Соломинки и ископаемые

В этом году Татьяна Ланьшина, научный сотрудник РАНХиГС и генеральный директор ассоциации «Цель номер семь», которая поддерживает седьмую Цель устойчивого развития (доступная и чистая энергия), посетила Швецию, Данию, Германию и США для изучения их опыта устойчивого развития и развития возобновляемой энергетики. В колонке на +1 она рассказывает о том, как скандинавы экономят ресурсы, а американский федерализм двигает энергетический прогресс.

Экология 6 мин на чтение Добавить в закладки
Фото: pixabay.com

В плане устойчивого развития контраст между европейскими странами и США бросается в глаза сразу. Если вы находитесь в Европе, вам вряд ли предложат одноразовую посуду за завтраком в отеле или на мероприятии — особенно если мероприятие посвящено устойчивому развитию или возобновляемой энергетике (ВИЭ). В США бумажные тарелки и пластиковые стаканы, вилки и прочие столовые приборы используются повсеместно и без особой необходимости. Если вы заказали напиток — неважно, молоко или виски, — в США вам засунут в него две пластиковые трубочки, даже если вы сидите за столом один.

В мае 2018 года в Стокгольме на лекции известного профессора, директора Центра устойчивого развития Колумбийского университета и главы Сети по поиску решений в сфере устойчивого развития (SDSN) Джеффри Сакса присутствовала принцесса Виктория, наследница шведского престола. Король Швеции Карл XVI Густав с 1992 года проводит королевские коллоквиумы, посвященные изменению климата, окружающей среде и устойчивому развитию. Здесь, конечно, сложно делать прямые сравнения с США, поскольку последние никогда не были монархией, а в Швеции роль короля давно стала исключительно церемониальной. Но все же — попробуйте представить Дональда Трампа за обсуждением Целей устойчивого развития (ЦУР).

Неудивительно, что в рейтинге стран по внедрению ЦУР SDG Index and Dashboards между скандинавскими странами и США зияет пропасть. Так, в 2018 году Швеция и Дания заняли в рейтинге соответственно первое и второе места, Германия — четвертое, а США — лишь тридцать пятое. Для сравнения, Россия находится там под номером шестьдесят три.

Экскурсия по Вашингтону в рамках программы «Возобновляемая энергетика и устойчивое развитие»
Посещение Бундестага в рамках программы «Политический процесс энергетического перехода в Германии»
Фото: Татьяна Ланьшина для +1

Однако сила американского федерализма позволяет штатам проводить совершенно разную политику в области устойчивого развития, которая учитывает траектории развития, наличие полезных ископаемых, потенциал ВИЭ и прочие особенности регионов.

И это дает невероятные результаты. Например, в июле 2018 года Нью-Йорк стал первым городом мира, который во время Политического форума высокого уровня подал в ООН свой добровольный обзор внедрения ЦУР. До этого такие обзоры подавали только страны, и на национальном уровне США подобный обзор, конечно, не готовили. В российском понимании Нью-Йорк однозначно дерзит.

Другой пример — отказ от ископаемого топлива. Многие европейские страны всерьез озабочены переходом на ВИЭ, стремятся к экологической устойчивости, их жители ждут решения проблем от властей. Германия, например, очень хочет избавиться от импорта российского газа, и не хочет, но вынуждена избавляться от угля, поэтому к 2050 году планирует перевести свою электроэнергетику на 80% на ВИЭ. Небольшие Швеция и Дания полностью перейдут на ВИЭ в электроэнергетике соответственно к 2040 и к 2050 гг.

США обладают колоссальными запасами ископаемого топлива, они являются крупнейшим потребителем нефти и газа, а с 2016 года, когда запрет на экспорт сырой нефти был отменен, еще и экспортируют сырье. В стране есть сильное нефтегазовое лобби, федеральная власть и лично президент Трамп защищают любые виды ископаемого топлива и излучают климатический скепсис.

Посещение Бундестага в рамках программы «Политический процесс энергетического перехода в Германии»
Экскурсия по Вашингтону в рамках программы «Возобновляемая энергетика и устойчивое развитие»
Фото: Татьяна Ланьшина для +1

При этом, несмотря на общую негативную риторику Вашингтона в адрес ВИЭ, во многих штатах наблюдается бурное развитие этой отрасли. Адекватной национальной цели по ВИЭ в США нет, однако в 2015 году островной штат Гавайи с населением почти 1,5 млн человек объявил о переходе на 100% ВИЭ к 2045 году. В сентябре 2018 года, после долгих дискуссий и провала 2017 года, такое же обязательство взял на себя самый населенный штат (почти 40 млн человек), а также штат с самым высоким объемом ВВП — Калифорния. О своем переходе на ВИЭ объявил уже 91 американский город, включая такие крупные города с населением от 0,5 до 1,5 млн человек, как Сан-Диего, Сан-Хосе, Сан-Франциско, Портленд и Денвер. О переходе на ВИЭ объявили десятки американских корпораций, включая Apple, Facebook, eBay, General Motors, Johnson&Johnson и Mars.

В России к 2035 году будет построено до 11,6 ГВт электростанций на ВИЭ. Это даст 2% всей генерации. Вместе с крупными ГЭС сектор ВИЭ будет производить 18-19% российской электроэнергии. Планов после 2035 года у России нет. Также в России нет ни одного города, который бы подготовил отчет о реализации ЦУР или взял на себя обязательство полностью перейти на ВИЭ к какому-нибудь году. Нет пока и российских корпораций, которые всерьез задумывались о 100% ВИЭ.

Обилие направлений устойчивого развития, освоение которых у России все еще впереди, а также некоторые немногочисленные, но позитивные сдвиги по-прежнему позволяют думать, что стакан отчасти полон. Однако невероятно низкая скорость, с которой страна развивает ВИЭ, реформирует обращение с отходами и принимает прочие решения в сфере устойчивого развития, а также отсутствие дискуссии вокруг устойчивого развития на высшем уровне дают все больше поводов думать о том, что стакан пуст, причем больше, чем наполовину.

Татьяна Ланьшина, к.э.н., научный сотрудник РАНХиГС, генеральный директор ассоциации «Цель номер семь»

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter