11.01.2017

Российская система заповедников отмечает столетие

Первая территория в России приобрела охранный статус 11 января 1917 года, а 2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых территорий

AndreiChugunov

Баргузинский заповедник у северо-восточного побережья озера Байкал был создан приказом царского правительства 29 декабря 1916 года (11 января 1917 года по новому стилю) для охраны соболя-баргузинца, оказавшегося на грани уничтожения из-за ценного меха. Эта дата отмечается как день заповедников и национальных парков России. 100 лет спустя в стране насчитывается 103 государственных природных заповедника, 50 национальных парков и 68 государственных природных заказников. Еще 11 особо охраняемых территорий должны появиться на карте России в 2017 году.

Опыт Баргузинского заповедника оказался успешным: задача восстановления популяции соболя была решена за первые 25 лет. Поэтому статус особо охраняемых природных территорий (ООПТ) со временем получили и другие ареалы обитания исчезающих видов.

«Наша заповедная система уникальная и лучшая в мире. Большинство редких исчезающих видов растений и животных сохранилось благодаря заповедникам и другим ООПТ», — говорит Михаил Крейндлин, руководитель программы Greenpeace России по особо охраняемым природным территориям.

Самые новые части системы — нацпарки «Земля леопарда», «Бикин», «Берингия». Главные победы последних лет — уверенный рост популяций дальневосточного леопарда, амурского тигра, европейского зубра в Центральной России и на Кавказе.

«Создана крупная (более 400 животных) вольноживущая популяция зубров на территории ряда заповедников и национальных парков — Орловское полесье, Калужские засеки, Брянский лес и другие, — отмечает Владимир Кревер, директор программы по сохранению биоразнообразия Всемирный фонд дикой природы (WWF) России, — Благодаря национальному парку “Земля леопарда” численность зверя за последние годы удвоилась. На территории Сочинского национального парка и Кавказского заповедника при участии WWF ведется работа по возвращению исчезнувшего из региона переднеазиатского леопарда. Этот список можно продолжить».

Несмотря на многочисленные достижения, уникальная российская система ООПТ переживает тяжелые времена, отмечают экологи. Заповедники и национальные парки создавались как территории, закрытые для хозяйственного освоения и туризма, однако в последнее время политика властей в этом сфере меняется. По словам Кревера, государственные органы и бизнес-структуры относятся к ООПТ как к преграде в развитии коммерческой деятельности.

По оценке экспертов, за последние десять лет нововведения в законодательстве существенно ослабим режим ООПТ. Первые поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях», принятые в 2006 году, позволили построить на территории Сочинского национального парка спортивные объекты компании «Роза Хутор» в рамках подготовки к Олимпиаде 2014 года. В 2015 году правительство одобрило законопроект, который ограничивал строительство горнолыжных курортов на территории национальных парков, однако он так и не был принят. Зато поправки, принятые Госдумой в 2016 году разрешили создавать в границах любых заповедников «биосферные полигоны».

«На таких участках возможно строить горнолыжные курорты, другие капитальные объекты туристической и спортивной инфраструктуры. С учетом лоббистских возможностей ряда бизнес-структур, под угрозой оказался основополагающий принцип деятельности системы заповедников — полный запрет каких-либо видов хозяйственного освоения их территорий», — говорит Екатерина Хмелева, руководитель программы «Экологическое законодательство» WWF России.

Нововведения в законодательстве напрямую связаны с интересами «Газпрома» и «Интерроса», считают в WWF. «Поправки, позволяющие выделять внутри заповедников биосферные полигоны, были приняты, в первую очередь, для расширения горнолыжных курортов “Газпром” и “Роза Хутор” на территорию Кавказского заповедника. Однако, как это уже случалось с национальными парками, когда разрешили строить спортивные объекты для проведения Олимпиады, закон распространяется на всю территорию», — говорит директор WWF России Игорь Честин. По словам экспертов, нововведения уже существенно ослабили статус заповедников и могут погубить многолетнюю работу по восстановлению популяций редких видов России.

В Минприроды с оценками экологов не согласны. «Поправки восполняют пробелы в законодательстве и не приведут к снижению режима охраны на территории заповедников и нацпарков», — прокомментировал пресс-секретарь ведомства Николай Гудков.

Граждане России часто не способны оценить значение системы заповедников, говорят экологи. «Россияне, в отличие, скажем, от жителей США или Канады, воспринимают ООПТ не как национальное достояние страны, не как инструмент, позволяющий поддерживать оптимальное для людей состояние окружающей среды, а как досадное ограничение в природопользовании», — отмечает директор программы по сохранению биоразнообразия WWF России.

Конечно, люди, влюбленные в природу, существуют, говорит Крейндлин. Они готовы поддерживать инициативы, связанные с защитой ООПТ, жертвовать деньги, подписывать петиции, если видят неразумные изменения в законодательство. Однако поддержки активистов пока не хватает.

Внести свой вклад в развитие заповедников должно объявление 2017 года годом экологии и особо охраняемых территорий. По всей стране пройдут выставки фотографий, конкурсы, научные конференции. «У года ООПТ просветительские, коммуникационные задачи — обеспечить понимание и поддержку деятельности заповедников и нацпарков со стороны населения, увеличить объем познавательного туризма», — сообщили в пресс-службе Минприроды.

По словам Гудкова, начиная с 1992 года, в стране было создано 30 государственных природных заповедников, 32 национальных парка, 12 федеральных заказников, территории еще 30 заповедников и два национальных парка были расширены. В целом за этот период площадь федеральных ООПТ увеличилась на 95% — то есть почти вдвое.

Экологи также смотрят в будущее с умеренным оптимизмом. «Рассчитываем на создание новых ООПТ, в частности, федерального заказника “Новосибирские острова”. Рассчитываем на принятие подготовленных поправок в законодательство, направленных на укрепление охранного статуса заповедников и парков. Рассчитываем отстоять Кавказский заповедник от посягательств на его территорию», — отмечает Игорь Честин.

В целом, сотрудники WWF и Greenpeace считают, что год может стать поворотным: «Мы надеемся, что наше общество поймет, что система особо охраняемых природных территорий России — наша гордость, и она необходима для устойчивого социально-экономического развития страны», — заключает Кревер.