«Надо что-то сжечь»

Использование природного газа в качестве топлива для автомобилей широко обсуждается в нефтегазовых компаниях и среди чиновников. Сторонники газомоторки утверждают, что это экономически и экологически выгодно, однако в стратегиях развития такому топливу уделяется слишком мало места по сравнению с электромобилями. О перспективах рынка на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2019) поговорили председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков, замминистра энергетики Антон Инюцын, министр транспорта Евгений Дитрих и другие причастные. Какие аргументы в защиту газомоторки приводят правительство и «Газпром» и что об этом думают эксперты — в материале +1.

Фото предоставил фонд «Росконгресс»

Сессия «Газомоторное топливо. Экономика и климат» проходила на ПМЭФ 7 июня при поддержке «Газпрома». Выступающие и участники дискуссии единогласно отметили перспективность рынка природного газа, используемого в качестве топлива для автомобилей. Впрочем, единодушию способствовал подбор спикеров: так или иначе их организации связаны с производством и потреблением газа — «Газпром», его давний партнер Wintershall Dea GmbH, итальянская газовая компания Snam SPA и Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ), пожалуй, и не могли сказать ничего другого.

Спикеры сошлись в том, что за газомоторкой — будущее, потому что такое топливо — экологичное, экономически выгодное и общественно полезное, однако лоббистам нужно поднапрячься в его популяризации. Модератор сессии Мартин Френкель, президент информагентства S&P Global Platts, рассказал, что, по статистике, из 1,4 млрд машин в мире 24 млн работают на газе и меньше 10 млн двигаются на электричестве, но при этом люди слышат об электромобилях гораздо чаще. Френкель отметил, что в следующее десятилетие произойдет энергетический переход. Он пригласил выступить Виктора Зубкова, сразу отметив, что он не только председатель совета директоров ПАО «Газпром», но и «страстный сторонник машин, работающих на газе».

Зубков это звание оправдал в полной мере. Он привел статистику по росту мирового потребления природного газа: за последние 10 лет оно увеличилось на 20% и превысило 3,8 трлн кубометров; по мнению экспертов, к 2040 году газ будет единственным видом ископаемого топлива, доля которого среди первичных энергоносителей вырастет и превысит 5,4 трлн кубометров; газомоторное топливо применяется более чем в 80 странах; мировой парк автомобилей на газе постоянно растет.

Фото предоставил фонд «Росконгресс»

«Вместе с тем, несмотря на очевидные преимущества, потребление природного газа пока составляет на автотранспорте только 1,5% от общемирового потребления», — с удивлением отметил Зубков. По его словам, на глобальном авторынке развернулась жесточайшая конкуренция типов двигателей — дизельных, бензиновых, метановых, биометановых, электрических, водородных. «Я сразу скажу, — заявил Зубков, — бюджет компаний, которые лоббируют электрические автомобили, в десятки раз превышает бюджет тех, кто здесь собрался, кто продвигает газомоторные автомобили. В десятки, а может, даже больше раз. Я не против электрических автомобилей, ради бога, но прежде чем электрический автомобиль начнет работать, надо что-то сжечь. Надо сжечь или уголь, тем самым это не улучшит экологию, или нефтепродукты — мазут или газ, а потом уже сесть на автомобиль», — объяснил он.

Зубков отметил, что мировое сообщество разделилось, какую технологию поддерживать на государственном уровне

Его мнение при этом очевидно: «Мы считаем, что при выборе вектора развития необходимо обращать внимание не только на энергоэффективность, но и на экологичность транспорта, с точки зрения формирования загрязняющих веществ на всем жизненном цикле топлива от добычи до двигателя. С этой точки зрения, метан существенно чище всех видов топлива, в том числе вырабатываемой для транспорта электроэнергии».

<p>Экологичность природного газа — это распространенное заблуждение и аргумент, который используют против электромобилей. Влияние природного газа на климат нельзя считать незначительным в первую очередь из-за рисков утечки метана в цепочках поставок, которые сложно отследить. Воздействие электромобилей на климат в значительной степени зависит от того, где производится аккумулятор и где используется автомобиль. По сравнению с машинами с двигателями внутреннего сгорания, менее экологичны только те электромобили, которые используют «грязную» смесь энергии от многих источников.</p> <p>Неудивительно, что «Газпром» заявляет о более экологичном производстве автомобилей на газе, но это во многом необоснованное утверждение. Те, кто делают подобные заявления, скорее всего, будут игнорировать выбросы от добычи природного газа и преувеличивать выбросы электромобилей на стадиях производства и использования.</p>

Экологичность природного газа — это распространенное заблуждение и аргумент, который используют против электромобилей. Влияние природного газа на климат нельзя считать незначительным в первую очередь из-за рисков утечки метана в цепочках поставок, которые сложно отследить. Воздействие электромобилей на климат в значительной степени зависит от того, где производится аккумулятор и где используется автомобиль. По сравнению с машинами с двигателями внутреннего сгорания, менее экологичны только те электромобили, которые используют «грязную» смесь энергии от многих источников.

Неудивительно, что «Газпром» заявляет о более экологичном производстве автомобилей на газе, но это во многом необоснованное утверждение. Те, кто делают подобные заявления, скорее всего, будут игнорировать выбросы от добычи природного газа и преувеличивать выбросы электромобилей на стадиях производства и использования.

Марк Престон Арагонес, советник по политике в отношении электромобилей Bellona Europe

Зубков подчеркнул лидирующую роль России на мировом рынке газа — по запасам, добыче, экспорту: «Газпром добывает почти 500 млрд куб. м газа, это один из самых высоких показателей в мире. А запасы — 35 трлн куб. м газа, это реальная возможность направить большие ресурсы на развитие рынка газомоторного топлива не только в России, но и вообще в мире». По его словам, Россия имеет самые протяженные магистрали газопроводов на планете — 172 тыс. км — и 700 тыс. км распределительных сетей.

«По нашим оценкам, если бы рынок развивался так, как мы сейчас мыслим, по всем направлениям — это и газомоторное топливо в автомобилях, это и СПГ (сжиженный природный газ, — прим. +1) на тяжелых грузовиках, это и СПГ на железнодорожном, морском транспорте (почему бы и на речном транспорте не попробовать?), то к 2030 году потребление газомоторного топлива могло бы составить около 10 млрд кубов. Это был бы хороший результат», — подчеркнул Зубков.

Он также отметил, что у природного газа есть колоссальные преимущества именно в России, так как сегодня стоимость метана на заправках «Газпрома» в три раза ниже стоимости бензина и дизеля. «Имело бы смысл, если бы наши малоимущие люди с низкими зарплатами, пенсионеры могли бы тоже иметь возможность перейти на природный газ», — заключил Зубков.

Газомоторы — это еще одна ниша, где «Газпром» и другие газовые компании могут сбыть свой газ, что важно для них в условиях конкуренции на энергетических рынках. Сейчас газ активно вытесняет уголь на рынке электричества и тепла. Причем отнять часть рынка у жидкого топлива у «Газпрома» шанс есть, так как нефтяная отрасль испытывает объективные трудности, связанные с исчерпанием дешевых запасов нефти, дороговизной модернизации заводов, низкой платежеспособностью потребителя нефтепродуктов внутри России, жесткой фискальной нагрузкой на рынок топлива, в связи с зависимостью бюджета от поступлений от продажи нефти и нефтепродуктов. Газомоторы экономически выигрывают у двигателей на бензине и дизеле.

Газомоторы — это еще одна ниша, где «Газпром» и другие газовые компании могут сбыть свой газ, что важно для них в условиях конкуренции на энергетических рынках. Сейчас газ активно вытесняет уголь на рынке электричества и тепла. Причем отнять часть рынка у жидкого топлива у «Газпрома» шанс есть, так как нефтяная отрасль испытывает объективные трудности, связанные с исчерпанием дешевых запасов нефти, дороговизной модернизации заводов, низкой платежеспособностью потребителя нефтепродуктов внутри России, жесткой фискальной нагрузкой на рынок топлива, в связи с зависимостью бюджета от поступлений от продажи нефти и нефтепродуктов. Газомоторы экономически выигрывают у двигателей на бензине и дизеле.

Владимир Чупров, руководитель энергетической программы «Гринпис России»

Выступавшая вслед за Зубковым Армида Салсиа Алисджабана, исполнительный секретарь Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), отметила дефицит энергоносителей в регионе: по ее словам, спрос на них вырастет на 30% до 2030 года. Она также выразила обеспокоенность неэкологичностью дизельного топлива: «2 млрд человек, или почти половина населения нашего региона, по-прежнему использует нездоровое топливо для приготовления пищи, а большая часть транспорта по-прежнему работает на нефти, а не на чистых источниках энергии». По ее словам, рынок природного газа растет быстро и имеет значимый потенциал в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и, чтобы развивать низкоуглеродную экономику и обеспечить доступ к экологичным источникам энергии для всех — а это цель устойчивого развития «Доступная чистая энергия для всех» — нужно использовать «все больше возобновляемых источников энергии и чистых энергоносителей, таких как природный газ». Впрочем, она отметила, что по более реалистичному сценарию, скорее всего, получится «использовать сочетание энергоносителей, а именно: часть — природного газа, часть — нефти и угля и часть — возобновляемых источников энергии».

Министр транспорта России Евгений Дитрих сразу заявил, что для России использование природного газа как источника энергии — и в первую очередь на транспорте — является серьезным конкурентным преимуществом. Он тоже упомянул одну из целей устойчивого развития — борьбу с изменением климата — и подчеркнул, что сегодня транспорт является одним из основных поставщиков загрязняющих веществ в атмосферу: на него приходится около 40% суммарных выбросов. При этом основным источником парниковых газов среди видов транспорта является автомобильный: на него приходится чуть менее 80% от общего объема. «Полномасштабный переход автомобильного транспорта на использование газа вместо традиционных видов топлива, особенно дизельного топлива, в ближайшие годы может позволить сократить объем выбросов оксидов серы и низкодисперсных частиц на 100%, оксидов азота — на 47%, углекислого газа — на 42%», — заявил министр.

Он также отметил существенный потенциал перевода на газомоторное топливо железнодорожного и морского транспорта. Переход кораблей на газ в том числе обусловлен требованиями международных морских организаций по ограничению выбросов с судов оксидов серы, азота и парниковых газов — нормы вступят в силу в 2020 году.

Дитрих подчеркнул, что, согласно транспортной стратегии, к 2030 году в России доля парка транспорта с двигателями на альтернативных видах топлива, к которым относится и газомоторное, должна составить минимум 49%

Он рассказал о разных мерах поддержки перехода регионов и отдельных пользователей на газ и подчеркнул, что перевод транспорта на газомоторку «позволит уменьшить транспортные издержки за счет снижения себестоимости перевозок на 15-20% из-за более низкой цены на данное топливо». «Как мы обсуждали эту тему с Зубковым, при долгосрочных отношениях в процессе использования газомоторного топлива возможно заключение соглашений, которые определят дальнейшие возможности для предоставления скидок на этот вид топлива для крупнейших потребителей (позже в этот же день глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что компания готова к переговорам с Украиной о 25% скидке на газ, — прим. +1). Значительно сократятся объемы выбросов в окружающую среду, повысятся ресурс двигателей и срок эксплуатации транспортных средств, а также энергоэффективность работы транспортной системы РФ в целом. Расширение использования газомоторного топлива окажет мультипликативный эффект, связанный с увеличением реализации природного газа, продвижением отечественных технологических решений в области производства газомоторной техники, топлива и оборудования на международных рынках», — отметил министр. По его словам, области применения газомоторки не ограничены и отечественные разработки необходимо «продвигать на экспортный рынок».

В легковом сегменте у природного газа нет никаких перспектив. Что касается других сегментов, американский «Союз обеспокоенных ученых» опубликовал сравнение экологии разных типов автобусов для структуры генерации электроэнергии в США, которая пока не является образцом чистоты. По этим расчетам электрические автобусы являются существенно более экологичными, чем газовые.

В легковом сегменте у природного газа нет никаких перспектив. Что касается других сегментов, американский «Союз обеспокоенных ученых» опубликовал сравнение экологии разных типов автобусов для структуры генерации электроэнергии в США, которая пока не является образцом чистоты. По этим расчетам электрические автобусы являются существенно более экологичными, чем газовые.

Владимир Сидорович, директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика»

Юрий Сентюрин, генеральный секретарь Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), бывший замминистра энергетики РФ, заявил на сессии, что продвижение газомоторки — один из приоритетов ФСЭГ, для чего организация делает прогнозы развития газовой промышленности, которые готовят страны-участницы форума — собственно, экспортеры газа. «В соответствии с нашим долгосрочным прогнозом, у природного газа очень хорошее будущее... Транспортный сектор будет одним из ключевых драйверов этого процесса, и, по нашим оценкам, объем потребления топлива транспортным сектором к 2040 году вырастет на 23% — до 3,4 трлн куб. м. А эта цифра сопоставима с тем объемом, который был потреблен всей глобальной экономикой в 2018 году», — рассказал он.

Сентюрин заявил, что природный газ «абсолютно точно вписывается и в концепцию устойчивого развития»

«Потенциал метана как газомоторного топлива недоиспользован, а его применение в нынешних объемах не решает проблему устойчивого развития даже в городских агломерациях», — заявил генсек ФСЭГ. Он также выделил предполагаемые проблемы в отрасли — по его словам, это «дисбаланс в государственной политике целого ряда упомянутых мною развитых и развивающихся стран». «Мы выступаем за технологическую нейтральность при проведении и выработке мер государственной политики, чтобы ни один вид топлива не оказался и не оказывался бы в дискриминирующем положении», — заявил Сентюрин. Он подчеркнул недоразвитость газозаправочной инфраструктуры и неосведомленность общества «об экономических и экологических преимуществах использования газомоторного топлива».

Фото предоставил фонд «Росконгресс»

Главный исполнительный директор Snam SPA Марко Альвера отметил, что использование сжиженного природного газа «дает новые возможности стране типа России, производящей газ, особенно в транспортном секторе». «Россия может заменить все бензинные сабституты природным газом, что может оказать влияние на рост экономики страны», — считает Альвера. Он привел в пример Италию, где 5% транспорта уже работает на природном газе, так как его активно продвигал бывший CEO Ferrari Серджо Маркионне. Альвера также отметил экологичность газомоторки и подчеркнул, что важно отслеживать выбросы на всем цикле производства и потребления.

Надо понимать, что, обсуждая эту тему, важно учитывать место, о котором мы говорим, — Якутия это, например, или Москва. Так, в Москве более 7 млн автомобилей. Каждый автомобиль при использовании газа будет потреблять кислород и выбрасывать углекислый газ. И если в Якутии это может быть не критично, то в Москве, по сравнению с Московской областью и, тем более, природными территориями, и без того пониженное содержание кислорода в атмосфере, которое ведет к понижению устойчивости человеческого организма к заболеваниям. Низкое количество кислорода не обеспечивает эффективного метаболизма веществ. Это одна из причин, почему в крупных городах высокий уровень заболеваемости и низкое качество здоровья.

Надо понимать, что, обсуждая эту тему, важно учитывать место, о котором мы говорим, — Якутия это, например, или Москва. Так, в Москве более 7 млн автомобилей. Каждый автомобиль при использовании газа будет потреблять кислород и выбрасывать углекислый газ. И если в Якутии это может быть не критично, то в Москве, по сравнению с Московской областью и, тем более, природными территориями, и без того пониженное содержание кислорода в атмосфере, которое ведет к понижению устойчивости человеческого организма к заболеваниям. Низкое количество кислорода не обеспечивает эффективного метаболизма веществ. Это одна из причин, почему в крупных городах высокий уровень заболеваемости и низкое качество здоровья.

