06.09.2019
12 минут на чтение

Цена нелюбви к природе

Сколько стоят услуги планеты

Иллюстрация Евгении Власовой

В Питтсбурге, штат Пенсильвания, студенты установили семь похожих на скворечники «домиков» для пчел, чтобы спасти насекомое, которому угрожают урбанизация и рост температуры в городе.

В отличие от медоносной пчелы, завезенной из Европы, одиночная пчела, исконно встречающаяся в этих краях, не живет в ульях. Ее излюбленную среду обитания — заброшенные сады — трудно найти в большом городе. Проект направлен на поддержку ее популяции, которая составляет до 90% всех пчел Пенсильвании. Одиночные пчелы опыляют большее количество растений, чем медоносные, и делают это эффективнее. Сокращение популяции может привести к снижению биоразнообразия и деградации местных экосистем. По словам Мэтью Голуба, одного из участников проекта, это может негативно воздействовать на качество воздуха, усилить эрозию, ударить по среде обитания других животных.

Проект — хорошая иллюстрация того, как меняется человеческое отношение к природе. В индустриальную эпоху люди привыкли варварски обращаться с планетой, забирая у нее ресурсы и принося их в жертву «прогрессу».

Экономический рост привел к стремительному увеличению численности населения: еще в начале XIX века на планете жило менее миллиарда человек, а сейчас нас более 7,5 млрд, и фактически мы используем ресурсы почти двух таких планет, как Земля. Однако парадигма глобальной эволюции уже начала перестраиваться в сторону устойчивого развития, которое предполагает баланс интересов экономики, общества и природы.

 

Цена бездействия

Последние исследования говорят, что из-за деятельности человека 77% суши и около 87% мирового океана подверглись значительным изменениям. Согласно отчету Межправительственной научно-политической платформы по биоразнообразию и экосистемным услугам (IPBES), около 1 млн видов растений и животных находятся под угрозой исчезновения, а выбросы парниковых газов выросли в два раза с 1980 года, что привело к повышению глобальной температуры не менее чем на 0,7 °C. Кроме того, с 1992 года вдвое увеличилась площадь, занимаемая городами. Если человечество не изменит свои привычки в кратчайшие сроки, большинство целей устойчивого развития на период до 2030 года будет провалено, предупреждают авторы.

Еще в 2005 году в докладе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Экосистемы и благосостояние человека» ученые предупреждали, что в течение 50 лет деградация экосистем может оказать беспрецедентное негативное влияние на здоровье людей.

В марте этого года вышел шестой доклад ООН «Глобальная экологическая перспектива». Авторы предрекают человечеству мрачное будущее, если государства не примут срочных мер. Как отмечается в документе, в 2012 году экологические проблемы унесли жизни 12,6 млн человек, что соответствовало четверти всех смертей. Каждый год по причинам, связанным с загрязнением воздуха, преждевременно умирает 6-7 млн человек.

Цена бездействия колоссальна. К 2050 году потери человечества от сокращения биоразнообразия и истощения природного капитала могут составить 7% мирового ВВП. Ежегодные издержки, связанные с деградацией почвенно-растительного покрова с 1997 по 2011 годы, оцениваются от $4 трлн до $20 трлн. В такую цену обходится людям нелюбовь к природе. В условиях рыночной экономики финансовая выгода станет серьезным аргументом для сохранения экосистем.

 

Услуги от природы

Согласно определению российского Центра охраны дикой природы, экосистемные услуги — это природные функции, которые могут быть полезны для человека. К ним относятся способность лесов поглощать углерод, вырабатывать кислород, очищать воздух и воду, способность растений и почвы впитывать дождевую влагу и тем самым смягчать колебания воды в реках, уменьшая вероятность наводнений и засух, предотвращение пожаров благодаря болотным экосистемам. Сюда же относятся и более понятные, легко замечаемые человеком вещи, — например, прохлада городского парка в жаркий день, лесные грибы и ягоды и даже эстетическое удовольствие от наблюдения за природой.

Уже более 20 лет исследователи ведут расчеты стоимости экосистемных услуг. В 2011 году ее оценивали в глобальном масштабе в $125 трлн ежегодно.

