Не смешивайте отходы с грязью

1 января 2019 года в России стартовал национальный проект «Экология», направленный на улучшение экологической ситуации в стране. Важной его частью являются сокращение количества выбрасываемых людьми бытовых отходов и увеличение объемов их вторичного использования. Управлению отходами была посвящена значительная часть выставки коммунального и природоохранного секторов России — «ВэйстТэк-2019». Об отставании страны от Запада в управлении отходами, о сложностях и перспективах реализации концепции Zero Waste и о будущем переработки +1 рассказали участники выставки, представляющие группу компаний «Экотехнологии», — руководитель проектов Анастасия Чижевская и директор по работе с региональными операторами Анастасия Прошева

«В России неоправданно низкий уровень тарифов на вывоз отходов»

Анастасия Чижевская, руководитель проектов ГК «ЭкоТехнологии»

С чем связано отставание России в вопросах экологической ответственности?

— Это происходит по двум причинам. Первая заключается в отсутствии системного свода правил, стимулирующих отрасль ресайклинга к развитию. Экологическое законодательство в России отстает от развитых стран на 20-30 лет. Положения о расширенной ответственности производителей в европейских странах — Швеции, Германии, Франции — приняты в начале 90-х, а в России — только в 2015 году.

Сейчас ставка на размещение отходов на полигонах в Европе гораздо выше, чем в России. В Бельгии она составляет €113 за тонну (~ 8 тыс. руб.), в Ирландии — больше €200 (~14,4 тыс. руб.), а в России — около 2 тыс. руб., то есть в 5-7 раз меньше, чем в ЕС.

Такие условия двигают отрасль сортировки и ресайклинга вперед. В России неоправданно низкий уровень тарифов на вывоз отходов и отсутствие радикальных форм ответственности за нарушение правил в части природопользования пока сдерживают развитие отрасли. Политика в области окружающей среды должна стимулировать желательное поведение и ограничивать нежелательное. Мы пока не можем на это решиться.

Вторая причина — человеческий фактор. Низкая готовность людей сортировать отходы и платить по высокому тарифу за вывоз вытекает из ощущения неограниченности природных ресурсов в России (никто из нас не видит многокилометровую свалку из своего окна) и недоверия к отрасли в целом: «все равно приедет одна машина и все заберет на свалку», «мусор — золотое дно, где компании наживаются на обывателях». И, конечно, сказывается низкий уровень экологического образования и культуры.

Как вы относитесь к концепции Zero Waste? Это мировая утопия? Есть ли реальные предпосылки для массового перехода к жизни по ключевым постулатам Zero Waste?

— Человеку необходимо найти альтернативы привычным продуктам, которые будут продаваться без упаковки, на развес или поштучно. Переход к такому стилю жизни в масштабе страны или хотя бы города упирается в наличие на рынке соответствующих изделий. Большую часть товаров повседневного спроса производят 10-15 крупнейших международных компаний. Несмотря на то, что среди их глобальных целей фигурирует словосочетание Zero Waste, в контексте производственного бизнеса оно означает не отказ от генерации отходов, в том числе упаковки, а стремление сократить поток отходов на полигон — например, за счет повышения перерабатываемости упаковки, сотрудничества с ресайклерами или поддержки локальных экологических инициатив.

Поэтому, даже если завтра люди заживут по принципам Zero Waste, это не сможет в значительной мере сократить количество отходов. Тем не менее продвигать идеи экологичного образа жизни в массы все равно нужно и важно. За корпорациями и законодательством тоже стоят люди. И от уровня их экологической грамотности зависят решения, которые они принимают на своих постах. В данный момент нет объективных предпосылок к переходу на Zero Waste в масштабе планеты, но нельзя назвать эту концепцию утопией. Скорее, это достойная цель, достижимая на локальных уровнях.

Если люди все-таки смогут минимизировать коммунальные отходы, что будут делать компании, ориентированные на их переработку?

Во-первых, полностью сфокусируются на B2B-сегменте. Будут работать с отходами, образуемыми в промышленности, строительстве, фармацевтике, в отраслях, которые пока сложно представить безотходными. На худой конец, мусора, накопленного на полигонах и в океанах, хватит перерабатывающим компаниям на десятки лет.

Переход к циклической экономике займет десятки лет, в течение которых мы продолжим генерировать отходы, и перерабатывающая отрасль еще очень нескоро останется без работы.

«Отрасль обращения с ТКО очень капиталоемкая»

Анастасия Прошева, директор по работе с региональными операторами ГК «ЭкоТехнологии»

Активной сортировкой и переработкой отходов в России занялись только в 2019 году. Как это изменит страну?

— Ресайклинг и даже сортировка ТКО в России существуют и постепенно развиваются с нулевых годов. Но условия для активизации отрасли появились недавно: с 2016 года, когда Президент РФ Владимир Путин объявил 2017-й Годом экологии, обратив внимание публики на проблему увеличения количества свалок в стране и подчеркнув необходимость создавать новую отрасль. С этого момента начались изменения в законодательстве, приняли Федеральный закон № 458 «Об отходах производства и потребления».

Закон ввел новые механизмы и инструменты для реформирования мусорной отрасли: создание территориальных схем, выбор региональных операторов, отвечающих за цепочку обращения с отходами, введение экологического сбора и запрета на захоронение отходов, содержащих полезные компоненты, и т.д.

Первое, на что направляются усилия и финансы, — обновление парка мусоровозов и контейнеров, строительство новых современных полигонов и сортировочных комплексов. Наращивание материальной базы идет практически во всех регионах. На реализацию перечисленных задач потребуется несколько лет, с учетом масштабов строительства и необходимости различных разрешений и экспертиз. Поэтому внешне изменилось не так много: появились современная автотехника и новые баки на контейнерных площадках. В то же время в отрасли развивается большое число объектов по обработке и компостированию отходов, проектируются и строятся современные полигоны. Так что в ближайшие 2-3 года мы увидим ощутимое обновление отрасли и улучшение ключевых параметров.

Чем занималась ваша компания до 2019 года, и сталкивалась ли она со сложностями в продвижении идей переработки и сортировки?

Тверской завод, входящий в группу компаний «ЭкоТехнологии», начал переработку пластиковой упаковки в 2005 году. Сейчас по совокупному объему ресайклинга завод является крупнейшим в стране.

Несмотря на постепенное расширение масштабов сбора полезных фракций ТКО, наши мощности и спрос на сырье растут быстрее. Качество приходящих материалов остается довольно низким. 14 лет назад современные мусоросортировочные комплексы вроде «ЭкоПром-Липецк» можно было пересчитать по пальцам. На полигонах, где нужная нам упаковка смешана с пищевыми отходами, до сих пор сохраняется ручной сбор.

Но положительные изменения очевидны: помимо появления большего числа сортировок, растет и количество пунктов раздельного сбора отходов. Такой сбор обеспечивает для переработчиков качество сырья. Именно поэтому мы и наши партнеры активно поддерживаем внедрение раздельного сбора отходов (РСО) в стране, как финансово, так и организационно. Реализуя проекты, мы видим, что значительная часть населения также положительно реагирует на эти нововведения.

С момента старта нацпроекта «Экология» прошло уже полгода, хайп вокруг этой темы не утихает, а результаты пока не очень заметны. О какие проблемы реформа спотыкается сейчас?

Мы столкнулись с тем, что, несмотря на положительные результаты опросов общественного мнения, на практике люди до сих пор не готовы разделять отходы и дисциплинированно оплачивать даже небольшие суммы по тарифам за вывоз мусора.

Наша корпоративная статистика показывает, что засор обычными отходами в контейнерах для раздельного сбора, разгружаемых на нашем заводе, все еще значительный. Где-то население бойкотирует работу пришедших региональных операторов, видя в них «варягов-завоевателей». Пропаганда экологического образа жизни, информирование населения о правильных принципах обращения с отходами и включение тематических программ в обязательную школьную программу чрезвычайно актуальны.

Коммерческие «образователи» отходов — заводы и магазины — более дисциплинированны, но и в этом сегменте есть проблемы. Далеко не все региональные операторы готовы предложить современные услуги по обработке мусора, минимизацию захоронения, компостирование и сжигание с рекуперацией энергии, однако требуют переключения на себя потока отходов. Из-за этого повсеместно происходят разбирательства, фальсифицируются типы отходов. Это трудности «переходного возраста», и они преодолимы.

Европейские страны строили систему обращения с ТКО в течение десятков лет, развивая инфраструктуру для раздельного сбора, обработки и ресайклинга отходов и параллельно проводя информационные кампании по вовлечению населения. Эти усилия, подпитываемые значительными субсидиями, позволили постепенно сократить количество захораниваемых отходов.

В России только в начале этого года по указу президента страны появился «Российский экологический оператор» (РЭО) — госкомпания, отвечающая за инвестирование в отрасль и выполняющая часть регуляторных функций. РЭО систематизирует проекты по строительству сортировочных комплексов в регионах и разрабатывает различные варианты финансирования отобранных проектов.

Каким образом можно экономически стимулировать людей к сокращению количества мусора и его сортировке?

— Чтобы говорить об экономическом стимулировании населения России к сокращению объемов и сортировке отходов, необходимо дать время региональным операторам для подготовки и предоставления в полном объеме комплексной услуги. Такая услуга должна учитывать все аспекты обращения с отходами — от чистоты контейнерной площадки до своевременного вывоза отходов на высокотехнологичные комплексы для сортировки и переработки. Параллельно необходимо внедрять раздельный сбор отходов в общественных местах, наблюдать за статистикой сбора, анализировать результат и на его основе определять, каким путем идти дальше — собирать каждую фракцию отдельно или с помощью двухпоточной системы (когда все отходы делятся на органические и неорганические. — +1).

Следующий шаг будет очень непопулярным: придется повысить тариф на вывоз неразделенных отходов. Тариф в среднем по России составляет около 600 руб. за тонну, что меньше среднеевропейского уровня до 10 раз. Уровень выручки регоператоров однозначно недостаточен для безубыточного существования, с учетом требований по поддержанию чистоты, необходимого уровня сортировки и переработки.

Если государство не готово субсидировать эту разницу, то преодолеть ее можно, только сделав плату за ответственное и безответственное отношение к количеству отходов и их разделению ощутимой.

Образование какого бытового мусора стоит предотвращать в первую очередь и почему?

— Многие знают, что градусники, батарейки, химикаты, бытовую технику, краски и металл нельзя выкидывать в обычные контейнеры для мусора во дворе. Это первое и очевидное, на что нужно обращать внимание.

Следует предотвращать смешивание: есть ситуации, когда пластик, металл и другие фракции сваливаются в одну кучу с пищевыми отходами. Во-первых, в таком случае сырье гораздо сложнее вычленить и отдать на переработку — отделить удается только 2-3% полезного вторсырья, остальное слишком сильно загрязнено и «спрятано» среди пищевых отходов. Во-вторых, на свалках пищевые отходы выделяют свалочный газ (метан). В идеале, он отводится, чтобы не допустить возгорания.

Системы отвода метана и его использования слабо внедрены на полигонах России. Возгорание мусора приводит к выделению диоксинов, опасных даже в малых количествах. Инвестиции в современные полигоны, стремление к максимальному разделению отходов на уровне домохозяйств и обеспечение дальнейшей переработки — только так можно справиться с мусорной проблемой.

Беседовал

Степан Давиденко