Профессионалы работают pro bono

Идею pro bono обычно связывают с юридической практикой. Юристы, бесплатно консультирующие социально незащищенных людей или благотворительные организации в России — уже не новость. Но услуги pro bono оказывают не только они. Екатерина Халецкая, сооснователь и генеральный директор Impact Hub Moscow, рассказала о программе Pro bono Way.

Екатерина Халецкая
Екатерина Халецкая
Фотография предоставлена: Impact Hub Moscow

— О благотворительности в России говорят гораздо чаще, чем о социальном предпринимательстве, в чем его особенность?

— Социальным предпринимательством, как и благотворительностью и некоммерческой деятельностью, занимаются люди, которых волнует какая-то проблема в обществе. Они понимают, что для системного решения проблемы недостаточно просто вложить средства. Поэтому они вовлекают целевую аудиторию в процесс создания продукта/услуги и создают устойчивый механизм функционирования организации, используя бизнес-модель.

— В чем цель вашего проекта Pro bono Way?

— Pro bono Way был нашим экспериментом, консультанты в нем оказывали помощь социальным проектам — в основном в маркетинге и продажах. Мы предложили социальным предпринимателям выбрать задачу, которую они не могут решить без помощи специалистов, пригласили экспертов из бизнеса и независимых профессионалов. В Pro bono Way участвовало семь команд: проект ExploRussia развивает ответственный туризм; магазин особенных головных уборов Golova делает шапочки для женщин, перенесших химиотерапию; образовательный проект #ЗнаюЛюблю создает игры и научные шоу для школьников 7-12 лет и их родителей; проект Ubuntu Mail организует переписку между школьниками разных стран, в том числе из неблагополучных семей и детских домов; социальный проект «Возрасту.нет» организует досуг и занятость для людей старшего поколения; а авторы мобильного приложения КвестиУм помогают детям лучше понять искусство. Программа Pro bono Way прошла при поддержке наших партнеров — MitOst, BMW Foundation Herbert Quandt и Robert Bosch Stiftung.


Фотография предоставлена: Impact Hub Moscow

— С какими сложностями вы столкнулись при реализации проекта?

— Сложности с поиском pro bono консультантов. Классический формат помощи pro bono предполагает, что консультант берет на себя реализацию задачи некоммерческой организации или социального предпринимателя. В Москве достаточно экспертов в любых сферах, но люди очень заняты. Они готовы оказывать экспертную поддержку, но работать с организацией в течение 2-3 месяцев и вести проект pro bono от начала до конца для многих оказывается вызовом. А в итоге даже два месяца оказывается маленьким сроком для большинства задач, т.к. для внешнего эксперта глубоко вникнуть в проблему организации за это время достаточно сложно.

— Ваша организация существует уже три года, расскажите, чего удалось достичь?

— Если измерять в цифрах, то за три года в программах Impact Hub Moscow поучаствовали более 100 предпринимателей, запустилось около 30 новых социальных бизнесов, всего мы получили более 500 заявок от предпринимателей на стадии идеи на наш конкурс Social Impact Award. Из знаковых событий на нашей площадке — только что прошла встреча с мэром Берлина Михаэлем Мюллером, эксперты по социальным инновациям обсуждали сотрудничество Берлина и Москвы. Другая встреча — финансовая грамотность выпускников детских домов. Эту проблему обсуждали представители бизнеса, банков, сотрудники и выпускники детдомов, представители НКО.


Фотография предоставлена: Impact Hub Moscow

— Екатерина, вам приходилось работать на Ближнем Востоке, в Азии, в Нидерландах. В чем специфика российских социальных проектов по сравнению с зарубежными?

— В России больше локальных проектов, в Европе мыслят более глобально, там часто помогают людям, находящимся в другом регионе или даже сразу в нескольких странах. Например, в Нидерландах человек изобретает систему по очистке воды в Африке или в Индии. Как один из самых ярких и экзотичных запомнился индийский проект Sakha Cabs, помогающий женщинам стать водителями такси. Обычно это женщины, которые идут работать, чтобы спастись от бедности. В такси они не только повышают свою самооценку, но и неплохо зарабатывают, но у них могут быть срывы, проблемы, поэтому кроме трудоустройства таким женщинам нужна поддержка и сопровождение, проект им ее дает.

Интервью подготовила Алиса Орлова 

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter