19.12.2016

Евгений Шварц

«Информация по лесам, не относящаяся к государственной или коммерческой тайне, должна быть доступна заинтересованным сторонам»

 Евгений Шварц WWF России
Евгений Шварц
Автор фото: Сергей Головин / WWF России

Проблема отсутствия доступа к качественным данным Рослесхоза о состоянии российских лесов не решается уже несколько лет. Директор по природоохранной политике «WWF России» Евгений Шарц объясняет, почему публичное раскрытие соответствующей информации со стороны ответственного ведомства сталкивается с постоянными препятствиями и как их преодолеть.

Один мой приятель, поработав в федеральных органах исполнительной власти, честно признавался, что управлять удобнее, когда нет никакой информации об объекте управления — никто не сможет проверить, был ты прав или не прав, когда принимал то или иное решение. В современных условиях управлять, не имея информации, невозможно — нельзя ни оценить эффективность затрат, ни нащупать и исключить наиболее высококоррупциогенные этапы принятия решений.

Леса России составляют около 20% всех лесов мира, занимая площадь 1184 млн га. С советских времен, когда мыслили объемами (кубатурой) и площадями, а не стоимостью и другими экономическими категориями, органы управления лесным хозяйством пытаются сохранять иллюзию «огромных неиспользуемых лесных богатств» у руководства и населения страны. В противном случае ведь могут и спросить — почему подорван запас важнейшего возобновляемого природного ресурса страны и кто в этом виноват. Хотя специалисты давно понимали, что попытки увеличивать использование так называемой расчетной лесосеки (разрешенный объем изъятия древесины) ни к чему, кроме как к деградации запасов наиболее экономически ценных пород хвойных, не приведут и экономически бессмысленны. Включать в расчет экономически недоступные в результате, например, отсутствия дорог, инфраструктуры или рабочей силы леса — это обманывать и руководство страны, и отрасль.

В декабре 2004 года на заседании недавно созданного Общественного совета при Рослесхозе заместители руководителя Рослесхоза попытались устроить «торжественную порку» коллективу авторов карты «Леса России» — академику Александру Исаеву, профессору Сергею Барталеву и «Гринпис России». Суть претензий чиновников заключалась в том, что в карте они раскрыли тщательно скрываемый секрет Полишинеля: все экономически доступные наиболее ценные хвойные леса европейской территории страны и основной полосы расселения за Уралом исчерпаны и замещены малоценными мелколиственными и смешанными лесами. Возникающие на месте гарей и вырубок в районах, где большую роль играет хозяйственная деятельность человека, такие леса занимают примерно 30% территории всех лесов. Поскольку полоса таких лесов была закрашена голубым цветом, то создателей карты обвинили в том, что они хотят «опустить» леса России.

Попытки скрыть информацию о состоянии лесов страны успешно продолжаются. Большинство пунктов «Публичной декларации Рослесхоза» за 2015 год, предусматривавших публичное раскрытие информации, в том числе о космическом мониторинге пожаров и госинвентаризации лесов на 26% площади лесов России, осталось невыполненным. Особую нелюбовь чиновников вызывают инструменты космического мониторинга, поскольку большинство спутников зарубежные, то и закрыть доступ к полученным с них данным невозможно. Еще 20 лет назад продвинутые отечественные аспиранты и даже студенты умели определять наиболее важные характеристики российских лесов по находящимся в открытом доступе снимкам Landsat с точностью, сопоставимой или превышающей данные лесоустройства 15—20-летней давности.

Две недели назад мне как члену редакционной группы передали критические замечания уважаемого коллеги из Рослесхоза: материалы проекта некоторых глав одного из аналитических документов Госсовета РФ основаны на анализе спутниковых данных University of Maryland, а не на официальных данных госдоклада о состоянии и использовании лесов РФ. Из этого следовало, что авторы и эксперты вероятно «сгущают краски» относительно истощения эксплуатационных лесов страны. Хотя если на сайтах Минприроды и Рослесхоза нет госдокладов за 2013–2015 годы (есть только проект доклада 2012 года), а вместо информации о лесах есть ссылки на нечитаемые файлы на сайте Рослесхоза и указания, что данные «можно получить в библиотеке Рослесинфорга», вряд ли следует обижаться, что информация по лесам берется с сайта University of Maryland.

Думаю, что двухлетний бойкот создания национального лесного наследия России, предусмотренного основами госполитики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов до 2030 года, как и невыполнение поручения президента о введении запрета на промышленную заготовку древесины в защитных лесах, данного по итогам Госсовета 2013 года, являются попытками втихую сохранить некий «резерв» природоохранных лесов под промышленную вырубку. Ведь рано или поздно придется объяснять, что 29,3% использования расчетной лесосеки в 2015 году — это максимум, возможный в текущих рыночных условиях, а вовсе не «индикатор недоиспользования неисчерпаемых лесных ресурсов России», как это во все советские и постсоветские годы были принято преподносить.

Вся информация по лесам, не относящаяся к государственной или коммерческой тайне и оплаченная налогоплательщиками, должна быть доступна заинтересованным сторонам: и лесопромышленнику, и природоохраннику, и ученому, и гражданину. В первую очередь это касается данных госинвентаризации лесов и государственного лесного реестра. Это же касается лесных планов и лесных регламентов. Если для этого Минприроды должно доработать нормативно-правовые акты, регламентирующие отчетность субъектов РФ по исполнению переданных полномочий управления лесами, это должно быть срочно сделано. Единственный способ уйти от коррупции и повысить экономическую эффективность так называемых приоритетных инвестиционных проектов — открыть информацию по лесам и для лесопромышленников, и для природоохранных организаций.

На первых страницах сайта Рослесхоза должна быть сравнительная таблица статистики о пожарах в субъектах РФ — данных информационной системы спутникового мониторинга Рослесхоза и данных субъектов. Если Рослесхоз 80 раз в 2015 году указывал губернаторам, что их заместители предоставляют неверную информацию, то зачем подвергать уважаемых руководителей тяжелым моральным испытаниям.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции