Мокрого места не останется?

В феврале прошли два праздника, связанных с водой, — Всемирный день водно-болотных угодий и Всемирный день защиты морских млекопитающих. В эти дни во всем мире проводятся мероприятия, которые призваны привлечь внимание к проблемам водных экосистем и их обитателей. С 1970 года площадь водно-болотных угодий сократилась на 35%, но все еще составляет 12,1 млн км, что почти равно площади Гренландии. Это огромные территории с очень высоким биоразнообразием, которые стремительно исчезают с лица планеты. Почему мы потеряли треть этих земель за последние несколько десятилетий, чем это грозит планете и что со всем этим делать — в материале +1.

Фото: Unsplash/Andrew Coates

Важные влажные

Водно-болотные угодья — перевод английского понятия wetlands. К ним относятся не только болота, но и мелководные озера, марши (периодически затопляемые побережья), коралловые рифы, мангровые заросли, эстуарии и лагуны. Россия занимает первое место в мире по площади болот, на их долю приходится 8,9% территории РФ.

Болота и другие влажные земли поглощают дождевые и паводковые воды, предотвращая тем самым наводнения, питают реки, очищают грунтовые воды от загрязнений и являются резервуаром для питьевой воды. Эти участки местности отличаются также очень высоким биоразнообразием: водно-болотные экосистемы обслуживают 40% видов животных и растений на Земле.

Одна из важнейших биосферных функций болот — аккумуляция углерода и, как следствие, регуляция климата

Поскольку в болотах процесс разложения органического материала идет медленнее, полуразложившаяся органика превращается в богатый углеродом торф. Если бы весь депонированный в болотах углерод вышел в качестве углекислого газа в атмосферу, концентрация CO2 в ней повысилась бы в 1,5 раза.

Первый международный документ об охране водно-болотных угодий был принят в 1971 году — это Рамсарская конвенция. Сейчас ее участниками являются 170 государств, включая Россию. В список охраняемых конвенцией российских угодий внесено 35 объектов. Однако, по словам Михаила Крейндлина, руководителя программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России», угодий, которые заслуживают особых охранных мер, в действительности гораздо больше. Некоторые из них внесены в дополнительный «теневой» список (в нем 166 российских объектов).

Фото: Unsplash/Ryan Grewell

«У Рамсарской конвенции как международного инструмента есть ряд недостатков. Прежде всего, она не указывает никаких конкретных мер по охране водно-болотных угодий, предполагая, по всей видимости, что эти вопросы должны регулироваться национальным законодательством. Однако в России фактически отсутствует система правового регулирования охраны водно-болотных угодий на федеральном уровне», — объясняет Михаил Крейндлин.

Торфяная лихорадка

Долгое время считалось, что болота — бесполезные территории, поэтому за последнее столетие (с 1900 года) человек осушил, застроил или превратил в сельскохозяйственные земли 64% всех влажных земель.

Водно-болотные угодья продолжают стремительно исчезать. Эксперты объясняют это многими причинами, в числе которых антропогенные факторы, например, изменение климата, исчезновение видов, загрязнение воды удобрениями и другие. В юго-восточной Азии под угрозой осушения для использования в сельскохозяйственных целях до сих пор находятся около 80% влажных земель.

«Осушение болот в России все еще происходит, хотя и в значительно меньшей степени, чем раньше, во времена активной работы торфяной отрасли, когда было осушено 8 млн га в европейской части страны», — говорит Ирина Каменнова, координатор проектов Российской программы Wetlands International.

Фото: Unsplash/Malcolm Lightbody

Торф — горючее полезное ископаемое, добыть его можно со дна болота, которое сперва нужно осушить. «Осушенные торфяники представляют серьезную угрозу с точки зрения возникновения пожаров, загрязнения водотоков органическим веществом и изменения климата, поскольку болота хранят углерод, который освобождается при горении», — объясняет Ирина Каменнова. Ежегодно осушенные торфяники выбрасывают в атмосферу 1,3 гигатонн CO2, что равно 5,6% от общей антропогенной эмиссии углекислого газа.

Осушили — увлажните

Практику восстановления и устойчивого использования водно-болотных угодий обсуждают во всем мире, а их роль в борьбе с изменением климата занимает особое место.

Проекты Wetlands International по сохранению и восстановлению водно-болотных угодий реализуются и в России. Выращивание влаголюбивых культур, по словам Ирины Каменновой, в нашей стране пока не развито, однако организация пропагандирует внедрение таких практик на восстановленных территориях.

Обводнение осушенных болот помогает в борьбе с эмиссиями углекислого газа, в восстановлении биоразнообразия и возобновлении функции очищения и хранения питьевой воды. На рекультивированных землях можно выращивать влаголюбивые культуры, которые могут использоваться как биотопливо, корм для скота, почвенный субстрат, для очищения воды и производства стройматериалов.

Фото: Unsplash/Nicholas Selman

В течение первых лет восстановленные болота выделяют больше метана (метан — основной компонент болотного газа), чем нетронутые. Исследователи из Грайфсвальдского университета предположили, что с учетом того, что метан оказывает в 23 раза более сильный климатический эффект, чем углекислый газ, в столетней перспективе обводнение болот не будет иметь абсолютного положительного воздействия на изменение климата.

В том числе и поэтому крайне важно защищать сохранившиеся нетронутые водно-болотные угодья, однако, по мнению экспертов, климатологи и правительства не уделяют этому вопросу достаточно внимания. Несмотря на усилия экологических активистов и научного сообщества, влажные земли по всей планете исчезают в три раза быстрее, чем леса.