Потушат ли пожары в Сибири деньгами? Фактчек

Глава Минприроды Александр Козлов в интервью РБК рассказал о победах над пожарами в Сибири, создании системы мониторинга многолетней мерзлоты, усилении ответственности бизнеса за производство отходов. Plus-one.ru проверил слова министра, сравнив информацию в открытых источниках и поговорив с экспертами.

Удастся ли потушить пожары в Сибири за счет субвенций

Цитата: «В Якутии на 31 августа потушили в 33 раза больше площадей, чем за весь прошлый год, — около 739 пожаров на площади более 3 млн га. В 2020 году было потушено 454 пожара на площади около 100 тыс. га».

Plus-one.ru решил проверить эти сведения на ресурсах Росстата и МЧС, а также по открытым данным Авиалесоохраны, которая в том числе собирает информацию со спутников. Оказалось, что информация обо всех потушенных к 31 августа пожарах у них не опубликована. Глава Якутии Айсен Николаев в этот день сообщил, что ликвидировано 509 пожаров. Но он упоминает только о крупных возгораниях, а сколько всего лесов горело и было потушено, не указывает.

Кроме того, цифры министра о масштабах якутских пожаров в 2020-м противоречат данным Айсена Николаева. 31 августа прошлого года, по словам главы республики, пожары были потушены не на 100, а только на 30-40 тыс. га.

Цитата: «...мы предложили увеличить субвенции (трансферты из федерального бюджета региональным на тушение пожаров. — Прим. Plus-one.ru) на 8 млрд руб. — с 6 млрд до 14 млрд руб. в год. Эта сумма должна попасть в бюджет, который планируется на три года, и стать базой будущих периодов. Из 8 млрд руб. непосредственно на тушение лесных пожаров пойдет 2,9 млрд руб. Еще 1,4 млрд руб. — на увеличение нормативной численности лесных пожарных на 1,4 тыс. человек: с 3 тыс. до 4,4 тыс., 700 млн руб. — на обеспечение роста наземного патрулирования (в два раза, до 927 тыс. км) и 3,2 млрд руб. — на кратный рост авиационного патрулирования (с 25,9 тыс. до 73 тыс. авиачасов)».

Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин приветствует увеличение регулярных субвенций на тушение пожаров, но отмечает, что лесным хозяйствам ежегодно все равно будет недоставать более 60 млрд рублей, что прямо повлияет на пожароопасность. Во-первых, средства нужны на госинвентаризацию лесов. Во-вторых, они нужны для прочистки просек и дорог, служащих барьером для огня. В-третьих, для расширения штата работников лесных хозяйств и федеральных ООПТ, обеспечения их транспортом, топливом и всей необходимой техникой. Усиление нужно и Авиалесоохране, считает Григорий Куксин. И, наконец, надо отказаться от сжигания травы и порубочных остатков, добавляет он: «Поджигать мы успеваем больше, чем тушить».

Нужен ли мониторинг состояния мерзлоты

Цитата: «Мы впервые создаем комплексную государственную систему мониторинга многолетней мерзлоты, она будет базироваться на наблюдательной сети Росгидромета. На ее основе ученые будут прогнозировать последствия и учиться предотвращать аварии — такие как, например, известная авария в Норильске (в мае 2020-го из-за аварии на ТЭЦ-3, принадлежащей „дочке“ „Норникеля“, в почву и водоемы попало более 20 тыс. тонн дизельного топлива. — Прим. Plus-one.ru). За три года нам необходимо сделать сеть из 140 станций. По сути, это скважины до 30 м глубиной с определенными датчиками, установленными на разных глубинах».

Генеральный директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин согласен, что система мониторинга нужна. Ведь мерзлотные грунты теряют несущую способность, создавая угрозы для трубопроводов, автомобильных и железных дорог и капитальных зданий, которые буквально уходят под земли или валятся на бок при таянии льда.

«Кроме того, серьезные угрозы создаются для добывающих предприятий — это заболачивание местностей и так называемый термокарст — просадка земной поверхности в результате протаивания льдистых мерзлых пород и вытаивания подземного льда. Это чревато тяжелейшими последствиями, в том числе для энергетической безопасности страны, поскольку основные объемы нефти и газа мы получаем из месторождений, находящихся в Сибири», — сказал Plus-one.ru Михаил Юлкин.

Но, помимо мониторинга, нужно предпринимать и и более комплексные меры, говорит эксперт: в частности изменить энергетическую стратегию и отходить от рискованной добычи ископаемых в районах мерзлоты к использованию возобновляемых источников энергии (ветра, солнца, рек и т. д.).

Доцент кафедры метеорологии и климатологии МГУ Павел Константинов тоже считает, что система мониторинга нужна и 140 станций хватит для ее работы.

«Прототипы такой системы существовали в СССР, но мерзлота — негостеприимная среда, и без ухода эти скважины быстро разрушаются. Едва ли сохранилось даже 10% из них. Поэтому, если эта наблюдательная сеть появится у Росгидромета, думаю, климатологи будут это только приветствовать», — сказал ученый Plus-one.ru.

Однако эксперты не смогли сказать о том, хватит ли 1,7 млрд рублей для создания системы: все зависит от деталей проектов.

Справится ли бизнес с переработкой своей упаковки?

Цитата: «Владимир Путин поставил задачу к 2030 году снизить захоронение отходов на 50%, при этом все отходы должны сортироваться на 100%. Кто генерирует отходы? Производители товаров — они произвели, упаковали, продали, люди потребили, и что-то [из этого] переросло в отходы. (...) Если не ставить задачу переработки 100% упаковки, то у вас никогда это не получится».

С 2015 года в России действует законодательство о расширенной ответственности производителей (РОП). По нему, норма утилизации разных товаров и видов упаковки компаниями колеблется от 10% до 45% объема их производства. Если компания не выполняет норму, она платит экосбор. С 2022 года, по законопроекту Минприроды, доля утилизируемой упаковки должна составлять 100%, а доля товаров будет расти ежегодно, опять же стремясь к абсолютной величине.

Однако в конце августа Минэкономразвития, получив замечания, от РСПП, «Опоры России», ЛУКОЙЛа, «Сургутнефтегаза», «Газпром нефти», «Сибура», «Норильского никеля» и PepsiCo и властей Ярославской, Кировской и Томской областей, назвало срок реформы «нереализуемым». Министерство предложило еще не менее двух лет для поэтапного переходного периода к нормативам из предложений Минприроды. А в день публикации интервью министра к Минэкономики присоединились Минпромторг и Минсельсхоз.

Исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК) Любовь Меланевская сказала Plus-one.ru, что сейчас в России просто нет таких механизмов, чтобы все компании, создающие отходы в виде упаковки, оказались под контролем государства. Поэтому нагрузка с 2022 года вырастет на ответственные организации, которые уже платят экосбор и находятся в поле зрения властей — а это всего 1-2% компаний, утверждает представитель РусПЭК.

«Кроме того, у нас нет налаженной системы сбора упаковки, ее часть просто не может быть переработана или для переработки не хватает соответствующих технологий. Например, испачканную маслом картонку из под пиццы на переработку никто не берет. Есть трудности и с некоторыми видами стекла. Поэтому 100% переработки упаковки достичь не удастся — чудес не бывает», — пояснила Любовь Меланевская.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Владимир Хейфец