Тунберг на оба ваши дома

Кто сдвинет с места глобальную климатическую повестку

Иллюстратор: Евгения Власова

Для рядового наблюдателя изменение климата наверняка напоминает историю о «Ромео и Джульетте», где все знают о трагической концовке (разрушение экосистем, частые и затяжные природные катаклизмы по всей планете), но увлеченно следят за враждой двух кланов: адептов традиционной и альтернативной энергетики, климатических скептиков и активистов. Между тем в Мадриде завершилась первая неделя климатического форума ООН COP25. Серьезного прогресса в переговорах пока не наметилось. Их основные цели — утверждение правил для работы экономических механизмов Парижского соглашения, то есть правил торговли квотами, углеродных рынков и совместных инвестиционных углеродных проектов, а также «увеличение климатических амбиций» стран. Пожалуй, главное — первая неделя форума показала, что существует два мощных драйвера «климатической» повестки: активисты и бизнес. Хотя их интересы не всегда совпадают, а зачастую даже противоречат друг другу, именно эти два актора сейчас двигают глобальную низкоуглеродную повестку вперед. С подробностями из Мадрида — Ангелина Давыдова.

В пятницу вечером, 6 декабря, по улицам Мадрида прошел традиционный «климатический» марш. Как правило, его организуют по воскресеньям, но в этом году, в связи с популярностью международного движения школьников и студентов Fridays for Future («Пятницы ради будущего»), мероприятие решили перенести на пятницу. Сами климатические активисты говорят, что в марше участвовало до полумиллиона человек, но полиция Мадрида говорит лишь о 15 тысячах. Очевидно одно: акция стала масштабной демонстрацией, которая привлекла и включила в себя представителей разных поколений, общественных движений и политических взглядов. В частности, на климатическом марше в Мадриде была колонны экофеминистов, профсоюзов, политических партий Испании. Люди приходили с детьми и родителями, было немало участников в инвалидных колясках и довольно много уже немолодых людей, пришедших целыми семьями.

Звездой марша стала шведская школьница Грета Тунберг, прибывшая в Мадрид в пятницу утром на поезде из Лиссабона. Как пишет El Pais, ее сопровождали 30 журналистов из разных стран. Для путешествия Грете предлагали различные низкоуглеродные варианты, включая электромобиль и даже поездку на осле. На пресс-конференции Тунберг, наряду с молодежными активистами из Испании и Уганды, рассказала о росте молодежного климатического движения в мире и посетовала на то, что слова политиков, в том числе на конференции ООН в Мадриде, не превращаются в конкретные дела.

«Мы протестуем и бастуем более года, и почти ничего не произошло, климатический кризис игнорируется людьми, находящимися у власти. Такая ситуация — не устойчивое решение: дети не должны пропускать школу. Мы не можем продолжать в том же духе. Мы хотим, чтобы власти начали действовать, потому что люди страдают и гибнут уже сейчас. Мы не можем больше ждать», — заявила Грета Тунберг.

Все дальше от сценария 1,5 °C

Анализируя результаты работы первой недели конференции ООН, многие наблюдатели давали схожие оценки. «Нас очень расстраивает и пугает столь медленный ход переговоров: на планете — климатическая чрезвычайная ситуация, а делегаты колеблются с принятием более амбициозных климатических обязательств. У нас больше нет времени для промедления. Бедные и наиболее уязвимые страны уже сталкиваются с ростом рисков и проблем, связанных с природными катастрофами, которые были вызваны глобальными климатическими изменениями. Нам срочно требуются новые дополнительные источники финансирования для наиболее уязвимых стран и регионов, в которых целые экосистемы уже утрачиваются безвозвратно», — говорится в вышедшем в воскресенье вечером официальном заявлении ACT Alliance, объединения более 145 церквей и связанных организаций, работающих более чем в 120 странах мира.

«Я не верю, что большое число стран заявит о повышении своих климатических обязательств в Мадриде», — заявил на конференции ООН статссекретарь германского Министерства окружающей среды Йохен Фласбарт.

