Как спасти озеро от туристов

Эксперт Программы развития ООН, директор Института стратегии устойчивого развития Ирина Шмелева рассказала в колонке на +1 об опасности, которой подвергается урочище Донцо.

В конце июля 2018 года Роспотребнадзор опубликовал рейтинг самых чистых озер Ленинградской области. Туда попал Кюрлевский карьер, иначе — озеро Донцо, особо охраняемая природная территория (ООПТ).

В первые же выходные после публикации народ ломанулся туда. Поток машин был непрерывный, как в худшие часы на Киевском шоссе. Какая-либо инфраструктура — парковки, туалеты, мусорные баки — вокруг озера отсутствует. Поэтому машины подъезжали прямо к воде, парковались везде, где только можно. Мусор люди вываливали куда попало. При въезде на проселочную дорогу, идущую вдоль озера в деревню Донцо, висит плакат «Берегите лес от пожара». Он выглядел как насмешка: на полянках у воды граждане разводили костры, жарили шашлыки и вываливали угли на сухую траву.

Уже через пару дней такого нашествия чистейшая, прозрачная вода озера стала мутной, появилась белая жижа: грунт из белой извести не выдержал наплыва людей и собак. Остались вытоптанная трава, брошенные перевернутые мангалы, следы от колес прямо до береговой линии.

«Истоки реки Оредеж в урочище «Донцо» были признаны ООПТ, памятником природы регионального значения, в 1976 году. Площадь территории — 950 га. Там запрещаются организация туристических стоянок, разведение костров, рубка деревьев и кустов, устройство свалок, загрязнение земли и воды, проезд автотранспорта вне дорог общего пользования, сбор и добыча охраняемых видов растений, грибов и животных.

ООПТ создавалась, чтобы сохранить истоки Оредежа — выходы артезианских вод Ижорского плато. Второй целью была защита лугов на известковой плите, называемых «альвары», с редкими степными видами растений, многие из которых занесены в Красную книгу России и региона. Альвары нигде более в Ленинградской области не встречаются. На них растут четыре вида растений из Красной книги России и 38 охраняемых в области, а в общей сложности — около 80 видов, среди которых — венерин башмачок и знаменитые колокольчики, воспетые Владимиром Набоковым в «Других берегах».

Третьей целью было сохранение мест обитания и нереста речной форели в верховьях Оредежа у деревни Большое Заречье. В урочище Донцо живет множество птиц и зверей. В паспорте памятника природы указано, что нарушители режима особой охраны привлекаются к административной ответственности. Однако эту информацию, размещенную на стенде у шоссе, наши граждане просто игнорируют.

Очевидно, что территория Донцо должна быть защищена от наплыва машин и людей и взята под особую охрану правительством области и администрацией Волосовского района. Нужно установить запрет на массовое использование озера в рекреационных целях и категорически запретить подъезд к береговой линии на машинах в радиусе километра, сделав исключение для местных жителей и владельцев дачных участков в деревне Донцо. На проселочной дороге, ведущей к озеру, и на всех возможных подъездах нужно установить шлагбаумы. Стоянка машин на стороне водоема должна быть категорически запрещена. Необходимо выделить средства на организацию инфраструктуры — мусорных баков и туалетов, с регулярными вывозом и очисткой. Нарушение правил поведения на территории ООПТ должно караться серьезными штрафами. Чтобы следить за соблюдением режима, нужно организовать регулярные рейды неправительственных организаций.

Михаил Крейндлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям российского отделения Greenpeace, детально разобрал причины отсутствия надлежащего надзора за состоянием Донцо и других ООПТ Ленинградской области. По его словам, проблема не в статусе и режиме, а в обеспечении контроля за территорией. Он объясняет: «Думаю, отсутствие контроля связано с развалом системы управления особо охраняемыми природными территориями в регионе. Сейчас они находятся в ведении Дирекции ООПТ Ленинградской области, которая является филиалом Ленинградского учреждения „Ленобллес“. Его основная функция — организация использования лесов, однако в задачи не входит очистка от загрязнения отходами. Кроме того, сотрудники Дирекции ООПТ вообще не имеют прав государственных инспекторов в области охраны окружающей среды, то есть не могут даже составить протокол об административном правонарушении. А на Комитет государственного экологического надзора Ленинградской области, у которого такие полномочия есть, возложено большое количество других задач. Поэтому он не в состоянии эффективно охранять ООПТ».

По его словам, Greenpeace предлагал создать в структуре Комитета государственного экологического надзора Ленинградской области учреждение, управляющее ООПТ региона, но правительство Ленобласти выступило против.

Директор экоцентра «Заповедники» Наталья Данилина предложила более «локальное» решение: «Озеро как памятник природы должно иметь „хозяина“ — конкретную организацию, которая серьезно занимается его охраной. Если это чудесное место просто открыли для туристов, но некому озаботиться обустройством берега, организацией сбора мусора, воспитанием и просвещением приезжающих туда людей и выделением и защитой участков, где запрещено находиться отдыхающим, то озеро будет продолжать гибнуть под таким мощным напором. Возможно привлечение социально-ответственной НКО. Взять на себя такие обязательства может и коммерческая структура, которая, регулируя чрезмерные потоки посетителей, могла бы на этом заработать. Деятельность организации может осуществляться в партнерстве с муниципалитетом, с научным и природоохранным сообществами».

По словам Артема Алексеева, исполнительного директора экологического правозащитного центра «Беллона», проблему не удастся решить без активных действий общественности, в особенности местных жителей. «Никакие меры административной ответственности не помогут как сохранить ООПТ, так и напугать туристов, приезжающих отдыхать на территории памятника природы», — объясняет он. Алексеев подчеркивает, что для решения проблемы нужен комплекс природоохранных мер, которые в данном случае может применить Комитет по природным ресурсам Ленинградской области и «Ленобллес», «однако без волшебного пинка со стороны заинтересованной общественности ничего с места не сдвинется». Он отмечает: «Местным жителям нужно активно писать обращения в эти органы и требовать принятия природоохранных мер. А гражданам, конечно, нужно набраться терпения и настойчивости и приготовиться к многочисленным отпискам, что денег нет. Для начала я рекомендовал бы прозондировать почву и запросить у ответственных органов всю важную информацию».

Автор

Ирина Шмелева