«Свалок с ядохимикатами в России тысячи»

Независимые экологи и ученые химфака МГУ установили, что причиной катастрофы на Камчатке в сентябре 2020 года стала утечка химикатов с Козельского полигона. Исследователи обнаружили в грунте под военным объектом высокие концентрации вещества, которое могло спровоцировать отравление морских животных и серферов. Plus-one.ru приводит детали расследования, а также мнения экспертов о том, какие полигоны могут стать причиной следующей катастрофы.

Мертвый осьминог на берегу в бухте Безымянная
Мертвый осьминог на берегу в бухте Безымянная

Новые результаты исследования акватории и окрестностей Халактырского пляжа и Авачинского залива на Камчатке, проведенные в октябре-декабре 2020 года группой независимых экологов и научными сотрудниками химфака МГУ, подтвердили, что источником загрязнения Тихого океана мог стать Козельский полигон ядохимикатов. В пробах с побережья Халактырского пляжа найден продукт трансформации пестицида 2,4-Д — 2,4-дихлорфенол. В пробах найдены также пестициды линдан и гексахлорбензол, запрещенные Стокгольмской конвенцией о стойких органических загрязнителях.

При контакте с этими веществами у человека возникают жжение, сухость слизистых, возможны поражение нервной системы, дыхательных путей и даже смерть. Согласно системе классификации опасности и маркировки химической продукции (СГС) ООН, 2,4-дихлорфенол крайне токсичен для водных организмов с долговременными последствиями.

Согласно проведенным аналитическим центром МГУ исследованиям, содержание 2,4-дихлорфенола в почве с Козельского полигона находилось на уровне 63 мкг вещества/кг. По мнению экологов, насыщенный опасными веществами фильтрат с поверхности Козельского полигона проникал в подземные и поверхностные воды, которые затем выносили его в Тихий океан в район Халактырского пляжа. Это могло привести к гибели гидробионтов и отравлению серферов. Как заявил независимый эколог Георгий Каваносян, фильтрата от 50 кг грунта с Козельского полигона было бы достаточно, чтобы отравить все прибрежные воды у Халактырского пляжа, или 500 млн куб. м морской воды.

По версии профессора химфака МГУ Ирины Перминовой, подземные воды с высоким содержанием 2,4-дихлорфенола выходили на дно Тихого океана около Халактырского пляжа. Пятно загрязнения постепенно увеличивалось, вытравливая обитателей морского дна, после чего течением было смещено в сторону Авачинской бухты. Из-за того, что вещество не было заметно на поверхности воды, загрязнение прибрежных вод долгое время оставалось незамеченным.

По результатам расследования представители Greenpeace 17 февраля направили генпрокурору России Игорю Краснову обращение с просьбой провести проверку Козельского полигона ядохимикатов и пестицидов на Камчатке на соблюдение природоохранного законодательства, а также других объектов, расположенных на побережье океана, содержание которых может вызвать негативные последствия для окружающей среды.

Напомним, в октябре вице-президент Российской академии наук Андрей Адрианов заявлял, что Козельский полигон не мог стать причиной катастрофы на Камчатке, а морские животные погибли из-за цветения водорослей. Также об отсутствии техногенных причин катастрофы заявляла глава росприроднадзора Светлана Радионова: «Мы привезли туда единственный у нас имеющийся, нашими ребятами собранный подводный аппарат, который снимает дно. Мы отбираем пробы везде и отсекаем один за одним возможные техногенные причины. [...] Не видим техногенного нарушителя. Если мы его увидим, я вам обещаю, он будет публично назван».

Опасных свалок много по всей стране

На территории РФ до сих пор расположено множество площадок, подобных Козельскому полигону, хотя из федерального бюджета регулярно выделяются деньги на их ликвидацию, говорит директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгий Cафонов. «Россия отчитывается по конвенции о стойких органических загрязнителях, много средств направляется на ликвидацию мест их скопления, но по факту, как мы видим, деньги до цели не доходят. Случай на Камчатке — лишь вишенка на огромном торте», — сообщил он Plus-one.ru.

