Ученые: потепление увеличит вдвое количество лесных пожаров в России

Научно-учебная лаборатория экономики изменения климата НИУ ВШЭ представила первые результаты исследования о связи между социально-экономическими факторами и возникновением лесных пожаров. Plus‑one.ru рассказывает о выводах ученых и о том, как их работу оценили другие эксперты.

Иркутская область. Лесной пожар в поселке Мельничная Падь в 14 км от районного центра

Исследователи анализируют влияние изменения климата не только на экосистемы, но и на общество и экономику. Они оценивают, как новые погодные условия скажутся на здоровье и продолжительности жизни людей, урожайности сельскохозяйственных культур, государственных расходах. Так, авторы работы первыми в России попытались оценить, как с климатом и экономикой связаны лесные пожары.

Работники лаборатории НИУ ВШЭ сопоставили большой объем климатических данных (температуры, влажности воздуха, количества и мест выпадения осадков), полученных при помощи 500 метеостанций, с социально-экономической статистикой регионов.

«Совмещение климатических и экономических переменных на практике — то, чего не хватает во многих российских исследованиях, не только по теме лесных пожаров. Как правило, климатологи работают сами по себе, экономисты в метеорологию не лезут или испытывают с ней много сложностей, как мы — со стыковкой этих двух типов данных», — пояснил руководитель департамента мировой экономики, заведующий научно-учебной лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игорь Макаров.

Деятельность человека неоднозначно влияет на интенсивность лесных пожаров, отмечают авторы работы. В пример они привели два исследования, проведенные в Италии и Финляндии. С одной стороны, чем активнее человеческая деятельность в регионе, тем выше риск возникновения пожаров (это случай Италии). С другой стороны, тем более развитая инфраструктура создается для борьбы с возгораниями (об этом говорит финский опыт).

Ученые НИУ ВШЭ сравнили долю сгоревших лесов в каждом регионе России с плотностью местного населения, числом городских жителей, общим коэффициентом смертности, ожидаемой продолжительностью жизни, числом занятых с высшим образованием, валовым региональным продуктом и плотностью автомобильных дорог. В ходе исследования было построено три математических модели с разным набором климатических данных. И вот выводы ученых:

1

Несмотря на то, что 2010 год запомнился как самый пожароопасный, большая часть лесов России сгорела в 2018-м;

2

Самой значимой переменной оказалась плотность населения: в среднем один дополнительный человек на гектар приводит к увеличению числа лесных пожаров на 2-2,5%;

3

Повышение валового регионального продукта на душу населения, плотности дорог и доли городских жителей, наоборот, снижает вероятность возникновения пожаров;

4

Увеличение общего коэффициента смертности лишь на 0,1% и рост продолжительности жизни на 4,5-6 лет ведут к росту числа лесных возгораний;

5

Фактор наличия высшего образования у занятых никак не отразился на количестве пожаров;

6

При наихудшем сценарии изменения климата количество пожаров в России возрастет к концу XXI века примерно в два раза; в особой опасности — Южный и Северо-Кавказский федеральные округа — здесь число возгораний вырастет в 3-4 раза, хотя в некоторых регионах пожаров, наоборот, станет меньше — из-за увеличения количества выпадающих осадков.

«Мы обнаружили любопытную тенденцию: в областях, расположенных ближе к Китаю, леса горят чаще», — рассказала одна из авторов работы, стажер-исследователь научно-учебной лаборатории экономики изменения климата НИУ ВШЭ Марина Стародубцева.

Лесной пожар в Приморском крае

Самые достоверные данные о пожарах — со спутников

«Связь социально-экономических факторов с лесными пожарами — интересная, но с точки зрения метеорологии — много ошибок, — указал на слабые стороны исследования Александр Чернокульский, старший научный сотрудник Лаборатории теории климата Института физики атмосферы им. А. М. Обухова РАН. — На мой взгляд, наиболее достоверные данные о пожарах — спутниковые. Они не зависят от того, выгодно лесной службе скрывать реальное количество пожаров или нет».

Старший научный сотрудник немецкого Института Лейбница по исследованию Восточной и Юго-Восточной Европы Ольга Попова порекомендовала авторам исследования учесть региональные тренды, которые позволили бы оценить различие в экономических политиках регионов. «В одних местах природоохранная деятельность и меры по предотвращению пожаров лучше, в других — хуже. Было бы интересно посмотреть на зависимость лесных пожаров от этих показателей», — посоветовала Ольга Попова.

По мнению Натальи Вукович, доцента департамента мировой экономики ВШЭ, авторы работы отнеслись к лесу «любительски» и не учли важный момент — модель лесопользования, от которой зависят скорость распространения и количество пожаров. «Почему в Финляндии с высокой плотностью населения пожаров меньше, а в России — больше? Ключевая разница — в модели лесного хозяйства. В нашей стране распространено экстенсивное лесопользование, а в Финляндии — интенсивное», — пояснила эксперт.

Вывод о большем числе возгораний на российских территориях рядом с Китаем Наталья Вукович объяснила тем, что там орудуют черные лесорубы. «В исследовании отсутствует важный показатель — где в России леса страдают от незаконных вырубок. Чтобы скрыть воровство, браконьеры устраивают пожары».

Наталья Вукович предложила ученым разделить пожары на городские и сельские, сравнить инвестиции в пожароохранные мероприятия с затратами на тушение. Кроме того, эксперты сошлись во мнении, что работе недостает анализа причин возникновения пожаров — как природных, так и созданных человеком.

Авторы исследования согласились принять предложения коллег. «Мы учтем все замечания, но в масштабе страны сложно собрать данные для макроэкономического анализа», — посетовал стажер-исследователь научно-учебной лаборатории экономики изменения климата НИУ ВШЭ Илья Орлов. Авторы согласны, что дополнительная статистика сделает исследование более всесторонним.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Анастасия Троянова