Как карантин повлиял на экологию

Россия продолжает выходить из самоизоляции: 13 регионов страны уже перешли ко второму этапу снятия карантинных ограничений. На этой неделе в Москве возобновили работу рестораны, кафе, фитнес-клубы и бассейны, разрешено заниматься на уличных тренажерах, открылись детские площадки. При этом в большинстве регионов сохраняется перчаточно-масочный режим. Plus‑one.ru выяснил, как карантин повлиял на окружающую среду.

Очистился ли воздух

По данным Росгидромета за 2018 год, в 89% российских городов были превышены нормы загрязненности воздуха. В 46 населенных пунктах степень загрязнения атмосферы была высокой сразу по нескольким показателям.

«Эффект карантина ощущался недолго. На один-полтора месяца количество поступающих в атмосферу загрязняющих веществ, таких как оксиды углерода, серы, азота, действительно снизилось. Однако предельно допустимые концентрации периодически превышались. Сейчас же, судя по данным космической съемки, все вернулось в прежнее состояние.

К сожалению, процесс очищения воздуха идет очень медленно, для него нужны радикальные изменения. Например, в перспективе полностью отказаться от двигателей внутреннего сгорания на транспорте. Проблема заключается также в изменении климата, из-за чего учащаются экстремальные погодные явления, в том числе волны жары и застои воздуха, они способствуют накоплению в атмосфере загрязняющих веществ».

Василий Яблоков, руководитель климатического проекта Greenpeace в России

Василий Яблоков, руководитель климатического проекта Greenpeace в России

Как изменилась жизнь бездомных животных

«Режим самоизоляции на количество животных в приютах никак не повлиял. Все наши питомцы живы и здоровы. В первые два месяца жесткого карантина волонтеры, независимо от наличия пропуска, не могли попасть на территорию приюта — они все были закрыты. После ослабления карантинных мер пропуск стало возможно оформить на сайтах помощи животным и волонтерской деятельности. Но во всех приютах есть сотрудники, которые продолжали ухаживать за животными. Был запущен проект фонда помощи городским животным „Накорми“, участники которого кормили уличных собак и кошек.

Большой проблемой стало то, что волонтеры не могли, например, выгуливать своих подопечных в лесу. Животные, как и люди, находились в изоляции. Придется заново приучать собак к ошейнику и поводку. Сейчас у волонтеров есть свободный доступ в приюты, практически все они привлекают добровольцев, которых по-прежнему, как и до пандемии, не хватает. Мы будем рады гостям и новым добровольцам».

Эльвира Шалтумаева, основатель благотворительного проекта по адаптации взрослых бездомных собак Adopt Adult Dog, психолог, волонтер московского муниципального приюта «Солнцево»

Эльвира Шалтумаева, основатель благотворительного проекта по адаптации взрослых бездомных собак Adopt Adult Dog, психолог, волонтер московского муниципального приюта «Солнцево»

Удалось ли потушить лесные пожары

Пожароопасный сезон открыт в 81 регионе России. В 55 субъектах РФ действует особый противопожарный режим, а на всей территории Забайкальского края введен режим ЧС.

«По пожарам ситуация была довольно тяжелая, в том числе из-за коронавируса. Но не только из-за него, конечно. После аномальной бесснежной для многих регионов зимы наступила очень ранняя и затяжная весна. Почва совсем сухая. Это создало условия для опасных и многочисленных весенних пожаров, в том числе торфяных.

Санитарные меры привели к тому, что много людей рано выехали на природу, на дачи, в деревни. Возникло множество пожаров: весной нет природных причин для возникновения и распространения огня, все, что горит, — горит по вине человека. Пожарным, в том числе добровольным, было труднее обычного: из-за ограничений меньше людей могли помогать тушить пожары.

За эту весну по всей стране пройдено огнем (не только в лесах, но и в полях, степях, на болотах) 13,5 млн га. Это очень много, хотя на 30% меньше средних многолетних значений. Снижение вызвано усилением в последние годы профилактической работы, в частности, запретом на сжигание травы и социальной рекламой против поджогов.

Затяжные и многочисленные весенние пожары создали серьезную угрозу здоровью людей, особенно тех, кто заболел коронавирусом. Например, долго в дыму был город Чита.

К счастью, пожарные, лесники и волонтеры смогли хорошо отработать эти пожары. Большую помощь в доставке пожарных добровольцев прямо на торфяные очаги, минуя коронавирусные ограничения в дороге, оказал вертолетный поисково-спасательный отряд «Ангел». Сейчас угроза уменьшилась, несмотря на жаркую погоду. Но весьма вероятно, что летом из-за новых пожаров, особенно в Сибири, где так и не решены проблемы ни «зон контроля», за пределами которых пожары можно не тушить, ни финансирования, задымление снова может прийти в города. Возможно, одновременно со второй волной коронавируса, что повышает риски для людей с ослабленным здоровьем".

Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела российского отделения Greenpeace

Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела российского отделения Greenpeace

Что стало с мусором

«Во время пандемии сильно изменилась структура бытовых отходов. Офисы, предприятия, рестораны, общепит перестали работать, но объемы мусора в контейнерах возле домов увеличились на 20-30%. Во многом потому, что люди стали есть дома и заказывать еду на дом. Бумаги и картона в мусоре сейчас больше на 35%, а пищевых отходов — почти на 41%. Если бумага и картон собираются раздельно, то пищевые отходы уходят на полигоны и в канализацию.

Мусорные полигоны, как и раньше, представляют собой опасный биохимический реактор. Например, Алексинский карьер в подмосковном Клину. На таких старых полигонах не установлены очистные сооружения, и фильтраты, образующиеся в результате гниения мусора, уходят глубоко в грунт. В них, из-за увеличения объема пищевых отходов, стало больше летучих фенолов, полифенолов, солей, дихлорметана, амино- и гуминовых кислот.

Если не изменить технологию захоронения мусора, ситуация может стать непредсказуемой. Вся органика должна чаще пересыпаться грунтом, чтобы устранить возможность самовозгорания, задымления, а также риск возникновения пожаров. Нужно внимательно следить за состоянием грунтовых вод вокруг полигонов. Этим занимаются службы Роспотребнадзора. Пока сигналов о массовых отравлениях нет.

Возникла проблема утилизации масок и перчаток. Медицинскими отходами они считаются только на территории медучреждений. У тех есть договора на вывоз и утилизацию — использованные средства индивидуальной защиты проходят через термообработку и уничтожение. Маски и перчатки, которые носит население, по документам не являются медотходами. К сожалению, большинство людей, даже болеющих коронавирусом, выбрасывают их вместе с обычными бытовыми отходами. С придомовых площадок они поступают на полигоны. На мусоросортировочных комплексах маски и перчатки не сортируют, так что полигоны будут дополнительно догружены синтетическим материалом, который «живет» в свалках сотни лет.

Теоретически маски являются источником заражения для рабочих на сортировочных станциях. Плюс птицы и крысы могут быть разносчиками заразы, если маски лежат на свалках в открытом виде. Эта пандемия не последняя, необходимо создавать параллельную систему не захоронения, а утилизации масок. Для этого необходимы соответствующие поправки и нормы в законодательстве."

Андрей Нагибин, председатель правления общероссийской общественной организации «Зеленый патруль», член общественного совета при Роспотребнадзоре

Андрей Нагибин, председатель правления общероссийской общественной организации «Зеленый патруль», член общественного совета при Роспотребнадзоре

Автор

Мария Стрельцова