Как расцветает «зеленая» урбанистика в России

Plus-one.ru совместно с форумом «Трианонский диалог» и французским агентством Nature начинает спецпроект «Экомост Россия — Франция». В течение года мы опубликуем на двух языках 12 материалов о том, как в двух странах совершенствуются подходы к защите окружающей среды, климата и биоразнообразия. Начинаем мы с рассказа о том, как в России развивается «зеленая» урбанистика: почему в мегаполисах участились акции в защиту природных территорий, а власти и архитекторы согласились обсуждать озеленение городов как часть градостроительной политики.

Парк «Зарядье»
Парк «Зарядье»

Когда парки и леса стали важны для россиян

Экоактивисты в России часто выступают за сохранение городской зелени. С 2007-го по 2011 год москвичи пытались сохранить Химкинский лес — «зеленый» пояс столицы площадью почти в 1 тыс. га. Несмотря на протесты, поддержку известных людей и международных организаций, мэрия столицы вырубила 90 га деревьев под строительство скоростной магистрали Москва — Санкт-Петербург.

Безрезультатными оказались и протесты против возведения объектов для Зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Часть прибрежного кластера и весь горный комплекс, включая спортивную базу «Роза Хутор» и биатлонный центр «Лаура», построили на территории национальных парков. WWF России обвинил минприроды и Международный олимпийский комитет в замалчивании экологических проблем, связанных с олимпийским строительством.

Первых реальных результатов городские экоактивисты добились летом 2019-го в Екатеринбурге. Более 10 тыс. человек приняли участие в акциях против строительства храма Святой Екатерины в сквере на Октябрьской площади. Доходило до открытых столкновений между жителями, охранниками и полицейскими. Резонанс был так силен, что в судьбе сквера принял участие даже Владимир Путин, предложивший провести опрос среди екатеринбуржцев. Горожане выбрали другое место для возведения храма.

В 2020 году сотни петербуржцев выстроились в живую цепь, чтобы остановить строительство автомагистрали рядом с Жемчужным пляжем: она могла отрезать жителям доступ к большой воде. Массовые акции и коллективные обращения к губернатору остановили строительство. Сегодня проект дорабатывается при участии международных архитектурных бюро. В 2020 году петербуржцы остановили также застройку Муринского парка на севере города.

Жители Одинцовского района Московской области в 2020 году смогли сохранить несколько сотен гектаров сельскохозяйственных территорий около Звенигорода, которые собиралась застроить девелоперская компания «ПИК». На защиту природных территорий, откуда в столицу поступает свежий воздух, встали в том числе певица Алла Пугачёва и режиссер Никита Михалков.

Схожие настроения зреют во многих городах страны. Согласно январскому опросу «Левада-центра», признанного минюстом РФ иностранным агентом, 48% россиян называют загрязнение окружающей среды самой страшной угрозой человечеству. Больше всего граждан волнуют загрязнение воздуха (26%) и утилизация отходов (17%). По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), в ноябре 2020-го почти 40% жителей городов-миллионников негативно оценили состояние окружающей среды.

Во время пандемии каждый четвертый россиянин стал больше задумываться об экологии, следует из другого опроса ВЦИОМ. 52% респондентов волнует недостаток лесных и парковых зон. Неудивительно, что сегодня власти и бизнес обращают гораздо больше внимания на экологические проблемы, чем 10 лет назад. И стараются их решать.

Участники акции протеста «День гнева» на Театральной площади
Участники акции протеста «День гнева» на Театральной площади

Как строили города-сады в СССР

Идея «зеленого» градостроительства в Советском Союзе зародилась в середине 1920-х годов. Вернувшись из поездки в Европу, городской инженер Петр Прейс написал книгу о важности «зеленой» планировки населенных пунктов.

«Крупные специалисты по планировке городов, как, например, Эберштадт, Меринг, Петерсон, Брикс, Мовсон, Унвин, считают, что рациональнее располагать зеленые площади клиньями, врезающимися в территорию города и соединяющимися с окружающими агломерацию лесами и парками», — отмечал Петр Прейс. Он подчеркивал, что зеленые территории — не просто место отдыха граждан, они также очищают и охлаждают воздух.

В 1934 году впервые в СССР в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде) провели инвентаризацию зеленого фонда города. На основе полученных данных архитектор Лев Ильин разработал генеральный план развития города. Он считал, что сады, скверы, бульвары, загородные парки являются необходимым элементом городского ландшафта. Архитектор уже тогда предлагал вынести за пределы Ленинграда заводы и ограничить автомобильное движение.

«Город-сад был навязчивой идеей Ильина: в роли главного архитектора Ленинграда в 1925-1938 годах он с маниакальным упорством озеленял перепланированные им районы проспектов и набережных, вписывал скверы в окружности площадей и полукружье стрелки Васильевского острова», — вспоминает обозреватель газеты «Коммерсантъ» Анна Толстова. Лев Ильин работал над генпланами Ярославля, Баку, Душанбе (тогда Сталинабада) и других городов СССР. В Москве архитектор Владимир Семёнов разработал генплан реконструкции столицы со «сплошной жестко охраняемой цепью» городских парков.

«В 1960-х „зеленое“ градостроительство стало сворачиваться — власти предпочитали развивать промышленность и „затачивали“ агломерации под ее нужды», — рассказала Plus‑one.ru основательница движения «Деревья Петербурга» Мария Тиника, изучающая историю урбанистики в СССР. Массовая застройка зеленых территорий в крупных городах шла и в постсоветское время, и даже на стыке двух тысячелетий. На основе данных дистанционного зондирования Greenpeace России установил, что с 2000-го по 2012 год площадь зеленых насаждений в Москве сократилась на 707 га, до 35 тыс. га (это почти 34% территории столицы). Прирост составил не более 90 га.

Переломить тенденцию удалось в последние восемь лет. По данным Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы, сегодня природные территории занимают около 50% столицы: с 2012 года их стало больше на 16 тыс. га. «„Зеленое“ строительство вновь началось в России уже в 2010-х, но вкладывали в него абсолютно другой смысл — экологичность материалов, энергоэффективность конструкций. К старому пониманию „зеленого“ строительства мы начали возвращаться только сейчас», — пояснила Мария Тиника.

Где в России создают «зеленую» инфраструктуру

Прообраз устойчивого градопланирования в современной России — московская программа реконструкции «Моя улица», запущенная в 2015 году. Стоил проект от 35 до 40 млрд руб. (от €526 до €602 млн по среднему курсу за все время действия программы с 2015-го по 2018-й) ежегодно, а общие расходы превысили 150 млрд руб. (€2,26 млрд). Были восстановлены 50 парков, высажены 12 тыс. деревьев и 140 тыс. кустарников.

«Московский проект был, скорее, про улучшение рекреационных зон и повышение пешеходной мобильности. Власти больше работали с мощением улиц, чем с „зеленой“ инфраструктурой, которую строили по остаточному принципу, не говоря уже о водоемах. Хотя пыль высаженные деревья, конечно, поглощают», — считает представитель архитектурного бюро MLA+ Виктор Коротыч. С 2018 года он работает над проектом «зеленого» каркаса Воронежа по заказу девелоперской компании «Хамина».

«В Воронеже инициатива исходила от частного предприятия. Оно возводит в городе множество объектов, компания заинтересована в том, чтобы стоимость недвижимости росла», — считает специалист.

Над планом водно-зеленого каркаса Воронежа под руководством Виктора Коротыча работали семь специалистов. Они анализировали экосистемы города, классифицировали их по типу растительного покрова и виду использования. «Мы разработали план действий — есть территории, которые нужно сохранить, и есть те, которые нужно достроить. Это парки, зеленые коридоры и патчи. Вместе с водоемами они соединяются в систему, которая убирает антропогенную нагрузку — загрязнение воздуха, шумы, защищает горожан от перегрева», — рассказал представитель MLA+.

В Казани водно-зеленый каркас начали создавать в 2019 году по инициативе рабочей группы, которую курирует заместитель главного архитектора города Дарья Толовенкова. В подготовке проекта участвуют жители города и государственные эксперты. Стратегия развития водно-зеленого каркаса рассчитана до 2035 года. К тому моменту площадь зеленых территорий в столице Татарстана увеличится минимум на 40% — с 8 до 12 тыс. га. В 2020‑м в генплане Казани закрепили понятие «природного каркаса». Отныне застройка зеленых зон тут запрещена. Это беспрецедентный случай для российских городов.

Как пояснила Plus‑one.ru Дарья Толовенкова, идею проекта подал член экспертного совета минстроя РФ по комфортной среде Александр Водяник. Один из главных российских популяризаторов водно-зеленого каркаса ушел из жизни в минувшем марте.

На пилотном этапе в столице Татарстана создадут национальный парк, объединяющий 12 районных парков. Он расположится вдоль реки Казанки и свяжет разные части города пешеходными и веломаршрутами. Сейчас над проектом работает команда французско-российского бюро Orchestra Design. Власти планируют вывести промышленные предприятия из поймы Волги и облагородить ее прибрежные территории. Впоследствии мэрия Казани рассчитывает связать экологические и подземно-грунтовые каркасы, пояснила Дарья Толовенкова. Схожие проекты обсуждаются властями и архитекторами в Екатеринбурге, Краснодаре и Тюмени.

Пять проектов с «зеленой» инфраструктурой в России

1 / 0

Как озеленить и другие российские города

Запрос на устойчивую городскую среду растет, уверена Дарья Толовенкова. По ее словам, если раньше жители Казани хотели удобных парков, то в последние три года они «формулируют запрос на экологичные территории, которые положительно скажутся на здоровье».

Для решения экологических проблем Россия должна обратиться к советскому наследию и опыту европейских городов, считают опрошенные Plus‑one.ru эксперты. Эту цель преследует российско-французский проект «Водно-зеленый городской каркас как база устойчивых и умных городов». Серия семинаров, которые пройдут в 2021 году, организована Французской федерацией ландшафтных архитекторов, минстроем России и форумом «Трианонский диалог». В обсуждениях участвуют европейские эксперты и представители российских городов, встающих на путь «зеленой» модернизации.

«Французские лекторы рассказывают о бюджетных и технологических составляющих проектов. Все темы рассматриваются до мельчайших деталей, вплоть до предпочтительных режимов уборки листвы и полива травы, — пояснила заместитель главного архитектора Казани. — У нас в стране часто обсуждают пафосные проекты, которые потом не реализуются. Поэтому важно общаться с теми, кто воплощает идеи в жизнь. Между идеей и ее реализацией — огромный путь».

В начале мая Росприроднадзор отклонил проект постановления губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова о вырубке парка «Волго-Ахтубинская пойма» — биосферного резервата ЮНЕСКО — ради строительства моста через Волгу. Замруководителя федеральной службы Амирхан Амирханов предложил обсудить альтернативные варианты трассы. Судя по всему, Россия наконец начала воплощать «зеленые» идеи в жизнь.

Читайте первую французскую историю для спецпроекта «Экомост Россия — Франция».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Георгий Кожевников