16.08.2019
6 минут на чтение

Разорительный лес

Как считают ущерб от пожаров в Сибири

Фото: Matt Howard

Тема лесных пожаров в Сибири, пожалуй, стала одной из самых обсуждаемых этим летом. Особый резонанс она получила после заявления губернатора Красноярского края Александра Усса о том, что тушить тайгу «экономически невыгодно», ведь ущерб от пожаров не будет превышать затрат на их ликвидацию. На ситуацию в Сибирском округе обратили внимание зарубежные и российские СМИ, известные музыканты и актеры (даже Леонардо Ди Каприо), и природные пожары все же решили тушить. 29 июля на территории Красноярского края, Иркутской области и, частично, Республики Бурятия ввели режим чрезвычайной ситуации, сообщили в МЧС. А с 31 июля на севере Красноярского края пожар начали тушить при помощи авиации.

Вред дешевле затрат

Хотя огонь бушует в Сибири и части Дальнего Востока, дым от него доходил до Урала, Поволжья, Казахстана и даже Аляски и западного побережья Канады. По данным Государственной информационной системы дистанционного мониторинга Федерального агентства лесного хозяйства (ИСДМ-Рослесхоз), в России огнем с начала года уже пройдено 14,9 млн га.

Стоит отметить, что большую часть лесных пожаров все-таки не тушат. По данным Авиалесоохраны, по состоянию на 15 августа борьба с огнем ведется на площади 258,4 тыс. га — 157 возгораний. Не тушат около 300 очагов общей площадью 2,7 млн га на труднодоступных и удаленных землях лесного фонда. Однако за этими территориями наблюдают из космоса. Согласно приказу Министерства природных ресурсов и экологии РФ «Об утверждении правил тушения лесных пожаров», если огонь не угрожает населенным пунктам и «прогнозируемые затраты на тушение превышают прогнозируемый вред», региональные власти могут лесные пожары не тушить.

«По данным пожарам отсутствует угроза населенным пунктам и объектам экономики, и прогнозируемые затраты на их тушение превышают прогнозируемый вред, который может быть ими причинен», — говорится в официальном сообщении Авиалесоохраны.

Как рассказал глава комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров, вопросы пожаротушения относятся к ведению регионов, но у них может не хватать для этого денег. В случае крупных пожаров необходимо привлекать средства и из федерального центра, и этот вопрос сейчас решается.

Цена сохранения леса

Минута пожара в тайге приводит к материальному ущербу более чем в 4,3 тыс. руб. Об этом заявил глава МЧС России Евгений Зиничев, выступая на «правительственном часе» в Совете Федерации. Но дать точную оценку, во что обойдется тушение одного гектара леса, трудно. Все зависит от сложности пожара.

Часть сибирской тайги — арендованные у государства участки. Ущерб от огня на таких территориях оценивается обычно исходя из объема древесины, который можно было бы на них освоить. Но основная часть лесного фонда находится в федеральной или региональной собственности, отмечает научный руководитель Института экономики природопользования и экологической политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) Александр Багин. На территориях, где лес рассматривается не как ресурс, а как естественная экологическая система, подсчитать экономический ущерб практически невозможно.

«Это ущерб природным ресурсам, а его сложно считать. Это гибель животных, всей экосистемы и ее биоразнообразия, загрязнение воздуха продуктами горения, а также затраты на восстановление леса. А стоимость вреда здоровью подсчитать нельзя», — говорит Александр Багин.

Эксперт отмечает, что для тушения лесных пожаров в Сибирском округе действительно нужны очень большие деньги. «Регионам нужны субсидии из федерального бюджета на эти цели. Поэтому, в первую очередь, приоритетными территориями в тушении пожаров становятся те, где есть угроза жизни и здоровью людей. На тушение всех пожаров не хватит средств: не то что региональных, но и федеральных, — говорит Багин. — Специальная комиссия определила места, которые тушить, как определило Минприроды, „экономически нецелесообразно“. Большинство субъектов, где горят леса, имеют дефицитный бюджет, а выделение дополнительных средств ляжет серьезным бременем на финансы регионов. Стоит понимать, что большинство сибирских и дальневосточных пожаров сложно обнаружить. В этих регионах населенные пункты находятся в сотнях километров друг от друга».

Затраты на тушение пожара и последующую расчистку территорий складываются из расстояния, которое должен пролететь самолет, расхода горюче-смазочных материалов, оплаты работы пожарных и пилотов, а также стоимости аренды наземной техники, стоимости инструментов и количества привлекаемых людей для работ на земле. Некоторые аналитики считают, что на тушение всех лесных пожаров в Сибири могло бы потребоваться до 10% бюджета страны — от 0,5 до 1,8 трлн руб.

Что можем сделать мы?

По мнению специалистов, окончательно потушить сибирскую тайгу смогут только осенние дожди, а противопожарной группировке сегодня остается лишь сдерживать распространение огня и не допускать его к населенным пунктам. Александр Багин говорит, что особенно важно сейчас начать проводить компенсационные мероприятия, а также поддерживать волонтерские и гражданские инициативы — в первую очередь, по высадке новых деревьев.

«Государство должно поддерживать добровольные инициативы по восстановлению леса. Леса ведь горят каждый год, и я, честно сказать, не видел цифр, которые говорят, что в этом году пожары имеют какое-то существенно большее распространение. Но хорошо, что тема получила такой резонанс в обществе. Нужно заниматься восстановлением леса. Это не значит, что волонтеров надо забрасывать в тайгу на парашютах, но государство должно продумать меры поддержки», — сказал Багин.

Так, 18 августа на встречу с добровольными лесными пожарными Новосибирской области приедут эксперты противопожарной программы российского отделения «Гринпис», чтобы помочь новым волонтерам начать работу в регионе.

А на нашей карте +1ГОРОД (Полезныйгород.рф) можно найти информацию о волонтерских движениях или акциях «Посади дерево».

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки