«Половину диких животных в нашем регионе убивают незаконно»

В Курганской области полиция выявила группу браконьеров, среди которых были высокопоставленные сотрудники Следственного комитета России. За нелегальный отстрел дичи задержаны также двое прокуроров. Однако закон «Об охоте» нарушают не только правоохранители — браконьерством занимаются и обычные граждане. Plus-one.ru опросил 15 специалистов из девяти регионов России и узнал, каковы истинные масштабы незаконной охоты и почему официальная статистика расходится с реальностью.

Фото: iStock

В конце января полиция Курганской области возбудила дело о незаконном убийстве лося неустановленной группой лиц, в которой, предположительно, находились четыре представителя следственного управления СКР. Один из них — руководитель следственного отдела по Шадринску Сергей Ковенко. Как пояснила представитель областного УМВД Елена Радаева, официально сотрудники курганского СКР в деле не фигурируют, поскольку являются спецсубъектами и имеют иммунитет.

Неделей ранее стало известно, что Генпрокуратура РФ начала проверку по факту охоты на территории Курганской области с участием прокурора Магаданской области Олега Седельникова и прокурора Шумихинского района Константина Буденовских. Присутствовавший на месте нарушения председатель Шумихинского районного общества охотников Иван Терентьев рассказал, что чиновники незаконно подстрелили девять косуль и двух зайцев, хотя имели разрешение только на шесть косуль.

Оба случая не стали чем-то из ряда вон выходящим — российские чиновники и силовики часто попадались на браконьерстве. За последние годы в незаконной охоте уличали и сотрудников управления делами президента, и депутатов Госдумы, и губернаторов. Не отстают и обычные граждане.

Что говорят о масштабах бедствия специалисты

«Половина диких животных в нашем регионе убиваются незаконно. Это если говорить о копытных. По отдельным видам мелкой дичи этот показатель может быть и выше. В браконьерстве задействованы хорошо слаженные бригады, у них чистой воды коммерческий поток», — сообщил Plus-one.ru председатель Военно-охотничьего общества (ВОО) по Приволжскому округу Роман Пичугин. Под его надзором в Самарской области находятся более 44 тыс. га охотхозяйств.

В январе сотрудники Департамента охоты и рыболовства Самарской области возбудили 45 административных и два уголовных дела в сфере браконьерства. Задержана группа лиц, регулярно отстреливавших животных в хозяйствах ВОО. «У нас небольшая часть территории — 15 км — идет вдоль дороги. Группа браконьеров с тепловизорами под покровом ночи регулярно стреляла с трассы лосей. Затем подъезжал другой автомобиль, оттуда выходили ребята — разделывали тушу, грузили ее и уезжали», — рассказал Роман Пичугин. Браконьеров задержали ночью 13 января, когда они перевозили убитого лося. Ущерб от инцидента составил 240 тыс. руб.

Тем не менее, по словам представителя Военно-охотничьего общества, до контролирующих органов доходит лишь незначительная часть всех нарушений, поскольку для отслеживания всех браконьеров не хватает ресурсов. «Если не удалось поймать виновников с поличным, то заявления в полицию чаще всего не подаются. Раскрываемость таких нарушений крайне мала из-за отсутствия у органов материально-технической базы и людей», — сообщил представитель ВОО.

Ведущий специалист Департамента природных ресурсов Курганской области Александр Затеев сообщил Plus-one.ru, что на долю браконьеров приходится около 10% убитых в регионе животных. Специалист подчеркнул, что охотники, имеющие разрешение на отстрел зверей, часто превышают отведенный им лимит, забирая из леса два-три трофея вместо одной положенной особи. Также Александр Затеев сообщил, что за его практику органы несколько раз отказывались возбуждать уголовное дело о браконьерстве, хотя имели для этого достаточные основания. Специалист предполагает, что нарушителям могли помочь связи в МВД.

Инспектор курганского «Общества охотников и рыболовов» Владимир Маслов, следящий за порядком на 22 тыс. га лесных угодий, рассказал, что жертвами незаконной охоты в его регионе чаще всего становятся копытные животные: косули, лоси и кабаны. «Очень много проблем и вреда приносят браконьеры. [...] Последний раз мы выявили незаконную добычу лося, но доказать ничего не смогли. Нашли только машину, в которой разделанное мясо вывезли, но при нарушителях не было оружия, и сотрудники полиции не смогли возбудить дело», — сообщил егерь.

По мнению представителя Удмуртского республиканского союза общества охотников и рыболовов Сергея Украинцева, российских браконьеров можно разделить на несколько групп. «Первые — профессионалы, у них отлажены все процессы, с ними сложно бороться. Обычно работают несколько команд: одни отстреливают, другие разделывают, третьи вывозят. Вторые — те, кто получают одну разрешительную бумагу и начинают бесконтрольно по ней стрелять, а закрывают ее только, когда прижмет. Ну и есть, конечно, те, кто от бедности идет стрелять, к сожалению, у нас в стране есть и такое», — рассказал Plus-one.ru представитель Удмуртского республиканского союза. Эксперт отметил, что статистика в регионе учитывает в разы меньше случаев браконьерства, чем их происходит на деле.

Также Сергей Украинцев сообщил, что профессиональные браконьеры часто используют в своих схемах местных жителей, которые хотят подзаработать, — просят их подстрелить зверей, а позже забирают их сами. «Буквально две недели назад пресекли с егерями незаконный отстрел лосей. Думаю, доведут дело до суда, но профессионалы-то отмазались. Местные в итоге всю вину на себя взяли», — сообщил эксперт.

Фото: iStock

По оценкам главного охотоведа центрального отделения Военно-охотничьего общества (ВОО) Антона Кирьянова, в ЦФО жертвами браконьеров становятся около 35% добытых диких животных. «Если в Московской области в сезон официально добывается около тысячи особей лося, то еще голов 300 убивают браконьеры. Дела на них не возбуждаются — если сотрудники охотхозяйств и находят шкуры, то полиция просто разводит руками — говорит, что дело заводить не будут, потому что это „висяк“. Хозяйства часто идут им навстречу и не пишут заявления», — пояснил Plus-one.ru главный охотовед центрального отделения ВОО.

Антон Кирьянов добавил, что иногда уголовные дела по браконьерству не заводятся, даже если охотника поймали с поличным. «Чиновники высокого звена, как правило, избегают ответственности. Последний громкий случай у нас в охотхозяйствах был с постоянным представителем Свердловской области в Москве — Александром Овчаровым. [...] Он браконьерил — отстреливал косулю прямо из служебного гелендвагена. Все это было заснято, но он ушел от ответственности», — рассказал Антон Кирьянов.

Собеседник подчеркнул, что в целом по Московской области уровень госконтроля за браконьерами «достаточно сильный», а в частных охотхозяйствах с постоянной охраной проблемы незаконного отстрела может и вовсе не быть. «Но если это не богатые частные хозяйства, а обычные общественные организации, как наше Военно-охотничье общество, ну или Московское общество охотников и рыболовов, то ночами ловить браконьеров некому. Егерский состав — не молодые ребята, которые получают по 60 тыс. руб., а дедушки с зарплатой в 20 тыс. руб. Они не будут ночами гоняться за браконьерами», — считает специалист.

Заместитель председателя правления Общества охотников и рыболовов (ООиР) республики Коми Дмитрий Дробато сообщил Plus-one.ru, что на территории региона проблем с браконьерами нет, но все же оговорился: «У нас охотничьих угодий — 1,5 млн га, а населения и 100 тыс. на эту территорию не наберется. [...] Вполне возможно, что много зверей убивают, но статистических данных вам никто не даст. Если даже каждый наш охотник будет круглогодично незаконно стрелять лосей — он не сможет природе вред нанести. Потому что территория у нас огромная, животных масса», — заявил представитель ООиР Коми.

Что говорит официальная статистика

В Минприроды сообщили, что оценка масштабов браконьерства за 2020 год пока не произведена. «Информация еще находится на этапе сбора с регионов, а поступившие сведения из субъектов в стадии анализа», — пояснили в ведомстве. По итогам мониторинга Минприроды за 2019 год, в России без разрешения было убито 4,5 тыс. животных. Среди них больше всего лосей (1 194 особи), косуль (883 особи) и кабанов (273 особи).

По сравнению с 2018 годом количество нарушений снизилось — тогда за год браконьеры убили 5,7 тыс. животных, в том числе 3 тыс. копытных и 1,4 тыс. пушных особей. При этом, по данным государственного охотхозяйственного реестра, в сезоне 2018-2019 годов легальным образом было добыто по меньшей мере 1,43 млн животных. Таким образом, если сопоставить информацию о законно отстрелянной дичи с данными о браконьерстве, то доля нелегально убитых зверей составит около 0,3% от общей добычи, что сильно отличается от оценок большинства опрошенных Plus-one.ru экспертов.

О том, что государственная статистика по браконьерству не соответствует реальности, в 2017 году заявлял директор Департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства Андрей Филатов. Тогда чиновник сообщил, что ущерб от незаконной охоты в России составляет 18 млрд руб., что превышает объем легально добытой продукции охоты, стоимость которой находится на уровне в 16 млрд руб. Андрей Филатов не смог предоставить Plus-one.ru новую оценку ситуации к моменту выхода публикации.

По мнению эксперта Greenpeace Михаила Крейндлина, нелегальная добыча зверей процветает из-за того, что в стране «развалена система охраны животных». «Субъекты России должны сами следить за охотниками, без ощутимой помощи федерального бюджета. В бедных регионах численность госинспекторов низкая, может быть, один человек на несколько районов. Фактически охрана возложена на производственный охотничий контроль — то есть на сотрудников охотпользователей (юридические лица или ИП, которые занимаются хозяйством по лицензии). И получается, что лес используют те же, кто его охраняет», — заключил представитель Greenpeace.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Георгий Кожевников