«Сохра­не­ние краснокнижных видов — дело государствен­ной и общечеловече­ской важности»

Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике топливно-энергетического комплекса WWF, рассказал «+1» об угрозах, которые представляют собой разливы нефти, дноуглубительные работы и брошенные снасти для морских обитателей.

Алексей Книжников

— Многие виды морских млекопитающих занесены в Красную книгу России и находятся под охраной государства. Насколько велика угроза животным от хозяйственного освоения российского шельфа и добычи на нем ископаемого топлива?

Нефтегазодобыча — относительно новая и достаточно серьезная угроза для морских млекопитающих, обитающих в наших морях. Пока что добыча нефти на шельфе ведется в основном у берегов Сахалина, что составляет лишь около 4% от общего количества добываемых в стране углеводородов. Всем понятна угроза, связанная с разливами нефти: она затрагивает и птиц и, в меньшей степени, морских млекопитающих. Но если птиц как-то можно попытаться спасти — отмыть и реабилитировать, —то млекопитающим помочь практически невозможно. При этом воздействие нефти и нефтепродуктов на животных не только прямое, но и опосредованное. То есть, через пищевую цепочку, если от контакта с нефтью пострадает кормовая база. К счастью, нефтеразливы на Сахалине случаются крайне редко, и мы не фиксировали таких серьезных воздействий на морских млекопитающих.

Потенциальная угроза для шельфов арктических морей, связанная с добычей сжиженного природного газа, — дноуглубительные работы. Современные проекты требуют, как правило, крупных тоннажных перевозок. Например, в рамках арктического проекта «Ямал СПГ» будут работать танкеры колоссального размера, до 250 тыс. тонн водоизмещения. И чтобы подойти к терминалу, им потребуется большая глубина. Работы по углублению дна связаны с образованием большого количества взвесей, которые могут распространяться на десятки километров. Это оказывает воздействие на донные организмы, являющиеся кормовой базой для многих китов.

— Нефтедобыча связана еще и с интенсивным судоходством и шумовым загрязнением от сейсморазведки. Как влияют на животных эти факторы?

Сейсморазведка — обязательная процедура на начальном этапе разработки месторождения, и она не единожды выполняется по мере освоения запасов. От нее в первую очередь страдают киты: у них очень чувствительный слуховой аппарат, который к тому же является основой их жизнедеятельности. При этом воздействие на китов может быть как незначительное, так и серьезное — вплоть до временной потери слуха. Если из-за шума животные будут избегать сезонных кормовых площадок, то не смогут полноценно накопить жиры в летний период. Это тоже предмет для беспокойства, потому что киты в зимнее время подвержены болезням. С подобной ситуацией мы столкнулись именно на Сахалине: так получилось, что самые крупные шельфовые месторождения расположены на ключевых пастбищах серых китов.

Нефтяные проекты на море действительно привлекают большие объемы судоходных операций, сейсморазведка тоже проводится с судов. Судоходство — это фактор беспокойства. Оно связано, помимо прочего, с риском непосредственного воздействия на китов — столкновения.

— Однако численность серых китов у берегов Сахалина растет. По последним данным экспертов Консультативной группы по западно-тихоокеанским серым китам (КГЗСК), сахалинская популяция ежегодно увеличивается на 3–4%. С чем это связано?

Мы договариваемся с нефтяными компаниями, которые работают на шельфе Сахалина, о минимизации воздействия. В первую очередь меры включают в себя проведение сейсморазведочных работ в то время, когда концентрация китов у побережья минимальна, — в начале сезона, когда лед сходит, и поздней осенью, когда киты отплывают от шельфа. Поскольку там работают разные компании — «Сахалин Энерджи», оператор проекта «Сахалин-1» и другие —мы рекомендуем им не проводить сейсморазведку в один сезон. Это важно, потому что у берегов острова есть два основных пастбища китовых, и если мы отпугнем их сейсморазведкой с одного пастбища, у китов будет возможность питаться на другом.