Буквально каждый день на конференции ООН озвучиваются новые данные о климатическом кризисе. Пока мир выходит на траекторию повышения температуры на 3,2 °C к концу века, хотя цель Парижского соглашения — 2 °C, со стремлением к 1,5 °C.

«Страны планируют к 2030 году добывать на 50% больше ископаемого топлива, чем возможно в рамках сценария 2 °С, и на 120% больше, чем допустимо при сценарии 1,5 °С. К 2040 году этот разрыв будет еще более значительным. Он особенно велик для угля: к 2030 году страны будут добывать на 150% больше угля, чем предусматривает сценарий 2 °С (5,2 млрд тонн), и на 280% больше, чем возможно при сценарии 1,5 °С (6,4 млрд тонн). Таким образом, многие страны заявляют о своем намерении снизить выбросы, но в реальности их действия свидетельствуют об обратном», —предупреждают авторы доклада «Разрыв между фактическими и допустимыми объемами производства» Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

Концентрация парниковых газов в атмосфере увеличивается, несмотря на то, что в период с 2014 по 2016 годы объемы выбросов оставались стабильными на фоне роста мирового ВВП. В 2017 году концентрация вновь пошла вверх — на 1,5%, а в 2018-м — на 2,1%. В 2019 году она, скорее всего, увеличится на 0,6%. В этом году эмиссия парниковых газов будет снижаться в ЕС и США (на 1,7%), расти в Индии (на 1,8%), Китае (2,6%) и остальном мире (0,5%). Ключевой фактор увеличения выбросов, как подчеркивают во Всемирном институте ресурсов, — рост потребления угля в Китае, Индии и других развивающихся странах на фоне снижения его использования в США и ЕС.

«За последние 8 лет суммарные выбросы от автотранспорта снизились на 218 тыс. тонн. Выбросы парниковых газов с 2013 года уменьшились на 18% — более чем на 10 млн т СО2-эквивалента. Повышению качества воздуха способствует реализация комплекса мер по модернизации оборудования теплоэнергетики и обновлению автопарка столицы. По сравнению с 2010 годом доля автотранспортных средств, соответствующих стандарту экологического класса „Евро-4“ и выше, увеличилась в два раза». Антон Кульбачевский, глава Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы

Непросто обстоят дела и с финансами: Зеленый климатический фонд пополняется довольно медленно; до сих пор неясен вопрос финансирования механизма «Потери и ущерб», который покрывает уже утраченное странами безвозвратно — например, затопленные земли или погибшие коралловые рифы. Как подчеркивает Георгий Сафонов из ВШЭ, в существующих климатических фондах ООН, по сути, нет программ быстрого реагирования, которые позволили бы оперативно выделять средства на покрытие ущербов от конкретной катастрофы, вызванной изменением климата. Как правило, большая часть проектов подается за год или два и предполагает довольно много бюрократической работы и наличие в команде международных экспертов. Наконец, на проходившем в минувшие выходные саммите, на котором обсуждались вопросы взаимосвязи климата и здоровья, также говорилось о недостатке средств на программы здравоохранения, связанные с последствиями климатических изменений.

Драйверы изменений

На этом более чем депрессивном фоне, когда целый ряд стран и регионов мира уже объявили чрезвычайное климатическое положение, поводов для оптимизма и надежды остается не так уж много. По сути, их два. Во-первых, те самые молодые климатические активисты — не только Грета, но все те сотни и тысячи молодых людей, которые на протяжении многих лет проводят акции, занимаются программами просвещения. Пример тому — финский студент Отсо Силланауке (Otso Sillanaukee) из Университета Аалто, экоблогер, установивший рекорд в стране по производству неперерабатываемых отходов на человека в прошлом году (0,5 литра). «Многие друзья и журналисты спрашивали меня, от чего я должен был отказаться. Однако в моем понимании устойчивое и углеродно-нейтральное потребление — это не отказ, а скорее осознанное потребление, когда ты не ограничиваешь себя, а просто думаешь чуть дольше перед каждой покупкой», — рассказал +1 экологист на форуме «Будущее. Северное измерение: свежие и устойчивые эксперименты глобального Севера» (Northern Dimension Future Forum 2019: Fresh and Sustainable Experiments of the Global North), который проходил 28 ноября в преддверии COP25 в Эспоо, Финляндия.

Изменения происходят на самых разных уровнях, рассказала там же профессор в области устойчивого менеджмента Минна Хальме из Университета Аалто: технологическом — когда исследовательские центры и университеты разрабатывают новые аналоги исчерпаемых ресурсов или долго разлагающихся продуктов (например, пластика на основе целлюлозы или хлопка); управленческого — когда вместо «крупногабаритных» решений применяются точечные ресурсоэффективные (например, вместо дорогостоящих систем очистки воды в ряде регионов Индии внедряются финские технологии, позволяющие эффективно управлять водой на уровне дома или района, в том числе интегрируя «умные» решения для пользователей, которые не умеют читать); поведенческого — когда меняются ожидания, установки и требования потребителей (например, когда покупать товары, привезенные издалека, становится этически неприемлемым, что потенциально может приводить к возрождению локальных производств), а также — когда в будущем люкс-потребления становится намного меньше физической собственности, возрастает роль аренды и временного пользования товарами, экономики обмена и взаимного пользования. Впрочем, как подчеркивают экономисты, все эти кардинальные сдвиги в экономике требуют соответствующих экономических теорий и моделей. От концепций нулевого или негативного экономического роста до моделей совместного потребления, которые ставят во главу угла благосостояние жителей, а не ВВП, что особенно актуально для стран с негативными демографическими трендами и снижающимся потреблением. К слову, это как раз и продвигают большинство климатических активистов.

«Если бы я еще 10 лет назад пришел на бизнес-конференцию и предложил пересмотреть значение бесконечного роста ВВП, меня бы высмеяли, но сейчас об этом задумываются», — рассказал Хенрик Эртрут, председатель Climate Leadership Coalition из Финляндии, президент и CEO Kone Corporation, член совета и директор Poyry Group. По его словам, сейчас бизнес как никогда ждет четких сигналов от правительств, которые зачастую не готовы их давать, в области углеродного регулирования и цены на углерод. «Бизнес уже приходит к мнению, что так называемая традиционная рыночная экономика должна быть ограничена, — нам нужна цена на выбросы, не только парниковых газов, но и прочих загрязняющих веществ, на использование ресурсов — например, воды. Кроме того, для перехода на „зеленое“ развитие нам необходимы прибыльные решения, которые позволят бизнесу расти и развиваться в новых условиях. Если у углекислого газа будет цена, тогда переход на низкоуглеродные технологии будет выгодным, так как те, кто не пойдет по этому пути, проиграют. Вопрос выигрыша сведется к скорости перехода», — считает бизнесмен.

Уже в понедельник на конференции в Мадриде более 600 международных институциональных инвесторов, совместно управляющих капиталом суммарным объемом более $37 трлн, призвали правительства стран повысить уровень климатических обязательств, разрабатывать планы постепенного закрытия угольных электростанций, вводить цену на углерод, прекратить субсидировать ископаемое топливо, а также повысить свои целевые показатели в рамках Парижского соглашения.

Подобную точку зрения разделяет немало представителей бизнеса, присутствующих на климатической конференции ООН, в том числе целый ряд крупных американских компаний, поддерживающих участие бизнеса США в Парижском соглашении, даже на фоне решения президента Дональда Трампа выйти из него.

Всего, по данным коалиции We Mean Business, на конференции в Мадриде присутствуют руководители высшего звена более 100 компаний — от производителя грузовиков Scania и испанской энергетической компании Iberdrola до индийского конгломерата Mahindra, производителя цемента Dalmia Cement, корпораций Mars, Microsoft и Bank of America. Среди участников саммита — топ-менеджмент Unilever и IKEA.

В последние годы на конференциях ООН именно регионы, города, компании, бизнес-объединения и местные сообщества берут на себя более амбициозные цели, чем государства. Несмотря на яркие заявления, в целом в области снижения выбросов роль субнациальных акторов пока ограничена, однако они играют все более важную роль в продвижении климатической повестки. В то же время во многом заявления компаний и городов входят в прямой конфликт с требованиями климатических активистов: «изменения системы, а не климата», дальнейших трансформаций экономики в сторону ухода от капитализма и свободного рынка, снижения неравенства, принятия во внимание фактора климатической справедливости, — и многих других, «левых» по своей сути требований, одновременно учитывающих экологические и социальные вопросы.

Для обмена международным опытом и наработками в области изменения климата Москва с 2011 года состоит в партнерстве C40, куда входят 94 города, принимающих активные меры по противодействию глобальному потеплению. Цель климатической политики столицы — к 2020 году сократить выбросы парниковых газов до показателя не более 75% по сравнению с 1990 годом. Ежегодно Москва проводит Климатический форум городов, который посещают ведущие эксперты, представители городских администраций и межправительственных организаций.

Выступая на форуме в этом году, глава Департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Антон Кульбачевский заявил, что Москва не будет ограничивать въезд в центр города для личных автомобилей. Таким образом, власти решили обойтись без запретов, которые вводятся в ряде европейских столиц — например, в Лондоне, Брюсселе, Мадриде. В рамках форума Москва подписала декларацию C40 «Зеленые и здоровые улицы», направленную на снижение загрязнения воздуха, и присоединилась к 28 городам, взявшим обязательство с 2025 года закупать автобусы с нулевой эмиссией, а к 2030 году сделать большую часть своей территории свободной от выхлопных газов.

«Сегодня столица уверенно движется к цели 2030 года. Благодаря комбинации мер в сфере транспорта и экологии загрязнение вблизи автотрасс стабильно снижается: концентрации оксида углерода стали меньше на 60%, диоксида азота — на 6%, оксида азота — на 57%, диоксида серы — на 50%. Снижение происходит как в зоне ТТК, так и в зоне МКАД», — рассказали +1 в ГПБУ «Мосэкомониторинг».

От слов — к действиям

Обе стороны пока не очень слышат друг друга. В климатической повестке немало взаимных страхов и обвинений, зачастую обоснованных. Активисты говорят, что многие компании одной рукой продолжают финансировать ископаемое топливо, другой — умеренно поддерживать «зеленое» развитие, во всеуслышание заявляя о важности низкоуглеродной повестки и переходе на «зеленые» рельсы. Подтверждением тому — исследование,проведенное организациями Urgewald и BankTrack и представленное на форуме в Мадриде. Оно называет основных инвесторов и кредиторов новых проектов угольной генерации в мире — среди этих финансовых институций немало спонсоров COP25.

Вместе с этим на самом форуме целый ряд международных банков развития обсуждает новую климатическую повестку, в том числе необходимость включения требования раскрытия информации о выбросах парниковых газов для заемщиков и инициаторов проектов. На полях форума Международная ассоциация торговли эмиссиями IETA (International Emissions Trading Association) запустила инициативу «Рынки для природных климатических решений» (Markets for Natural Climate Solutions). По словам ее создателей, это попытка объединить работающие углеродные рынки в разных частях света с целью «построить глобальный рынок углеродных кредитов, возникших в процессе реализации проектов в области восстановления лесов, почв и болот, поддерживая инвестиции частного сектора в природные экосистемы». Ожидается, что в ходе переговоров проект Carbon Disclosure Project (CDP) представит отчет, посвященный анализу закупок почти 125 крупных компаний у более чем 7 тыс. поставщиков. В фокусе внимания экспертов оказались требования к выбросам парниковых газов и углеродному следу по всей цепочке поставок (включая использование возобновляемой энергетики), анализ климатических рисков в цепочках поставок, а также рекомендации компаниям в предъявлении «углеродных» требований к поставщикам. Среди заявленных мероприятий на конференции присутствуют и сессии ВЭБа, посвященные российской низкоуглеродной и ЦУР-повестке, а также роли банка в ее реализации.

