14.11.2016

Кухня погоды в Марокко

Первая неделя климатических переговоров ООН прошла с оглядкой на выбор США

Кхня погоды в Марокко

С 7 по 18 ноября 2016 года в Марракеше (Марокко) проходит очередная сессия климатических переговоров ООН. Их цель — смягчить последствия соответствующих изменений и снизить антропогенное воздействие на климат, несмотря на угрозу договоренностям, которая, по мнению наблюдателей, исходит от администрации президента США Дональда Трампа. Главное в повестке конференции — конкретизировать правила выполнения соглашения ООН, принятого год назад в Париже и уже ратифицированного 109 странами. Переговорщики также обсудят вопросы климатического финансирования и интеграцию низкоуглеродных инициатив городов, регионов и бизнеса с глобальными действиями ООН. «+1» следит за ходом переговоров в Марракеше, самыми актуальными проблемами в их повестке и способами решения этих проблем.

Повестка и цели

COP22 стартовал в Марракеше спустя год после успеха климатических переговоров ООН в Париже в декабре 2015 года, результатом которых стало вступление в силу 4 ноября 2016 года соответствующего соглашения. После 2020 года оно должно прийти на смену Киотскому протоколу (КП). По состоянию на ноябрь 2016 года Парижское соглашение (ПС) подписали 193 страны (включая Россию), 109 из которых его ратифицировали. Во время конференции в Марракеше о ратификации соглашения объявили два крупных эмитента парниковых газов — Япония и Австралия. В РФ уже действует распоряжение правительства, которым утвержден план реализации мер, необходимых для ратификации соглашения, которая состоится не ранее 2019–2020 года, признают ответственные чиновники (см. инфографику).

Делегаты конференции в Марракеше прежде всего призваны выработать подробные правила реализации соглашения, новые механизмы отчетности о парниковых выбросах, а также прозрачности климатических действий стран. Важнейшая задача переговоров в Марокко — мотивировать страны усилить их климатические цели и финансирование мер, направленных на снижение выбросов и адаптацию развивающихся стран (прежде всего путем повышения добровольных платежей в климатические фонды). Оценки Программы развития ООН (ПРООН) свидетельствуют: цели снижения парниковых эмиссий, которые взяли на себя страны в ПС, приводят мир к повышению температуры на 2,9–3,4 градуса по Цельсию к 2100 году от начала индустриальной эпохи (конец XVIII века). Это значительно больше, чем цель самого Парижского соглашения — сдержать повышение температуры в пределах 2 градусов и прилагать усилия к тому, чтобы температура не поднялась выше 1,5 градуса. ПРООН призывает страны снизить выбросы парниковых газов как минимум еще на четверть.

Напомним, в отличие от КП, как цели снижения выбросов (установлены на 2030 год и обновляются странами раз в пять лет на фоне отчетности о соответствующих достижениях), так и способы достижения этих целей носят сугубо добровольный характер. По сути, соглашение выстраивается «снизу-вверх»: такой способ климатической архитектуры оказался в итоге наиболее успешным, полагают аналитики. Когда страны не чувствуют навязывания целей и методов извне, а вырабатывают нормы и методы самостоятельно, давление возникает скорее в форме peer pressure, когда страны, регионы и компании смотрят на то, что делают другие, и не желают быть отстающими.

Самые оживленные дискуссии последних дней касались результатов выборов в США и вероятного выхода страны из Парижского соглашения в силу антиклиматической риторики нового президента Дональда Трампа. Впрочем, правила соглашения предполагают, что выход из него займет не менее четырех лет, за которые президентский срок господина Трампа подойдет к концу. Хотя наблюдатели ждут сворачивания госактивности в отношении климатической политики при администрации Дональда Трампа, многое прояснится уже на следующей неделе, после выступления нового представителя США в Марракеше.

Переговоры и экосистемы

Леса и другие экосистемы также в центре переговоров в Марокко. «Более миллиарда человек в мире зависят от лесных экосистем, но почти половина мировых лесов была уничтожена или разрушена. COP22 должен также поддержать инициативы по развитию и поддержке климатически-дружественного (или умного) сельского хозяйства, которое бы обеспечивало растущее население планеты необходимым продовольствием, когда 800 млн человек недоедают. COP22 также должен заняться вопросами снижения неэффективного использования земель, потери продовольствия и пищевых отходов, которые ответственны за 8% всей эмиссии парниковых газов и обходятся мировой экономике в $940 млрд ежегодно»,— говорит директор программ продовольствия, лесов и воды Всемирного института ресурсов (WRI) Крэг Хэнсон.

Алексей Кокорин из «WWF России» отмечает, что одна из задач конференции — работа над правилами выполнения Парижского соглашения, в том числе в отношении лесного хозяйства, что особенно важно для нашей страны. Напомним, РФ долго добивалась появления в соглашении всех лесов (а не только влажных тропических) и возможности делать международные проекты для их восстановления, в результате чего такой пункт появился в новом соглашении. «Крайне важно, что бореальные леса появились в соглашении, в том числе и для коренных народов, которые могут надеяться на реализацию проектов аналогичных Бикинскому — первому лесному проекту, который был сделан в рамках Киотского протокола»,— заявил в Марокко директор Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родион Суляндзига.

Господин Кокорин полагает, что «разобраться с лесами» в Парижском соглашении будет проще, чем в Киотском протоколе. «В соглашении нет квот, зачет поглощения CO2 лесами на международном уровне не связан с деньгами. Во всем, кроме продукции из древесины, международных руководств для национальной отчетности фактически не требуется, нужно просто следовать науке и показывать те потоки CO2, которые сейчас видит атмосфера»,— поясняет он. Не так сложно оценить, сколько в стране сделано бумаги, мебели или строительных материалов и с какой скоростью они утилизируются. Сегодняшняя проблема в том, что если древесина или ее производные вывозятся из страны, то выбросы, связанные с ее утилизацией, должны быть засчитаны стране-импортеру. Сейчас вся срубленная древесина засчитывается как выброс страны, где произошла рубка. Для проектов нужны детально проработанные методики для всех возможных действий с лесами, уточняет эксперт «WWF России».

Еще одна проблема — рекордный рост концентрации частиц CO2 в воздухе до 400 частиц на миллион (ppm). Происходит это, несмотря двухлетнюю стагнацию динамики общемировых выбросов парниковых газов на фоне роста глобальной экономики, которая главным образом была достигнута за счет снижения использования угля и роста возобновляемой энергетики. Вместе с этим в среднем по планете 2015 год стал самым теплым годом за всю историю метеорологических наблюдений, а в 2016 году целая череда месяцев била температурные рекорды.

Города и низкоуглеродное развитие

Переговорщики в Марокко также попытаются интегрировать все климатические инициативы городов, регионов, компаний и местных сообществ в глобальный климатический процесс на уровне ООН. В последние годы на фоне крайне медленно идущих переговоров в мире наблюдается бум локальных и корпоративных инициатив, которые основываются на амбициозных обязательствах сокращения выбросов парниковых газов, повышения энергоэффективности, развития возобновляемой энергетики, выведения инвестиций из ископаемого топлива (понятие, получившее название «дивестиция»). По данным Всемирного банка (ВБ), в 40 странах мира и 20 регионах (города, штаты и т. д.) уже установлена «цена на углерод». После нескольких лет экспериментов с углеродным квотированием в семи провинциях в 2017 году ожидается запуск национального углеродного рынка в Китае.