Что касается судоходства, здесь тоже наработаны меры, снижающие угрозу воздействий. Во-первых, необходимо использовать рекомендованные пути. Зная, где находятся ключевые местообитания китов, можно прокладывать судоходные маршруты. Во-вторых, это снижение скорости, что также минимизирует риски столкновений. И в-третьих, это обязательное наличие на судах специальных наблюдателей, в обязанность которых входит отслеживание акватории на предмет наличия морских млекопитающих. Это все апробированные методы, которые активно используются.

—Меры по снижению воздействия на живые организмы предусматривают длительную ресурсо- и энергоемкую стадию мониторинга. На шельфе Сахалина проводились какие-либо предварительные исследования?

В основу выработки мер защиты легли исследования, выполненные на средства компаний «Сахалин Энерджи». В результате были получены данные о распределении китов, выявлены и закартированы ключевые местообитания, составлены карты концентрации животных и проведено зонирование по допустимой интенсивности хозяйственной деятельности. Именно благодаря этим исследованиям нам удалось найти решения по минимизации воздействия на серых китов.

—Еще одна проблема, которая негативно сказывается на состоянии морских млекопитающих, — безответственное рыболовство. Свободно дрейфующие остатки сетей, канаты и веревки могут привести к запутыванию и бессмысленной гибели китов и морских животных. Какие существуют механизмы контроля за деятельностью рыболовных организаций?

Запутывание и прилов в рыболовстве — тема, которая в нашей стране стоит остро. Почти каждый год мы получаем сообщения о случаях запутывания китов. Иногда животные гибнут; правда, за последние пять лет среди китов был один такой случай. Это не массовое явление. Часто именно наблюдатели с судов нефтяных компаний первыми сообщают о проблемах экологам и Росприроднадзору. Прилов морских млекопитающих тоже представляет собой серьезную проблему. Так, по данным Камчатского филиала ФГБУН Тихоокеанского института географии РАН, с 1995 по 2008 годы на российском дрифтерном промысле лососей в сетях было зарегистрировано около 4,9 тысяч особей морских млекопитающих, большая часть из которых не выжила.

Всего можно выделить три ключевых фактора негативного воздействия рыболовства на морских млекопитающих: отслужившие снасти, случайный прилов и слишком интенсивный вылов зонах кормления животных, который может привести к недостатку пищевых ресурсов. Современные требования экосистемного подхода заставляют компании, занимающиеся рыболовством, учитывать интересы других обитателей моря: нести ответственность за сбор и утилизацию вышедших из строя сетей, отслеживать прилов с помощью наблюдателей, обеспечивать устойчивый для экосистемы объем вылова. Внедрять эти принципы помогает специальная система сертификации. Увеличение количества сертифицированных по международным стандартам рыболовецких компаний — один из приоритетов работы WWF. Мы не можем отслеживать деятельность каждой из них, но если они пройдут сертификацию, то будут обязаны соблюдать экосистемный подход в своей деятельности.

 — При поддержке компании «Сахалин Энерджи» был создан первый в России отряд добровольцев по спасению морских млекопитающих «Друзья океана». Волонтеры научились снимать животных с мели, освобождать их из рыболовных сетей, осматривать и оказывать им первую помощь на берегу. Как Вы оцениваете инициативу сахалинцев?

Сахалин — уникальное место, где ответственность за сохранение редких видов животных взяли на себя как государственные структуры, так и бизнес. Инновации и новые подходы тут хорошо приживаются. Отчасти поэтому на Сахалине стали успешно развивать систему спасения морских млекопитающих, и получилось это хорошо.

На сегодняшний день существует постановление правительства о необходимости создания центров по реабилитации птиц и морских млекопитающих, разработанное при участии WWF, но пока что дальше декларации инициатива не продвинулась. И как раз сахалинский опыт может стать прообразом того, как эта система будет дальше выстраиваться в стране.

Общественные объединения на Сахалине продемонстрировали, что могут создать систему спасения морских млекопитающих. Однако, несмотря на это, их деятельность проходит пока в условиях слабого правового поля, что неправильно во всех отношениях. В первую очередь потому, что сохранение краснокнижных видов — дело государственной и общечеловеческой важности; и несправедливо, что сахалинская инициатива строится на добровольном пожертвовании. А без регламента и нормативной базы не удастся добиться государственного финансирования на цели спасения и реабилитации краснокнижных животных.

Автор

Дарья Кузнецова