Игорь Честин: $50 млрд, потраченные на игры в Сочи, ушли на разрушение

Директор Всемирного фонда дикой природы (WWF) Игорь Честин в своей колонке на +1 — почему потребовалось просить генерального директора Международного олимпийского комитета Кристофа де Кеппера взять под личный контроль ситуацию с экологическими последствиями Олимпиады в Сочи-2014 и как спасти природу региона.

После Олимпиады в Сочи прошло уже четыре года, а мы по-прежнему не перестаем говорить о проблемах, которые эта Олимпиада принесла природе и жителям региона. Однако с разрушительными экологическими последствиями пришлось столкнуться не только в Сочи. При строительстве горнолыжных трасс для Олимпиад прошлых лет были вырублены горные леса национального парка Чонсон в Корее, парка Банифф в Канаде, то же самое прямо сейчас происходит в национальном парке Пирин в Болгарии, что заставляет сотни тысяч людей выходить с протестом на улицы. Строительство инфраструктуры для зимних видов спорта оказывает колоссальное разрушительное воздействие на окружающую среду, поэтому необходимо рассмотреть вопрос о прекращении перемещения зимних олимпийских игр из страны в страну и проводить Олимпиады в одном и том же месте.

Созданная инфраструктура перестает использоваться после окончания игр — заброшенные объекты стоят в Хельсинки, Сараево, Турине, Афинах, Пекине, пустуют и трамплины в Сочи. На организацию Олимпиады 2014 года было выделено $50 млрд, а на восстановление разрушенных при строительстве экосистем не выделили ни копейки. План компенсационных мероприятий, утвержденный и разосланный во все международные инстанции, не выполняется, затраты по-прежнему не компенсированы. На этапе подготовки страна щедро раздает обещания, а потом заявляет: «Мы передумали!».

Сочи — изначально неподходящее место для проведения зимних международных соревнований, и развивать инфраструктуру здесь было ошибкой. При строительстве пострадал совершенно уникальный природный комплекс — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ». Реликтовый самшит колхидский, растущий только в этом регионе, был полностью уничтожен завезенной в спешке из Италии бабочкой-огневкой. Вырубка лесов привела к многочисленным оползням. Сорокакилометровая дорога от Адлера до Красной Поляны стала непроходимым барьером на миграционных путях животных и прервала прежнюю связь природных комплексов.

Игры готовились в сжатые сроки, поэтому для них фактически пришлось отменить законы. Начался период легендарных взяточничества и распила, и в этом смысле Олимпиада была совершенно над законом.

Курорты в Сочи пытаются расползтись дальше и это необходимо остановить. Власть должна выполнить обещания, данные при подготовке Олимпиады, и расширить территорию заповедника,к сожалению, не самшит. Совместно с Краснодарским краем мы начали создавать семенной фонд для восстановления растения, которое можно будет начать только после того, как насекомое полностью доест все деревья. Процесс восстановления осложняется и скоростью роста самшита — за 200 лет растение достигает всего 10 метров в высоту и 30 сантиметров в диаметре. На полное восстановление уничтоженного леса могут уйти тысячелетия.

Сейчас пришло время всерьез задуматься о глубоком пересмотре подхода к проведению Олимпийских игр и создать механизмы, гарантирующие выполнение всех взятых экологических обязательств. Именно МОК должен следить за выполнением обещаний, не сбрасывать их со счетов и учитывать полученный опыт при подготовке следующих Олимпиад.

В 2016 году мы уже встречались с господином Кристофом де Кеппером, генеральным директором МОК, и обсуждали эти проблемы. Спустя год МОК пообещал, что вопрос будет рассматриваться в Комиссии по устойчивому развитию и наследию (The IOC Sustainability and Legacy Commission), которая следит за соблюдением принципов социально-экологической ответственности организаторами Олимпиад. Заседание комиссии прошло в ноябре, но проблема Сочи там не рассматривалась. Мы неоднократно обращались и в Общественный совет при Минприроды РФ, но в ведомстве дали понять, что выполнять взятые обязательства не планируется.

Теперь мы просим де Кеппера взять ситуацию в Сочи под свой личный контроль. Мы дали МОК еще одну возможность себя проявить. Если последует молчание, то можно будет говорить с уверенностью: МОК — не та структура, которая может обеспечить устойчивость игр, а значит, нужна другая, которая будет подбирать для соревнований иные места и контролировать их. Ответ Международного комитета мы рассчитываем получить до начала лета.

[b]Игорь Честин, директор Всемирного фонда дикой природы (WWF)[/b]

Игорь Честин, директор Всемирного фонда дикой природы (WWF)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.