобы что-то случилось, вы молитесь высшему авторитету, действие же заклинания зависит от самого человека», — пояснила она.

Точных данных о том, сколько людей в мире практикует неоязычество, нет. Однако, как отмечают американские исследователи, число последователей викканства в США среди поколения миллениалов сильно выросло: по разным оценкам, в 2018 году их было около 1,5 млн человек, а 28 лет назад — всего 8 тыс. Популяризации неоязычества способствует интернет: в Instagram под хэштегом #witchesofinstagram опубликовано более 8 млн постов.

В России маги уже привлекли внимание законодателей. В мае 2017 года депутат Виталий Милонов внес в Госдуму законопроект об уголовной ответственности за незаконные занятия народной медициной и магией. Но поправки в Уголовный кодекс не прошли. Как и не удалось пока ввести реестр колдунов и экстрасенсов, о необходимости которого в Мосгордуме активно дискутировали в 2018 году.

«Я изучаю викку с 2010 года и замечаю рост интереса к ней, — рассказывает Ангелина Власенко. — Бывало даже так, что при разговоре о викке с моими друзьями, где-нибудь в кафе, я встречала виккан за соседними столиками. Те очень живо реагировали на мои рассказы и спешили сообщить, что знают тех, о ком я рассказываю, и сами практикуют викку».

Возможно, неоязычество набирает популярность во всем мире, как одна из наиболее доступных и свободных форм религии. Кто-то ищет в нем спасение от вызовов реального мира, где уже почти два года бушует пандемия COVID-19, кто-то — практики, позволяющие справиться со стрессом и страхами, получить контроль, пусть даже иллюзорный, над своей жизнью. Популяризации колдовства способствует и киноиндустрия, выпускающая сериалы и фильмы о волшебниках: вспомнить хотя бы сериал Netflix «Ведьмак» или эпопею про Гарри Поттера.

По мнению Ангелины Власенко, люди обращаются к практикам, дающим доступ к опыту предыдущих поколений. «Истории известны периоды возрождения интереса к прошлому: его традициям, фольклору и ушедшим религиозным действам. Я думаю, что сейчас мы наблюдаем очередной такой период. Викка позволяет погрузиться в иной мир и дает ответы, которые практикующие ее люди не смогли найти где-то еще. К тому же викка предоставляет свободу действия — мораль виккан основывается на наставлении: „Если это никому не вредит, делай что хочешь“», — объясняет Ангелина Власенко.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Подготовили

Ольга Ефимова-Соколова, Маргарита Федорова