На прошедшей неделе в Марракеше состоялся день городских климатических инициатив. По данным ООН, города ответственны за 70%, а жилой сектор (вместе с ЖКХ) и строительство — около 20% всей эмиссии парниковых газов в мире. Потенциал снижения выбросов в этих секторах составляет 80%, считают в Международном энергетическом агентстве. Например, Нью-Йорк преследует цель достичь 50% производства электроэнергии из возобновляемых источников к 2030 году, а в одном из районов города недавно была запущена сеть TransActive Grid, которая позволяет соседям покупать и продавать электроэнергию, произведенную на основе ВИЭ. Мэрия столицы Австралии Канберры пообещала получать 90% электричества для нужд городского хозяйства из ВИЭ к 2020 году, а правительство Стокгольма объявило о планах совсем прекратить использование невозобновляемой энергетики к 2040 году. Мельбурн, Сиэтл, Сан-Франциско, Осло, Лилль, Бордо заявили о частичном или полном выводе инвестиций из активов, связанных с ископаемым топливом.

Для многих городов жизненно важны укрепление и адаптация инфраструктуры к негативным последствиям изменения климата. Так около 70% населения многомиллионных мегаполисов Южной и Юго-Восточной Азии находятся в прямой зоне риска от повышения уровня моря. Соответствующие планы представит целый ряд городов, в том числе Мехико, Рио-де-Жанейро, города Марокко, Франции, Дании, Финляндии, и т. д. (о климатической стратегии Санкт-Петербурга читайте здесь.

Не менее острой темой для переговоров остается качество воздуха в городах. Она становится все больше связанной с климатической повесткой: зачастую снижение парниковых выбросов (прежде всего от сжигания ископаемого топлива и транспорта) приносит и дополнительные выгоды как для здоровья населения, так и для экономики страны. В 2013 году, по данным ВБ, 5,5 млн человек в мире умерли от болезней, связанных с загрязнением воздуха, а общий ущерб мировому благосостоянию составил $5,1 трлн, что равняется совокупному ВВП Индии, Канады и Мексики. Вышедший незадолго до начала конференции отчет ЮНИСЕФ подтвердил, что около 300 млн детей вдыхают токсичный воздух каждый год, что приводит к сотням тысячам смертей, вызванных выбросами от автомобильного транспорта, сжигания отходов и работы ТЭЦ. Напомним, План чистой энергетики (Clean Power Plan), принятый администрацией Барака Обамы, предполагал, что снижение выбросов энергетическим сектором США на треть к 2030 году (прежде всего в области сокращения использования угля) приведет и к улучшению качества воздуха в городах, снизив количество преждевременных смертей на 3,6 тыс. в год и случаев астмы — на 90 тыс. в год. План, напомним, был заблокирован Верховным судом США на неопределенное время, а его дальнейшую судьбу решит администрация Дональда Трампа.

Среди решений, направленных на повышение качества воздуха в городах, также: развитие чистой энергетики, снижение энергопотерь, модернизация жилищного сектора и сектора ЖКХ, новые «умные» энергетические и транспортные сети, максимально возможная переработка отходов, внедрение элементов циклической экономики в городских системах. На фоне исследований, подтверждающих роль деревьев в очистке воздуха от загрязнителей, прежде всего от мелкодисперсных частиц PM2,5 и PM10, образовывающихся в процессе неполного сжигания ископаемого топлива (автомобилями или в ТЭЦ), приоритетом развития остаются сохранение и создание новых зеленых зон в городах. По данным исследования неправительственной организации The Nature Conservancy, инвестиции в развитие городских парков и лесов всего в $4 на душу населения в крупнейших городах мира могут привести к улучшению здоровья десятков миллионов людей.

Города с критичным уровнем загрязнения прибегают к более технологичным способам очистки воздуха. Например, правительство Дели планирует установить гигантские пылесосы для «высасывания» загрязнителей из воздуха на пяти—семи крупнейших автомобильных перекрестках в городе. В Роттердаме голландский изобретатель и художник уже установил гигантскую установку по очистке воздуха в общественном пространстве, рядом с которой жители и гости города могут подышать абсолютно чистым воздухом. В Пекине в качестве эксперимента экологическим активистом Ма Юном была установлена гигантская семиметровая установка, «пожирающая» смог, частицы которого будут впоследствии спрессованы в кубики. Из них господин Юн собирается производить ювелирные украшения. Впрочем, эксперты советуют не слишком увлекаться техническими решениями для очистки воздуха, а скорее концентрироваться на снижении загрязнения.