Специалист добавил, что опасность для здоровья людей представляют не только заброшенные площадки с опасными веществами, но и полигоны с твердыми бытовыми отходами (ТБО). «Вот, например, в Волгограде огромная свалка рядом с городом более 60 лет. Я был на этой свалке. Печаль заключается в том, что много денег тратится, чтобы создать там систему управления отходами, а результат нулевой. Конвейер для сортировки мусора включают, только когда кто-то приезжает. Как минимум это может привести к выбросу свалочных газов», — добавил Георгий Сафонов.

Руководитель рабочей группы по реформе обращения с отходами Центра общественного мониторинга ОНФ Людмила Варфоломеева заявила Plus‑one.ru, что опасность, исходящая от полигонов на севере России, с каждым годом растет из-за таяния вечной мерзлоты. Наиболее кризисными точками в России, по ее мнению, являются фенольное озеро в Улан-Удэ и полигон «Красный бор» в Ленинградской области, а также свалка промотходов «Черная дыра» в Нижегородской области.

«Ликвидация очагов накопленного экологического ущерба требует огромного количества анализов по аналогии с ликвидацией опасной опухоли. Как там надо смотреть, есть ли метастазы, так и тут — надо выявлять все факты попадания токсичных веществ в окружающую среду. Даже несколько килограммов отравленного грунта могут привести к ужасным последствиям», — добавила Людмила Варфоломеева.

Мест скоплений ядохимикатов, которые могут представлять опасность для природы и человека, в России тысячи, сообщил Plus-one.ru директор Всероссийского общества охраны природы Элмурод Расулмухамедов. «В Советском Союзе пестициды огромными бочками рассылали во все колхозы, после чего они складировались на станциях, откуда их забирали представители хозяйств. Эти места до сих покрыты активными веществами и представляют опасность. Кроме того, есть огромное количество брошенных технологических площадок», — пояснил эксперт.

Из наиболее известных и крупных локаций, представляющих опасность для природы, Элмурод Расулмухамедов выделил зараженные промышленные объекты в Усолье-Сибирском («Усольехимпром» и «Усолье-Сибирский силикон»), а также в Дзержинске Нижегородской области («Сибур-Нефтехим», «Дзержинское оргстекло» и другие). «Добавьте к этому могильники животных, которые погибли от всевозможных заболеваний — от ящура, сибирской язвы. Раньше таких животных закапывали, а не сжигали, поэтому потенциальных очагов очень много по всей стране. Подтаивание мерзлоты это усугубляет», — рассказал представитель Всероссийского общества охраны природы.

В России не существует и единого реестра опасных для природы объектов, а также критериев их оценки. «Есть площадки, про которые люди знают. Есть те, по поводу которых граждане обращались в росприроднадзор. Поэтому нам предстоит огромная работа по оценке накопленного ущерба», — заключил специалист.

Свалки против людей

Помимо экологической катастрофы на Камчатке, еще в нескольких случаях за последние годы утечки из мест скопления отходов приводили к отравлению людей и ущербу природе в России. Так, в начале марта 2018 года сотни жителей Волоколамска обратились к медикам из-за выброса свалочного газа, который случился на полигоне твердых бытовых отходов (ТБО) «Ядрово». В зоне поражения оказалась школа — 23 ребенка были госпитализированы, 16 получили медицинскую помощь на месте.

В июне 2017 года жители подмосковной Балашихи во время «прямой линии» с Владимиром Путиным рассказали, что испытывают проблемы со здоровьем из-за постоянных пожаров на свалке «Кучино». Выяснилось, что токсичные газовые образования отравляли жизнь тысячам граждан, а на саму свалку не пускали ни пожарные машины, ни комиссию минэкологии Московской области. Спустя семь дней после обращения к президенту свалку закрыли.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Георгий Кожевников