Министерство устойчивого развития

7 июня на территории социальной площадки «Пространство доверия» Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2019) прошел круглый стол «Взаимодействие бизнеса и государства для достижения целей в области устойчивого развития (ЦУР)». Участники разбирались, что может заставить Россию и российские компании поддерживать ЦУР, на чем следует сосредоточиться в первую очередь и как быстро нужно действовать, потому что часики в разруливании проблем планеты неумолимо тикают.

Фото: Лилия Сахибгареева для +1

«Формируя повестку устойчивого развития» — так была заявлена основная тема ПМЭФ. Участники деловой программы обсуждали как ЦУР в целом, так и отдельные их элементы — корпоративную социальную ответственность, изменение климата и возобновляемую энергетику, «зеленые» инновации, экотуризм, управление отходами, сохранение мирового океана и даже «устойчивое истребление» (что бы это ни значило). На площадке «Пространство доверия» все три дня форума шли дискуссии про гендерное равенство, доступность образования и поддержку людей с ограниченными возможностями здоровья.

Участники сессий, как правило, соглашались, что цели устойчивые нужны и важны (все 17, а если вдруг вы боитесь спросить, что вообще такое устойчивое развитие, загляните сюда, мы разобрались за вас).

На круглом столе «Взаимодействие бизнеса и государства для достижения ЦУР» споров тоже не было. Участница сессии Елена Феоктистова, управляющий директор по корпоративной ответственности, устойчивому развитию и социальному предпринимательству Российского союза промышленников и предпринимателей, подчеркнула, что Россия в деле внедрения ЦУР «тормозит». «Работа идет, но медленно. Нам уже нельзя не торопиться, надо перестать думать, что у нас много времени впереди. Его категорически мало», — предупредила она.

По ее словам, государству необходимо мотивировать компании поддерживать устойчивое развитие. «Надо, чтобы бизнес в своих инициативах чувствовал, что если он идет в верном направлении, выдерживает вектор, то у него будут поддержка, налоговые льготы, выгодные условия государственно-частного партнерства и так далее», — заявила Феоктистова. Она отметила, что у российских компаний в устойчивом бизнесе «очень большой потенциал», привела в пример зарубежные компании, которые делают дороги из переработанного пластика, и попросила поддержать такие же предприятия, которые «у нас тоже есть».

Однако бизнесу не всегда нужны деньги

Иногда проблема заключается в отсутствии взаимодействия организаций и органов власти, возразил Илья Ломакин-Румянцев, председатель совета директоров Агентства содействия развитию экономических институтов «ВЛМ-Инвест». «Проблема переработки пластика — не в налогах, а в том, чтобы еще раз посмотреть на СанПиН, запрещающий установить фандоматы (автоматы по приему бутылок — прим. +1) в магазинах», — объяснил Ломакин-Румянцев.

Его поддержал Роберто Ридольфи, помощник гендиректора департамента программной поддержки и технического сотрудничества Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). Он заявил, что выделять деньги недостаточно — нужно полностью менять экономическую систему. «Пока мы во всем мире не изменим учебную программу на экономических факультетах, пока не внедрим экономику замкнутого цикла, мы не сможем добиться успехов», — заявил Ридольфи.

Переход к устойчивости, по его словам, также должны стимулировать «обычные» граждане, потому что «люди в костюмах на Уолл-стрит» даже и не думают о ЦУР

«Мы хотим, чтобы процесс был более естественным, чтобы его двигали потребители, которые требовали бы от общества перейти на устойчивые рельсы», — отметил Ридольфи. По его словам, уже сейчас люди хотят платить на 20-40% больше за органические устойчивые продукты.

Ридольфи также рассказал о сферах, где Россия может многого добиться в плане устойчивого развития. Одной из них он назвал отслеживание выбросов CO2 предприятиями, чтобы инвесторы знали эти показатели и на их основе принимали решения об инвестировании.

Марина Вашукова, исполнительный директор ассоциации «Национальная сеть Глобального договора», отметила, что трансформация общества постепенно идет, но она «не гомогенна и противоречива», и ситуация различается даже внутри «продвинутых» с точки зрения устойчивого развития стран. «Ни одно сообщество не может похвастаться полностью закрывающими все потребности устойчивости инструментами», — рассказала Вашукова.

Она отметила, что в последнее время наблюдается всплеск интереса к ЦУР в стратегиях российских компаний, и большое число сессий ПМЭФ, посвященных этой проблематике, подтверждает то, как выросла роль бизнеса в трансформации общества с точки зрения устойчивости. «Сегодня мы говорим о пересмотре самой миссии бизнеса и основ мировой экономики. ЦУР впервые напрямую апеллируют к бизнесу и его инновационному потенциалу, творческой энергии, адаптивности инноваций — вся система бизнеса, в том числе и технологии, учитывает, насколько бизнес умеет управлять своими видами воздействия, насколько его прибыль имеет социальные и экологические измерения», — подчеркнула Марина Вашукова.

Артем Шадрин, директор департамента стратегического развития и инноваций Минэкономики, уклонился от ответа на вопрос, не собирается ли ведомство переименоваться в Министерство устойчивого развития

Он заявил, что подписанные президентом национальные цели развития «полностью соответствуют» ЦУР ООН (корреспондент +1 попыталась найти среди 17 целей устойчивого развития «вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира», но не нашла).

Шадрин выделил три направления, которые позволят России развиваться более устойчиво, — это финансовые, технологические и социальные инструменты. Он подчеркнул, что экономические стимулы — основные, и сослался на исследование KPMG: 51% опрошенных компаний отметили, что будут следовать ЦУР только за деньги.

При этом Шадрин подчеркнул, что устойчивое инвестирование растет, развивается рынок «зеленых облигаций» — ценных бумаг, направляемых на «зеленые» проекты, а в апреле было подписано постановление правительства о серьезном субсидировании процентных ставок по купонам облигаций, которые выпускают российские промышленные компании для внедрения наилучших доступных технологий, нацеленных на улучшение экологических показателей, связанных с вредом от производства.