«Москве нужно защищаться от реальных, а не мифических климатических вызовов»

Москва растет и развивается: с 2011 года в столице построили 77,2 млн кв. м недвижимости. В 2020-м, несмотря на пандемию, планируют ввести еще 8,5 млн квадратов. Укрупнение мегаполиса ложится бременем на плечи энергетиков: чтобы обеспечить потребности одного из крупнейших городов мира, специалисты вынуждены находить решения, позволяющие столице расти без строительства новых теплоэлектростанций и котельных (для них просто нет места). Доцент НИУ МЭИ Евгений Гашо рассказал Plus-one.ru об эффективности энергосистемы Москвы, использовании в городе возобновляемой энергетики, а также основных климатических вызовах для первопрестольной.

Доцент НИУ МЭИ Евгений Гашо
Доцент НИУ МЭИ Евгений Гашо
Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Динамику повышения энергоэффективности в Москве можно охарактеризовать несколькими цифрами. Прежде всего, примерно на 28% добавлена мощность в парогазовом цикле (технология электрогенерации, в которой применяются паросиловая и газотурбинная установки. — Прим. Plus-one.ru). В результате КПД производства электроэнергии вырос примерно на 20%. Соответственно, на такую же долю упали выбросы в атмосферу. Второе — плотнее загружаются более эффективные паротурбинные ТЭЦ, на которые передается нагрузка мелких, устаревших и неэффективных котельных. Третье — при росте Москвы за последние 10 лет примерно на 70 млн кв. м тепловой энергии сегодня потребляется всего на полпроцента больше (те же 15%), а расход топлива на объектах ПАО «Мосэнерго» и ПАО «МОЭК» вообще снижен на 9-11%.

За последние 10 лет заметно выросла мощность возобновляемых источников энергии. Если раньше у нас была только Сходненская гидроэлектростанция, то сейчас к ней добавились две мини-ТЭЦ — Курьяновская и Люберецкая, — работающие на биогазе из осадков сточных вод. Значительные мощности добавлены за счет солнечных панелей на светофорах и в парках. Это тоже несколько десятков мегаватт — довольно приличная цифра, так как таких источников много.

Кроме того, работает утилизация вторичных ресурсов тепла на Московском нефтеперерабатывающем заводе — это еще ориентировочно 100 МВт, или примерно еще 1% мощности. Не сказать, что много, но прибавка есть.

Активно используется тепло канализации для обеспечения работы нескольких десятков снеготаятельных установок. Появляются «зеленые» здания, в которых также используются возобновляемые источники энергии. Таких зданий несколько сотен, и их вклад в городскую энергетику очень разный. Где-то утилизируют тепло вентиляционных выбросов, где-то — стоков. Полностью «нулевых» зданий у нас не так много — может, всего пять, да и задача нулевого потребления электроэнергии и тепла не должна ставиться в московском климате. Но за последнее десятилетие можно говорить о достижениях и в этом тоже.

Между тем город сталкивается с новыми вызовами. В 2009-2010 годах одним из них стал недостаток электрической мощности — сейчас эта проблема решена, новые мощности введены, они работают устойчиво. В 2010-2011 годах вызовом стали климатические изменения — ледяные дожди. Но уже в 2016-2018 годах десятки ледяных дождей прошли практически незамеченными для городского хозяйства, так как наведен порядок: многие линии электропередач убраны под землю, почищены соответствующие просеки. В результате ущерба от климатических изменений стало на полтора порядка меньше, чем 10 лет назад.

Вспомним мифические перетопы, которые когда-то считались проблемой, повлекшей за собой сложности с переходом от центральных к индивидуальным тепловым пунктам. Выяснилось, что перетопы — не такие уж большие: по году эта цифра достигает всего 11-12%. Это не критичные показатели в работе системы теплоснабжения города. В неблагоприятных климатических условиях необходимо давать тепло, чтобы противостоять переходам через ноль градусов и повышению влажности. В последние два десятилетия в Москве растет частота возникновения самых неприятных температур для городского хозяйства и здоровья жителей — от минус пяти до плюс пяти градусов. Частота диапазона выросла за последние годы на 14-15%, и этот рост очень значителен. Это означает, что повышается влажность — абсолютная влажность выросла на 27% за последние 25 лет. Более чем на четверть стало больше влаги в городе! Основные причины этого в том, что машины и градирни (устройство для охлаждения большого количества воды с помощью атмосферного воздуха, охладительная башня. — Прим. Plus-one.ru) извергают водяной пар. И это главный климатический вызов для города, а не какие-то там призрачные выбросы СО2, которых, кстати сказать, более чем в два раза меньше, чем пара от градирен, в том числе градирен ТЭЦ.

ТЭЦ-21 — предприятие компании ПАО «Мосэнерго», является крупнейшим в Европе производителем тепловой энергии
ТЭЦ-21 — предприятие компании ПАО «Мосэнерго», является крупнейшим в Европе производителем тепловой энергии
Фото: Анна Самарина / ПАО «Мосэнерго»

Сам этот температурный диапазон — отдельный вызов. При таких температурах плохо приходится не только женским сапогам и нашим легким, но и трубам, зданиям. В таких условиях ни в коем случае нельзя играть в энергосбережение и здания недотапливать. Треть или четверть зданий уязвимы к такого рода климатическим воздействиям при наших температурах и влажности. Влагу надо выгонять. Лучше перетопить, зато здание не будет разрушаться, и для здоровья людей будет лучше. Перетопы нужны для профилактики реальных климатических воздействий — не мифических, выдуманных для Москвы, — а реальных. Этот вызов сохранится и в будущем. Поэтому надо следить за тем, что реально происходит в городе, и решать его проблемы. А это — сокращение выбросов автомобилей и водяного пара. Снижение этих выбросов — результат политики в области экологии, энергосбережения и транспорта. Например, Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы, со своей стороны, вправе предлагать меры по ограничению грузового трафика и повышению качества топлива.

Открываются новые возможности для энергоэффективности и нетрадиционной энергетики. За счет работы ТЭЦ мы экономим около 3 млн тонн условного топлива. Это гигантская цифра. Но надо иметь следующий резерв энергоэффективности. Это как раз избавление от лишнего водяного пара — надо или убирать из города градирни, или сокращать выброс ими водяного пара. Например, использовать вместо градирен тепловые насосы (источник энергии, используемой для работы систем кондиционирования, отопления и горячего водоснабжения. Тепловой насос «выкачивает» из грунта, скальной породы или водоема энергию, накопленную за теплое время года. — Прим. Plus-one.ru).

Технически это не самая простая процедура, но она реализуема и, более того, окупаема. Холод, который образуется в процессе, можно использовать в городе. Создавать централизованные системы теплоснабжения — не везде, а только там, где это оправданно, как это сделали Париж, Стокгольм, Лондон, ряд других городов Европы и Азии. И эта задача сегодня решается технически.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Записал

Антон Чугунов