Также в Мадриде в начале второй недели переговоров встречаются министры финансов 51 страны в рамках Коалиции министров финансов в поддержку климатических действий. «Это означает, что все большее количество министров финансов начинает серьезно воспринимать тему климата и готово к более амбициозным климатическим действиям», — прокомментировал Лео Мартинес-Диас из Всемирного института ресурсов. Вместе с этим, как подчеркивают эксперты финансовой инициативы ООН Principles for Responsible Investment, «финансовые рынки все еще недооценивают климатические риски, недостаточно принимая их во внимание и не устанавливая им соответствующую цену». Но все же «в климатической повестке финансы начинают играть очень важную роль — по сути дела, сейчас можно уже говорить о том, что инвестиционные портфели, не включающие в себя „климат“, будут оценены ниже», — полагает директор программы «Климат и энергетика» WWF России Алексей Кокорин.

Судя по количеству и градусу подобного рода дискуссий, можно сделать вывод, что финансовые институты и инвесторы все больше осознают грядущие риски, связанные с изменением климата, — как в области возможных ущербов от его последствий, так и в области обесцененных активов — и задумываются о том, как вводить новые стандарты раскрытия информации и отчетности — во многом более прогрессивные, чем национальные стандарты ряда стран. Компании выдвигают требования к правительствам в сфере углеродного регулирования и климатической политики в целом. Власти же во многом пока не готовы идти на столь амбициозные шаги, повышая уровень климатических обязательств или выделяя больше средств на эти цели, — как в своих странах, так и в более уязвимых и бедных. Между тем климатические активисты продолжают привлекать внимание к проблеме (например, путем таких акций, как субботняя Extinction Rebellion в Мадриде), заявляя, что амбиции и нерешительность политиков и бизнесменов крадут будущее у планеты.

Особенность климатической конференции в Мадриде — более заметное участие активистов из России и других постсоветских стран в акциях протеста. В частности, в понедельник на очередной пресс-конференции Греты Тунберг вместе с ней выступал и российский климатический активист Аршак Макичян; на климатическом марше российские активисты развернули плакат «Изменение климата реально — действуй сейчас!». Кроме Аршака Макичяна, в Мадрид приехала и организатор климатических протестов в Новосибирске Саша Шугай, выступление которой о связи сибирских пожаров с глобальным изменением климата проецировалась на здание ООН в Нью-Йорке в сентябре 2019 года во время климатического саммита генсека ООН.

Вероятно, решение климатического кризиса будет во многом зависеть от того, насколько все стороны смогут услышать друг друга, понять страхи и опасения противоположной стороны, выработать общую позицию по снижению выбросов и переходу на низкоуглеродное развитие. В любом случае мир уже не будет таким, как прежде, — экономика и общество вступили на путь серьезных трансформаций, которые, несмотря на все сложности и барьеры, формируют «зеленый» вектор развития. В хорошо знакомой истории появляется шанс на неожиданную развязку. Возможно, спустя некоторое время мы увидим, что катализатором перемен стала именно Грета Тунберг, мобилизовавшая под знамена борьбы за климат не только молодежь, но и колеблющееся большинство старшего поколения. А поддержали ее как раз наиболее консервативные финансовые институты и инвесторы.

Пока ясно одно: климатическая повестка становится одной из ведущих в мире, как в области международной политики, экономики, финансов, торговли, так и в области технологий, общественных движений и общественного мнения. «Климат» постепенно вбирает в себя или объединяется с другими темами — от вопросов здравоохранения до вопросов феминизма, от темы ответственного финансирования до аспектов социальной справедливости, равенства, справедливого «зеленого» перехода, прав человека, гендера, интересов коренных народов. Наконец, климатическая повестка — это во многом повестка глобального «общего блага», той платформы, на которой могут встречаться даже конфликтующие страны, чтобы договориться о будущем планеты. И даже если пока переговоры идут не слишком быстро, это не повод терять надежду.

Автор:

Ангелина Давыдова

Ваш Email