Хотя выгоду от естественных экосистем получают все люди на нашей планете, больше всего недостаток зеленой инфраструктуры ощущают жители городов, где сконцентрирована половина мирового населения. Урбанизированные территории занимают лишь 3% площади Земли, но они потребляют 60-80% всей вырабатываемой человечеством энергии и производят 75% выбросов CO2. Потенциально опасным для здоровья воздухом дышат более 90% горожан по всему миру (данные на 2016 год).

 

Сколько стоит воздух

Исследования подтверждают, что городская зеленая инфраструктура эффективно очищает воздух и воду, сокращает затраты на электроэнергию, снижает частоту и интенсивность паводков, благотворно влияет на здоровье, на концентрацию внимания, позволяет уменьшить агрессию и снизить уровень преступности.

 

«Природа оказывает москвичам услуги на миллиарды долларов в год»

«Природа оказывает москвичам услуги на миллиарды долларов в год»Аркадий Тишков, заместитель директора Института географии РАН, — о том, какие услуги оказывает природа в городе, и как их оценивают

 

Например, в парках Москвы можно отдохнуть от шума. Как пояснили в «Мосэкомониторинге», для крупных мегаполисов — это важнейшая рекреационная экосистемная функция. Уровни шума в парках соответствуют установленным нормативам. В глубине парков, вдали от основных городских источников шума — автомагистралей, уровни звука изменяются от 40 до 55 дБА по эквивалентному уровню звука. Для сравнения, шум при разговоре людей составляет 57-60 дБА.

Защищают природные территории и от загрязнения воздуха. Самые низкие уровни загрязнения атмосферного воздуха в Москве отмечаются именно на природных территориях. Так, например, по данным станции мониторинга, расположенной в нацпарке «Лосиный остров», фиксируемые концентрации в 3,5-4 раза ниже уровней вблизи автотрасс. Даже при ослаблении условий рассеивания, когда самоочищающая способность атмосферы снижается, в парках не фиксируются превышения установленных нормативов.

Испанские ученые выяснили, что растительность Барселоны экономит городским властям более $1,1 млн ежегодно благодаря очистке воздуха от пыли. В Кельне близость парка повышает стоимость квартир на €600, а интеграция природной инфраструктуры в городские системы водоснабжения может принести дополнительный доход в размере $29 трлн в год.

«У природы нет цены, и поэтому для экономистов ее как будто бы не существует», — рассказывает руководитель Центра биоэкономики и экоинноваций экономического факультета МГУ Сергей Бобылев. По мнению эксперта, если бы в экономических расчетах принималась во внимание стоимость экосистемных услуг, решения, ведущие к утрате этих функций, принимались бы осторожнее.

«Экосистемные услуги — как кондиционер. Вы можете его не замечать, но когда он ломается, вы сразу это ощущаете. Так, например, у способности болотных экосистем предотвращать пожары нет стоимостной оценки, и это приводит к их деградации и, как следствие, к пожарам», — объясняет Сергей Бобылев.

По словам директора Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгия Сафонова, существует более 20 разных подходов к оценке стоимости экосистемных услуг — как рыночных, так и нерыночных.

«Рыночный подход можно применить, если для оцениваемого объекта или услуги есть цена на рынке. К таким экосистемным услугам относится, например, способность лесов депонировать углерод (удерживать и хранить — прим. +1), — рассказывает Георгий Сафонов. — Цена тонны углерода на европейском рынке сейчас составляет около €25. За последние несколько лет Россия «потеряла» 30-50 млн тонн СО2 из-за лесных пожаров. Можно посчитать, какие издержки мы несем из-за одной лишь деградации депонирующей функции углерода».

Если ценность есть, а рынка для нее пока не существует, используются нерыночные методы оценки. К таким подходам относятся метод альтернативной стоимости или концепция «готовности платить». Последняя часто применяется для оценки биоразнообразия.

«Очень сложно определить, какова цена, например, исчезающих видов. Кто-то скажет, что это неважно, а некоторые будут готовы дорого заплатить, чтобы сохранить биоразнообразие. В таком случае стоимость вымирающего вида можно представить как сумму того, сколько за него готовы заплатить люди», — объясняет Георгий Сафонов.

Альтернативная стоимость приходит на помощь тогда, когда у объекта есть искусственные аналоги. Пример — инженерная очистка воды и очищающая функция водных экосистем.

«В мире проекты с учетом экосистемных услуг реализуются уже не одно десятилетие», — рассказывает Сергей Бобылев.

Самым известным примером, по словам эксперта, стала оценка очищающей функции экосистем в водосборном бассейне Нью-Йорка. Еще в 1980-х годах городские власти отказались от строительства дорогостоящих очистных сооружений и восстановили экосистемы в пределах водосбора города. Экономия составила не менее $4 млрд.

Такой подход применили и в Москве. «В 2011 году, когда начали планироваться масштабные работы по благоустройству прибрежных территорий, мы проводили оценку, как снижается сток загрязняющих веществ при создании на берегах зеленых зон. По нашим оценкам, снижение поступления в водные объекты нефтепродуктов и взвешенных веществ составило 17-25%. Поэтому зеленые зоны на берегах — это естественная защита от загрязнения. Москва-река в целом за последние годы стала значительно чище. Самый чистый участок реки расположен на северо-западе города, где берега хорошо озеленены», — пояснили +1 в «Мосэкомониторинге».

В разных городах Европы в рамках Водной рамочной директивы Европейского союза миллионы евро тратятся на экологическое восстановление рек, которые потеряли свои функции в ходе хозяйственного использования. Так, власти Любляны потратили €8,9 млн на восстановление реки Глиншчица, в ходе которого были созданы искусственное болото и новое русло с естественными изгибами. Благодаря проекту удалось добиться значительного самоочищения русла, увеличить биоразнообразие и повысить способность системы сдерживать высокие паводки.

 

«У России есть опасная иллюзия неограниченности ресурсов»

«У России есть опасная иллюзия неограниченности ресурсов»Сергей Бобылев, руководитель Центра биоэкономики и экоинноваций МГУ, — о способах оценки и оплаты услуг природы

 

Экосистемные услуги учитываются в разных сферах. Учреждения здравоохранения в Великобритании высадили почти 60 тыс. деревьев для более быстрого выздоровления пациентов. В Швейцарии на фасадах и крышах офисных зданий размещают зеленые клумбы, что одновременно снижает стоимость эксплуатации недвижимости и повышает производительность сотрудников. В Бразилии сертифицируют экосистемные услуги леса в рамках схемы Лесного попечительского совета (FSC).

В России также есть такая возможность, но бизнес в этом не заинтересован. «За 2 года существования сертификации экосистемных услуг ни одна компания не обратилась к нам с запросом на такую оценку. Возможно, с учетом нынешней экологической ситуации, бонусов, которые дает сертификация на международном рынке, недостаточно», — рассказывает директор FSC России Николай Шматков.

В России проектов, связанных с экосистемными услугами, как и их оценок, пока очень мало, признают экономисты. По словам Георгия Сафонова, расчет выгод должен осуществляться в рамках ОВОС — оценки воздействия на окружающую среду, проводимой перед запуском каждого крупного промышленного проекта.

«В России экспертов, которые могли бы проводить такие оценки, можно пересчитать по пальцам одной руки. Более того, после упразднения Госкомэкологии в 2000 году мотивация использовать экономические механизмы в природопользовании исчезла», — считает эксперт.

В то же время на сайте госзакупок размещен лот о проведении научной работы, которая предусматривает создание методологии оценки экологических услуг экосистем Москвы. В описании говорится, что их планируется сделать «основой управления зеленым фондом столицы». Современные подходы к оценке выгод от городских экосистем и расчету стоимости экосистемных услуг планируют обсудить на пленарном заседании «Экологический и климатический ресурс природных и озелененных территорий» в рамках III Климатического форума городов, который пройдет в Москве 4 и 5 сентября.

 

«Законодательные требования идут вразрез с экологическими ценностями»

«Законодательные требования идут вразрез с экологическими ценностями»Игорь Сафиуллин, преподаватель курса «Благоустройство и озеленение городских территорий» МГТУ им. Баумана, — о зеленых насаждениях на улицах и в парках Москвы

 

В декабре 2016 года Владимир Путин поручил правительству России разработать и утвердить национальную методику для оценки способности разных типов экосистем к поглощению диоксида углерода, а также предоставить предложения о применении «зеленых» финансовых инструментов институтами и компаниями. Сергей Бобылев называет эту инициативу значительным шагом, благодаря которому Россия начнет избавляться от иллюзии неограниченности ресурсов.

На вашей почте письмо со ссылкой для подтверждения подписки