Глубоководная добыча может навредить экосистеме океана

Разрешения на разведку имеют РФ, Великобритания, Германия, Франция, КНР и Южная Корея

Фото: flickr.com/Maurizio Esitini

Развитие индустрии глубоководной добычи минералов может нанести непоправимый вред экосистемам океана, говорится в новом отчете Greenpeace. Эксперты прогнозируют, что разработка затронет территорию в пять раза больше площади Великобритании. Об этом сообщает The Independent.

Организация Объединенных Наций выдала 29 лицензий компаниям, которые будут заниматься глубоководной добычей редких металлов, в том числе кобальта. Его будут применять в сфере «зеленой» энергетики для производства аккумуляторов.

Без надлежащего контроля добыча может привести к полному разрушению среды обитания и исчезновению некоторых видов морских животных, а также к выбросу токсинов в тех районах, которые оставались нетронутыми на протяжении тысячелетий, подчеркивается в докладе.

Глубоководная добыча минералов может вызвать высвобождение большого количества углерода на морском дне, что усилит изменения климата. Разработка пока не началась, но лицензии на эту деятельность уже имеют ряд стран: Великобритания, Германия, Франция, Китай, Южная Корея и Россия. Компаниям разрешено вести добычу минералов на территории более 1,3 млн кв. км морского дна в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах.

При этом, как отмечается в материале The Independent, учеными сегодня изучено лишь 0,0001% океанического дна в мире.

«Здоровье наших океанов тесно связано с нашим собственным выживанием. Если сейчас мы не примем меры по их защите, глубоководная добыча может иметь разрушительные последствия для морских организмов и для человечества», — сказала активистка Greenpeace из кампании по защите океанов Луиза Кассон. Она добавила, что глубоководные районы представляют собой крупнейшую экосистему планеты и служат домом для уникальных существ, о которых мы практически ничего не знаем. Кассон опасается, что «жадная» индустрия может «уничтожить чудеса глубокого океана еще до того, как у нас появится шанс их исследовать».

Все больше стран рассматривают океаническое дно как источник экономического процветания. Минералы с его поверхности могут использоваться для развития технологий, от смартфонов до солнечных панелей.

Лицензии на добычу были выданы Международным органом по морскому дну (МОМД), созданным на основании Конвенции ООН по морскому праву для организации и контроля разведки и разработки минеральных ресурсов в международном районе морского дна, то есть за пределами национальных юрисдикций. Экологические активисты раскритиковали решение МОМД, заявив, что организация ставит корпоративные интересы выше защиты морской среды.

Глубоководные отложения — это важное долговременное хранилище «голубого углерода» (так называют CO2, улавливаемый океаническими и прибрежными экосистемами). Это углерод, который естественным образом поглощают морские организмы и который затем оседает на дне после их гибели.

«Создание нового индустриального фронтира в крупнейшей экосистеме планеты и "подрыв" важного поглотителя углерода сопряжены со значительными экологическими рисками», — говорится в докладе Greenpeace. По оценкам организации, глубоководная добыча минералов может усугубить изменения климата.

Кассон заявила, что МОМД «непригодна» для ведения деятельности по защите океанов и лоббирует интересы индустрии глубоководной добычи минералов, в том числе борется против принятия эффективного международного соглашения по охране морских экосистем.

Не все ученые согласились с выводами Greenpeace. Н. Х. Хадж, главный научный сотрудник индийского Национального института океанологии, который занимается исследованием морского дна и проводит анализ экологического воздействия программы Индии по глубоководной разведке, назвал результаты отчета «преувеличенными». По словам Хаджа, добыча на морском дне будет значительно менее опасной, чем на суше. Как отметил ученый, соответствующие технологии разработаны в соответствии с руководящими принципами МОМД и не будут наносить существенного вреда экосистемам.

По данным более раннего исследования, только 13% Мирового океана остаются «дикими», практически не затронутыми деятельностью человека.