Ожидание и реальность перемен

Экологическое законодательство в России меняется постоянно, и, хотя не каждый отслеживает поправки, они влияют на качество жизни россиян. Законы, которые затрагивают тему экологии, разбиты на множество различных направлений, и по названию сразу можно и не понять, что тема важна для активистов. Ожидания от перемен и то, к чему они приводят, часто не совпадают и иногда противоположны. Специально для +1 юрист, руководитель юридического проекта экологического правового центра «Беллона» Павел Моисеев подготовил обзор изменений в законодательстве России в 2018 году.

Фото: Unsplash/Helloquence

Экологический контроль

Приказ Минприроды России от 12.07.2017 N 403 «Об утверждении порядка организации деятельности общественных инспекторов по охране окружающей среды»

История с общественными инспекторами по охране окружающей среды началась еще в 2016 году. Это понятие закрепилось в законодательстве, когда были внесены поправки в закон «Об охране окружающей среды». Организовать работу инспекторов — например, регламентировать выдачу удостоверений и взаимодействие в госорганами — должно было Минприроды. Мы ждали почти два года и, наконец, дождались — соответствующий приказ был зарегистрирован в конце февраля 2018 года. В соответствии с документом, каждый россиянин может добровольно помогать надзорным органам в природоохранной деятельности в качестве общественного инспектора по охране окружающей среды.

По факту для экологических правозащитников это главное разочарование года.

Институт создан для галочки, процесс сдачи экзамена сильно забюрократизирован, инспектор должен готовить кипы ненужной отчетности. На сегодняшний день на население Санкт-Петербурга и Ленинградской области — более 6 млн — инспекторами стали всего 11 человек — восемь в городе и три в области. Этот институт можно развить и создать действующий общественный экологический контроль, но власти в этом, кажется, не заинтересованы.

Фото: Unsplash/Hermes Rivera

Отходы производства и потребления

  • Постановление Правительства РФ от 29.06.2018 N 758 «О ставках платы за негативное воздействие на окружающую среду при размещении твердых коммунальных отходов IV класса опасности (малоопасные) и внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации»
  • Постановление Правительства РФ от 23.08.2018 N 986 «О внесении изменений в Правила взимания экологического сбора»
  • Федеральный закон от 30.12.2017 N 503-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об отходах производства и потребления“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Закон об отходах производства и потребления меняет правила, регулирующие оборот мусора на предприятиях и обращение твердых коммунальных отходов (ТКО). Принятый закон по-новому трактует термин «сбор отходов», возлагает новые обязательства на органы местного самоуправления, которые теперь размещают площадки накопления ТКО. Также местные власти обязаны вести общий реестр всех мест накопления твердых коммунальных отходов.

Также поменялся порядок расчета суммы экологических платежей, которые компания вносит в бюджет в качестве компенсации за вред природе. Главное нововведение касается компаний, связанных с отходами 1-4 класса. Теперь можно получить лицензию на обращение сразу группы отходов, а не на один конкретный вид. Возмещение ущерба окружающей среде от размещения в 2018 год будет стоить 95 руб. за тонну малоопасных ТКО, а на 2025 год — 791,3 руб. за тонну.

По новым правилам с компаний будет взиматься экологический сбор. Его должны платить производители и импортеры, которые не утилизируют отходы от использования товаров. За упаковку экологический сбор платят те компании, которые производят или импортируют продукты в этой упаковке.

Все эти нормативные акты должны были начать реформу мусорной отрасли, однако результат получился странным. Неясно, что делать с мусором, в том числе с особо опасным, куда его складировать и как развивать переработку.

Поправки в закон никак не направлены на решение основных проблем.

Однако закон выглядит логичным для чиновников, для которых мусор — золотая жила, миллионы каждый день, монополия, за которую можно бороться не жалея сил. Для них разговоры активистов о создании условий для раздельного сбора и развитии переработки выглядят не совсем уместно. Когда на всю область только одна компания занимается отходами, этой монополии не интересно развиваться. Поэтому ситуация выходит из-под контроля, страна утопает в мусоре, а отходы из Москвы везут во все регионы России.

Еще один загадочный вопрос, на который нет ответа, — куда идут деньги, собранные от оплаты вредного воздействия на окружающую среду. Чиновники меняют правила игры, вводят новые тарифы и создают видимость работы, но проблемы остаются. Решения откладывается до тех пор, пока не начнется катастрофа.

Фото: Unsplash/Linda Söndergaard

Лесное законодательство

Федеральный закон от 19.07.2018 N 212-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования воспроизводства лесов и лесоразведения»

Отношения в сфере лесопользования последовательно реформируются. Закон о поправках в Лесной кодекс направлен на сохранение лесов и существенно расширяет круг лиц, на которых теперь возложена обязанность по восстановлению и разведению леса. Теперь сажать деревья нужно на площади, равной вырубленной, и не позднее чем через год после рубки.

Читаешь такие анонсы и сердце радуется. Однако в новой редакции сообщается, что сажать лес на месте вырубленного нужно «в соответствии с проектом лесовосстановления или проектом лесоразведения». Кто будет согласовывать эти поправки и что случится, если компания откажется выполнять требования проекта?

Кроме того, в документе есть такая формулировка: «Обязанность по выполнению работ по лесовосстановлению или лесоразведению не распространяется на лиц, использующих леса для эксплуатации линейных объектов, выполнения работ по геологическому изучению недр, разработки месторождений полезных ископаемых».

Так что вопрос, кто же будет заниматься лесовосстановлением и будет ли вообще, остается открытым.

Охраняемые природные территории

  • Федеральный закон от 03.08.2018 N 321-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об особо охраняемых природных территориях“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации»
  • Проект Федерального закона «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в целях перехода от деления земель на категории к территориальному зонированию)»

Общественность очень радовалась поправкам к закону «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ). Документ устанавливает порядок посещения охраняемых территорий и правовое положение заповедников и национальных парков. Теперь нельзя приватизировать землю ООПТ и изменить целевое назначение земель заповедников на размещение спортивных комплексов, скотомогильников и свалок (раньше, видимо, это случалось повсеместно).

В чем подвох? Он в пункте 2 статьи 12. Фраза звучит так: «Земельные участки и природные ресурсы, расположенные в границах национальных парков, находятся в федеральной собственности. Земельные участки не подлежат отчуждению из федеральной собственности. В границах национальных парков допускается наличие земельных участков иных пользователей и собственников».

Это означает, что территории ООПТ может находиться дача чиновника, частная гостиница или гольф клуб

Звучит дико, но в начале ноября 2018 года Минэкономики опубликовало проект поправки в Земельный кодекс России «для перехода от деления земель на категории к территориальному зонированию». В документе людям, управляющим охраняемыми территориями, разрешается устанавливать границы заповедников, «исключая из их границ территории, не имеющие природоохранного назначения: земли, занятые населенными пунктами, линейными сооружениями, производственными зданиями, объектами недропользования и другими подобными сооружениями, нахождение и эксплуатация которых в границах особо охраняемой территории не соответствует целям ее создания».

Если этот законопроект примут, это будет означать очередной передел земли в России. Гектары лесов и охраняемых территорий попадут в частные руки, на них построят дачи, по ним пойдут газо- и нефтепроводы. Власти не думают о сохранении исчезающих видов растений. А вот обычным людям стоит задуматься об общественном контроле и активной гражданской позиции.

Павел Моисеев, руководитель юридического проекта экологического правового центра «Беллона»