Александр Фёдоров, руководитель рабочей группы «Охрана окружающей среды» Общественного совета при Минприроды России

Марио Мерен, главный исполнительный директор Wintershall Dea GmbH, отметил, что у Германии огромный потенциал в использовании природного газа для транспорта, однако нужно подключать еще больше политических механизмов поддержки и продвижения технологий. «У нас есть множество электромобилей и их фанатов, и мы даже даем субсидии на электромобили. При этом, чтобы ездить, они должны сначала сжечь уголь и мазут. Поэтому необходимо выбрать правильную политику — для начала использовать газ если не в легковых машинах, то в других секторах — например, в общественном транспорте», — заявил Мерен. Он также отметил потенциал использования газа в грузовых перевозках и на морском транспорте.

Замминистра энергетики России Антон Инюцын подчеркнул, что в 2018 году рост инвестиций в углеводороды составил 3,7%, а вложения в низкоуглеродную энергетику снизились на 1,2%.

«Это говорит о том, что той климатической повестке, которая предписывает нам почти полностью отказаться от углеводородов, еще предстоит пройти тест на прочность», — подчеркнул Инюцын

Замминистра заявил, что газ может и должен занять свою нишу в ближайшие годы. «Очень важно объединить действия всех государств, которые сегодня развивают газомоторное топливо. Турция, Индонезия, ЮАР, Россия, страны СНГ, часть стран Европы — все сталкиваются с определенными трудностями. Поэтому нужно помогать институциализировать процессы, внедрять газ как моторное топливо, и, на мой взгляд, в ближайшие годы нас ждет в этом плане успех», — отметил Инюцын.

Фото предоставил фонд «Росконгресс»

Со статистическими данными выступил Владимир Мау, ректор РАНХиГС. Он сказал, что специалисты вуза проводят исследования по газомоторному топливу «по поручению Зубкова и коллег», и он может подтвердить, что развитие технологий может вызвать рост ВВП на 0,4% на протяжении следующих 10-12 лет и сократить выбросы твердых веществ на 80%. Мау назвал несколько рисков, связанных с переходом на газомоторное топливо, среди них — проблемы с развитием инфраструктуры и строительством заправочных станций, монополизация рынка.

С идеей газомоторного топлива «Газпром» опоздал на несколько лет, если не десятков лет. Понятно желание найти новые рынки сбыта и увеличить выручку за счет продажи природного газа наиболее состоятельной части населения, которая может позволить себе автомобиль, и муниципалитетам — через перевод на газомоторное топливо автобусного парка. Но, во-первых, в этой точке интересы «Газпрома» прямо противоречат интересам «Роснефти» и всего российского нефтяного лобби. А во-вторых, все это уже прошлый век. История XXI века — это не автомобили на ископаемом топливе. Будущее — за электрическими гринмобилями на батареях и водороде, за беспилотниками и каршерингом.

С идеей газомоторного топлива «Газпром» опоздал на несколько лет, если не десятков лет. Понятно желание найти новые рынки сбыта и увеличить выручку за счет продажи природного газа наиболее состоятельной части населения, которая может позволить себе автомобиль, и муниципалитетам — через перевод на газомоторное топливо автобусного парка. Но, во-первых, в этой точке интересы «Газпрома» прямо противоречат интересам «Роснефти» и всего российского нефтяного лобби. А во-вторых, все это уже прошлый век. История XXI века — это не автомобили на ископаемом топливе. Будущее — за электрическими гринмобилями на батареях и водороде, за беспилотниками и каршерингом.

Михаил Юлкин, генеральный директор АНО «Центр экологических инвестиций»

В конце мероприятия выступили первый замгендиректора «Совкомфлота» Игорь Тонковидов и директор по развитию бизнеса «Яндекс.Такси» в России Алексей Федотов. Они оба попросили правительство поддержать переход морского флота и такси на газомоторное топливо. В этот же день «Яндекс.Такси» и «Газпром» подписали соглашение о сотрудничестве, в рамках которого «Яндексу» предложили специальные условия на газобаллонное оборудование, его установку и распределение машин по сертифицированным центрам для переоборудования.

Çàãðóçêà...