Выступая на климатической конференции ООН по климату, представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) призвали включить вопросы здоровья и загрязнения окружающей среды в число основных приоритетов самой конференции и работы в рамках Парижского соглашения. По данным ВОЗ, около одной четверти болезней в мире и около 12,6 млн смертей ежегодно связаны с экологическими рисками, которых можно было бы избежать,— таких, как загрязнение воздуха, воды и почвы, подверженность химическому воздействию или ультрафиолетовой радиации. Несмотря на растущее число исследований, подтверждающих эффекты воздействия экологических рисков на здоровья населения, деятельность в области госуправления в этой области остается явно недостаточной — глобально только 3% ресурсов на здравоохранение выделяется в предотвращение заболеваний, в то время как 97% тратится на лечение болезней. ВОЗ и Программа окружающей среды ООН организуют министерскую встречу высокого уровня во время конференции по климату в Марокко, собрав министров здравоохранения и окружающей среды стран для выработки совместного подхода к вопросам экологического загрязнения и более здоровой окружающей среды для населения стран. Ее результатом должно стать подписание Марракешской декларации в области здоровья, окружающей среды и изменения климата, призванной в том числе объединить вопросы климата и здравоохранения, предложив включить проекты в области здравоохранения в число приоритетов финансирования.

Адаптация финансов

Еще одно существенное отличие ПС от КП — важность вопроса о климатическом финансировании. Напомним, в 2009 году на переговорах в Копенгагене был создан Зеленый климатический фонд и установлена цель собрать в него $100 млрд к 2020 году для финансирования проектов снижения выбросов и адаптации в развивающихся странах. Сегодня в фонд собрано лишь $9,9 млрд (их них $500 млн приходится на США, которые объявили о первом взносе $3 млрд). Крайне важно разобраться, какая часть климатического финансирования будет предоставлена в виде грантов, а какая в виде займов, замечают эксперты WRI. «Важный вопрос — методика зачета частных средств, выделяемых в виде инвестиций, кредитов или займов. Если засчитывать все такие средства, то получится, что $100 млрд уже выделяется»,— замечает Алексей Кокорин.

Между тем аппетиты претендентов на деньги фонда несоизмеримо выше. Согласно данным о климатических планах развивающихся стран до 2030 года, представленным в РКИК ООН, 54 странам для перехода к низкоуглеродному развитию нужно $421 млрд, а 61 стране для адаптации — $615 млрд. По оценке ЮНЕП, в ближайшие 15 лет поток климатического финансирования из развитых стран в развивающиеся должен составить $150 млрд в год для низкоуглеродного развития и $130 млрд— для адаптации. «Накопленный опыт подсказывает, что из указанных $150 млрд большая часть будет идти в проекты по энергоэффективности и ВИЭ, инфраструктуру, небольшая часть может пойти в газовую энергетику. Оценки свидетельствуют, что за счет такого финансирования вероятен рост инвестиций в ВИЭ на 30–50% в развивающихся странах. Сейчас эти инвестиции составляют примерно $150 млрд в год, из которых более $80 млрд приходится на солнечную энергетику и более $65 млрд на ветровую генерацию, в остальные виды ВИЭ инвестиции очень невелики. Та же картина наблюдается и в развитых странах»,— говорит господин Кокорин.

Переговоры о будущем финансирования фонда в рамках министерского сегмента высокого уровня о климатических финансах состоятся в Марокко 16 ноября. «+1» продолжает следить за развитием событий.

Ангелина Давыдова, Марракеш

#ЭффектПарижа 2.0