Как устроен экологический контроль за стройками в России и за рубежом

В сентябре депутаты Госдумы в очередной раз предложили ввести ряд поправок, которые, по мнению независимых экологов, «обезглавят» общественную экологическую экспертизу. Эксперты называют ее единственной возможностью россиян повлиять на решения о строительстве загрязняющих предприятий. Plus-one.ru рассказывает, как может измениться общественная экоэкспертиза и как ее проводят в Европе и США.

У россиян хотят отнять право инициировать независимую экологическую экспертизу, утверждают экологи

Как устроена экологическая экспертиза в России

Сейчас проектная документация любого технологического норматива, регламента или промышленного объекта, связанного с серьезным негативным воздействием на природу, должна проходить государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ). К объектам могут относиться мусорные полигоны и сортировочные комплексы, производства всевозможных нефтепродуктов, металлургические заводы, химические комбинаты, животноводческие предприятия и так далее. Процедуру проводит экспертная комиссия, сформированная Росприродназдором, в ее состав могут входить как сотрудники надзорного ведомства, так и внештатные специалисты.

Перечень документов, необходимых для прохождения ГЭЭ, варьируется в зависимости от типа объекта, но всегда включает материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), итоги обсуждений с общественными организациями. Общественные слушания носят скорее рекомендательный характер — известно множество случаев, когда объекты возводятся вопреки желаниям местных жителей. Например, так было в случае с мусоросжигательным заводом (МСЗ) в Воскресенске, который в сентябре начали подключать к электросетям.

Основная цель ГЭЭ — убедиться, что все параметры намеченного к строительству объекта соответствуют нормативам по охране окружающей среды. При необходимости комиссия Росприроднадзора может отправить проектную документацию на доработку, а затем — принять ее на повторную экспертизу.

Граждане, в свою очередь, могут инициировать общественную экологическую экспертизу. Для этого необходимо обратиться в «зарегистрированную общественную организацию, занимающуюся охраной окружающей среды», чтобы ее эксперты, опираясь на документацию проекта, оценили последствия его реализации. По мнению эксперта российского отделения «Гринпис» Михаила Крейндлина, общественная экологическая экспертиза (ОЭЭ) обеспечивает конституционные права граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды.

Общественную экспертизу хотят лишить последнего влияния

26 сентября комитет Госдумы по экологии и природным ресурсам передал на рассмотрение Совета нижней палаты парламента законопроект, который ограничивает институт общественной экологической экспертизы. Авторы документа предлагают запретить инициировать ОЭЭ иноагентам, иностранным и международным организациям. Кроме того, поправки предусматривают запрет на передачу проектной документации третьим лицам. Аттестацию руководителя и экспертов общественной экологической экспертизы, а также ведение их реестра депутаты предлагают проводить согласно требованиям, установленным для госэкспертизы.

Таким образом, общественные экологические организации лишатся доступа к документации предприятий, которая позволяет оценить их воздействие на природу. Напомним, в июне на рассмотрение профильного комитета Госдумы поступал похожий законопроект — его авторы предлагали передать право инициировать ОЭЭ от граждан к муниципальным и региональным общественным палатам. Новые поправки стали смягченной версией того документа.

Эксперты предостерегают, что новый законопроект навредит институту ОЭЭ.

«Процесс аккредитации экспертов государственным органом нарушает один из основных принципов экологической экспертизы — ее независимость. Теперь она во многом будет дублировать официальную. Запрет на предоставление проектной документации третьим лицам нарушает конституционные права граждан. Других способов получить эти данные у общественности нет», — заявил Plus-one.ru Михаил Крейндлин. Вместе с тем он назвал малозначительными ограничения, касающиеся иноагентов и иностранных организаций, поскольку они редко проводят ОЭЭ.

В случае принятия новых поправок общественная экологическая экспертиза окончательно «умрет», указывает директор экологического центра «ДРОНТ» (объявлен в РФ иноагентом) Асхат Каюмов. «Многие насущные вопросы, которые надо бы решать в рамках общественной экологической экспертизы, не решаются десятилетиями. Росприроднадзор уже два десятка лет не вводит процедуру утверждения заключения ОЭЭ, а значит, у таких документов нет твердой юридической силы», — сообщил собеседник Plus-one.ru.

В случае, когда по одному объекту проведено более одной ОЭЭ, законотворцы предлагают объединять их заключение, обратил внимание нашего корреспондента глава Союза экожурналистов Александр Федотов. Таким образом, если экспертизы содержат разные заключения, выводы общественной проверки уже не смогут считаться отрицательными, указывает он. По мнению журналиста-эколога, это создает возможность для проведения подложных ОЭЭ.

В Европе экоэкспертизу проводят чиновники, но судьбу проектов решают жители

В Евросоюзе не существует института общественной экологической экспертизы. Справедливость оценки воздействия того или иного проекта на окружающую среду (ОВОС) там проверяют в ходе государственной экспертизы, если он смог пройти общественные слушания. «К примеру, немцы участвуют в процессе принятия решений на самом начальном уровне, когда еще нет проектной документации. Обсуждения проводит заказчик совместно с муниципальными или федеральными властями. Если гражданам что-то не нравится, объект либо корректируют, либо вовсе отменяют. Единственный способ построить что-то вопреки недовольству жителей — обсуждение на уровне правительства», — рассказала Plus-one.ru Светлана Голубева, эксперт по экологической экспертизе.

Результаты оценки воздействия проекта на природу в Германии проверяют сотрудники Федерального министерства окружающей среды или сформированная ими комиссия. «Принципиальный нюанс состоит в том, что после согласования документов застройщик никоим образом не может отступать от материалов ОВОС. То, что там заявлено, то и должно быть реализовано. В России же, согласно закону, изменения в проекты могут вноситься, а механизма проверки этих изменений не существует», — пояснила Светлана Голубева.

Аналогичным образом устроен общественный контроль за промышленным строительством в Великобритании и США. Например, власти города Сан-Хосе — сердца Кремниевой долины — регулярно рассылают жителям письма, в которых сообщают обо всех слушаниях по новым стройкам. На общественных слушаниях заказчик представляет допроектную документацию, куда входят исследования гидрогеологов, геодезистов и других специалистов. Такие работы могут занимать несколько лет.

«Стоит признать, что механизм экологической экспертизы на Западе не выглядит таким же мощным инструментом, как в России: мы пока имеем доступ к документам и может сами провести их оценку, не полагаясь на мнение властей. Другое дело, что из-за новых поправок значимость общественной экспертизы может быть сведена к нулю», — заключила Светлана Голубева.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Автор

Георгий Кожевников