«Стрельба в школах и вузах будет повторяться»

Эксперты рассказали Plus-one.ru свои версии того, почему школьники и студенты расстреливают сверстников и учителей. Пандемия, буллинг, равнодушие родителей и педагогов, неразвитая культура психологической поддержки заставляют опасаться, что трагедий, подобных пермской, станет больше.

День траура по погибшим во время стрельбы в Пермском государственном университете

Что случилось

Утром 20 сентября 18-летний студент Тимур Бекмансуров открыл в здании Пермского госуниверситета стрельбу из охотничьего ружья. Он убил шесть человек, еще 28 пострадали от пулевых ранений и от травм (они выпрыгивали из окон здания). Напавшего ранил и обезвредил сотрудник ДПС, после чего Бекмансурова госпитализировали и прооперировали, а затем оставили в реанимации на аппарате искусственной вентиляции легких.

Перед тем как напасть на людей, молодой человек опубликовал пост (сейчас заблокирован) во «ВКонтакте». Он писал, что сначала хотел устроить стрельбу в своей школе, но университетское здание ему понравилось больше: там было «где разгуляться». Тимур Бекмансуров также признался, что умеет стрелять и легко прошел все психологические тесты для получения разрешения на оружие, а на скопленные деньги приобрел гладкоствольное ружье Huglu 12-го калибра с крупной картечью.

Как рассказал Znak.com со ссылкой на соседей семьи Бекмансурова, его отец не жил с молодым человеком и его мамой и был участником чеченских и донбасских войн. Одноклассники сообщили изданию, что еще в девятом классе Тимур угрожал расстрелом конфликтовавшим с ним сверстникам и учителям, которые ставили ему плохие оценки.

21 сентября, как выяснил Plus-one.ru, во «ВКонтакте» начали появляться фейковые страницы будто бы от лица Тимура Бекмансурова. Также появилась фан-группа, где ему собирали деньги на адвоката, утверждая, что его «подставили». Сейчас она заблокирована.

Почему в России будут чаще стрелять

Директор по развитию общественной организации «Союз отцов» Алексей Чегодаев называет главной причиной таких трагедий, как пермская, отсутствие связи между родителями и учителями.

«Никто не знает, чем живут дети. Им не хватает заботы ни со стороны родителей, ни со стороны учителей. Мы не знаем, что они читают, что обсуждают. Мы привыкли покупать им досуг, отправлять в школу и не следовать тем советам, которые им даем. Если мы не увлечем их, они найдут увлечение на стороне», — говорит общественник.

Директор «Союза отцов» надеется, что ситуация будет улучшаться — например, в Москве, по его словам, департамент образования уже проводит разъяснительную работу. И учителя при появлении у них подозрений о возможном насилии со стороны детей теперь чаще обращаются в полицию, говорит Алексей Чегодаев.

Доктор психологических наук, руководитель лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН Тимофей Нестик считает, что, помимо признаков психопатии у молодого человека, на его действия могли повлиять сразу несколько факторов.

«Во-первых, молодежь оказалась самой психологически уязвимой группой в условиях пандемии: реализацию многих жизненных планов пришлось отложить на неопределенное время, пришлось жить в условиях трудноконтролируемой эпидемиологической угрозы с экономическими, профессиональными, образовательными ограничениями, дистанционной работой и учебой. Согласно зимнему исследованию нашего института и исследовательской группы „Циркон“, каждый второй опрошенный в возрасте от 18 до 24 лет отмечал у себя симптомы депрессии», — сказал ученый.

Второй фактор, продолжает Тимофей Нестик, это высокий уровень социального цинизма в России, когда личность не ожидает от общества поддержки в сложных ситуациях и не испытывает доверия к другим людям: «Это создает благоприятную почву для развития психических расстройств. Невозможность получить эмоциональную поддержку провоцирует желание отомстить окружающим за их равнодушие». К этому можно добавить распространенность буллинга — различных форм травли в школе, которые обостряют у подростков чувство отверженности.

«Третий фактор — низкие зарплаты и перегруженность школьных психологов», — отмечает эксперт. Он ожидает повторения подобных историй, но считает, что одним только ужесточением правил безопасности в школах и вузах проблему не решить.

Руководитель отдела клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов, специализирующийся на изучении агрессии, считает, что в происходящем во многом виноваты СМИ.

«С 1990-х годов мы с коллегами анализировали, как пишут в газетах, журналах о психическом здоровье. Самое мягкое высказывание — это „психушка“. Также используются термины „дурдом“, „карательная психиатрия“ и так далее. Мы как профессионалы стигматизированы, люди к нам идти боятся. Те, кто, как Бекмансуров, способны взять в руки оружие и пойти стрелять, не обращаются за помощью. Между тем американцы в этом году опубликовали исследование о том, что большой процент таких нападавших просто больны. Но разве нормальный человек после материалов о „дурдомах“ отправит на лечение своего ребенка? Нет. Одноклассники и учителя могут видеть проблемы, хороший директор школы может даже что-то предпринять, но родители скажут „нет“ или сам подросток скажет „нет“, и мы будем ждать, когда он натворит бед и его арестуют», — говорит эксперт.

По мнению Сергея Ениколопова, СМИ и государство должны поменять свое отношение к службам психологического здоровья.

У психологов, которые работают в школах и вузах, нет современных методик диагностики агрессии, сожалеет ученый. И сейчас одна из задач — увеличить количество исследований на тему стрельбы в школах и вузах, полагает Сергей Ениколопов. Он напоминает, что такие истории — это калька с истории 1999-го года в американской школе «Колумбайн», когда два ученика с помощью стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств убили 13 человек (12 учеников и одного учителя), ранили 23 человека, а затем застрелились. И в некоторых случаях расстрелы — это неадекватная реакция на буллинг, считает эксперт.

«Стрельба в школах и вузах будет повторяться», — уверен Сергей Ениколопов.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Владимир Хейфец