Территория свободы

Люди на Севере могут существовать, только если получают главное. И это не деньги

Общество 5 мин на чтение Добавить в закладки

В историографии, старой, царской, и относительно новой, советской, есть штамп — люди якобы стремятся на Север в поисках несметных богатств. Штамп имеет прочную литературную основу, о несметных богатствах Севера писал еще Геродот в V веке до новой эры. В Европейском Средневековье появился миф о Золотой Бабе — фигуре якобы из чистого золота, которая стоит где-то на Севере. Русский город XVII века Мангазею (ныне не существует) в литературе называли не иначе, как «златокипящая». Именно по причине прочных культурно-литературных корней миф оказался живучим. В советское время миф получил развитие в виде мема. На Север отправлялись «за длинным рублем».

На самом деле, этот штамп, может быть, оправдан для описания освоения севера Канады или Аляски, но с русским Севером история вышла совершенно другая. Север давал русским людям свободу. Именно за свободой, а не за Золотой Бабой, люди отправлялись в эти, часто негостеприимные, края.

Север Кольского полуострова, нынешняя Архангельская область освоены уже к XV веку. Обычно это связывают с деятельностью Новгородской республики. На самом деле от этой-то деятельности люди, граждане республики, и бежали так далеко на Север. Феодальные поборы, повинности, возникавшие по случаю (на строительство крепостей, на ведение очередной войны) — все это заставляло людей искать места поспокойней. Вспомним также, что походы новгородцев за налогами (данью мехами) были настоящей военной операцией и сопровождались жестокостями (сборщиков налогов называли ушкуйниками, и они часто громили даже небольшие города, чтобы взять побольше налога). Следовательно, надо было идти туда, куда не забирались даже ушкуйники.

В XVII веке к этим факторам прибавился религиозный момент. В Церкви случился раскол. Люди, вставшие на сторону старых литургических порядков, старообрядцы, вынуждены были скрываться.

Им к тому моменту была открыта уже вся Сибирь. Но южная часть Сибири быстро оказалась освоена царской властью. Даже в Якутске острог со всеми атрибутами несвободы появляется рано, в середине XVII века. Стоит помнить, что с населения Арктики и Сибири царская власть взимала не регулярный налог, а ясак, который подразумевал поборы без особых церемоний. Ясак отменили в середине XIX века, вместе с крепостным правом. Стало быть, нужно было бежать даже дальше Якутска. Так русский человек заселил по сути все побережье Ледовитого океана, включая Аляску.

В этом заселении русские часто сталкивались с сопротивлением местных жителей. Так, Чукотка оказала сопротивление, сравнимое по силе тому, что русские встретили на Северном Кавказе. В истории осталось немало мрачных страниц. В итоге, однако, русские и коренные жители выработали уникальное жизненное равновесие, которое стало разрушаться лишь в советские годы, с наступлением в Арктике промышленной эры.

На самом деле и в советские годы Арктика — это в первую очередь свобода. Душный советский режим был не так бдителен на окраинах. Здесь были деньги, которые давали еще больше свободы (хотя кто знает, что тут первично). Здесь можно было носить джинсы, длинные волосы, продавать и покупать диски иностранных исполнителей. Здесь были свободнее нравы, что оказывалось немаловажно для советской молодежи, отягченной требованиями социалистической морали.

Север и стал-то разрушаться тогда, когда свобода оказалась везде. Была потеряна главная его притягательность. Оказалось, что сама по себе северная надбавка не так уж и мотивирует. Люди стали уезжать.

Власть приняла верное направление в своих идеях по освоению Севера только в последние год-два. На Дальнем Востоке и в восточной Сибири стали создаваться ТОРы — территории опережающего развития. В них создан аналог особых экономических зон, только правила ведения экономической деятельности еще свободнее. Появляются разного рода безвизовые режимы. Например, резиденты Свободного порта Владивосток могут поехать в ряд стран АТР без больших формальностей, а для жителей Якутска Южная Корея ближе Москвы, лететь туда быстрее, дешевле и не так хлопотно, как в российскую столицу. Открывается Дальнему Востоку и КНРД, которая с сентября предлагает россиянам безвизовый пляжный отдых, как ранее это сделал Китай.

Но самое главное — это скорое создание свободной криптозоны, территории, где люди смогут развивать современные технологии вроде блокчейна и шифрования без строгого присмотра регулирующих органов. Эта свобода в XXI веке столь же важна, как религиозная свобода несколькими столетиями ранее. Нет никаких сомнений, что такие решения дадут колоссальный толчок развитию Севера.

Жаль только, что активности власти касается в основном Востока страны. Пока ничего не придумали для того, чтобы дать больше свободы населению Русского Севера. А ведь эта задача не менее важна, чем освоение Дальнего Востока.

Автор: Евгений Арсюхин, журналист
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter