«Он произнес первое слово в 16 лет, и это было мое имя»

Корреспондент «+1» поговорила с тренером московской секции фигурного катания о специфике работы с аутистами.

Общество 6 мин на чтение Добавить в закладки
Так проходят тренировки  в московской спортивной секции «Хрустальные пазлы»
Так проходят тренировки в московской спортивной секции «Хрустальные пазлы»
Фото их личного архива Аниты Шакировой

Экспериментальная группа адаптивного фигурного катания «Хрустальные пазлы» для детей с диагнозом аутизм работает в Москве с ноября 2017 года, в секции занимается около 30 детей по два раза в неделю. Автор проекта, Анита Шакирова, — профессиональный тренер по фигурному катанию, спортивный психолог, разработала методику обучения фигурному катанию детей с расстройством аутистического спектра.

— Анита, как возникла ваша секция, и что мотивировало вас начать тренировки с детьми-аутистами?

— В детстве я была замкнутой, мне было трудно общаться со сверстниками, у меня были нетипичные интересы, которые отличались от предпочтений других детей, потому и вопрос психологического подхода к обучению меня интересовал очень давно. Впервые я познакомилась с ребенком с особенностями, когда работала в детском саду воспитателем по ритмике. Мое любопытство не закончилось простыми вопросами, и я часами читала книги, общалась с психологом из детского сада. Через год меня пригласили принять участие в летней программе благотворительного фонда «Искусство быть рядом»,  в парке ВДНХ организация проводила физкультуру и занятия по катанию на роликах и самокатах для детей с особенностями развития. Я заметила, что тренеры не знали и не понимали, что делать, потому как привыкли к обычным детям. Поэтому я решила рискнуть и переложить на бумагу то, что давно держала в голове. Так я написала методику. После того, как программа «Искусство быть рядом» подошла к концу, ко мне стали обращаться родители, они попросили продолжить занятия. Мы быстро набрали группу ребят и решили попробовать совместные занятия, затем создали страницу на Facebook, обратились к другим родителям с приглашениями и получили более ста заявок. 

Один ученик, которого я тренировала, произнес свое первое слово в 16 лет, и это было мое имя

— Как проходят первые занятия, и как упражнение на льду помогают детям развиваться? 

— Для начала мы учим их держаться на льду, ощущать себя в пространстве и понимать, что такое дистанция: где старт, где финиш. Но главное при работе с аутистами — это социализация. Прежде всего, мы стараемся сделать так, чтобы дети перестали ощущать тревогу. Попадая на лед в первый раз, они боятся, пытаются убежать, но со временем это проходит, у детей появляется произвольность действий. Затем, если им по-прежнему страшно, что-то не нравится, они стараются это объяснить. Дети учатся контролировать себя и взаимодействовать друг с другом, после уроков начинают рефлексировать: ребенок рассказывает родителям, что он делал, что получалось, а что — нет. Улучшается координация, ведь фигурное катание — это сложный вид спорта, где нужно уметь контролировать тело. Занятия на льду развивают оба полушария мозга — некоторые родители утверждают, что, благодаря тренировкам, речь ребенка становится лучше. Один ученик, которого я тренировала, произнес свое первое слово в 16 лет, и это было мое имя.

На льду ученики Аниты Шакировой
На льду ученики Аниты Шакировой
Фото из личного архива Аниты Шакировой

—  Что у вас за методика обучения? Как вы находите общий язык с ребятами?

— Контакт устанавливается с помощью вербальных и невербальных подсказок: это могут быть карточки PECS — адаптированные для фигурного катания схемы или рисунки на льду. Должна быть четкая инструкция, состоящая из ключей-подсказок, от которой нельзя отклоняться. Требуется время, чтобы ребенок привык к тренеру, к тембру его голоса. Когда ребенок начинает вас понимать, подсказки можно убирать. В секции есть дети, которые совсем не говорят, но делают успехи.

Хочется, чтобы на льду родителей заменили волонтеры

Детей нельзя «жалеть»: есть цель, значит, мы ищем доступный способ, чтобы помочь ребенку ее достичь. У детей часто бывает страх надеть коньки, выйти на лед, но от него можно быстро избавиться. Порой мешают родители, которые боятся больше, чем сами дети — их страх отражается на ребенке. Поэтому мне хочется, чтобы на льду родителей заменили волонтеры. Сейчас мамы и папы выполняют роли тьюторов, сопровождающих.

— Есть ли у вас план по развитию секции, чтобы проводить занятия не только в Москве?

— Увеличить число занятий с двух до трех раз в неделю, пригласить волонтеров и подготовить новых тренеров, потому что нам сейчас очень не хватает людей. О «Хрустальных пазлах» узнали в других городах: родители просят провести занятия, но мне трудно все успеть одной. Мы подаем заявку на президентский грант, который помог бы покрыть расходы — сейчас мы арендуем ледовое поле за счет спонсора, которого привлекли родители. Ждем решение о сотрудничестве с организацией, которая имеет материально-техническую базу и нужных нам специалистов: в паре с тренером должен работать психолог, который будет составлять программу.

Молодая и амбициозная фигуристка воспитывает новых тренеров, чтобы открыть секцию в регионах
Молодая и амбициозная фигуристка воспитывает новых тренеров, чтобы открыть секцию в регионах
Фото из личного архива Аниты Шакировой

— Как вы оцениваете систему адаптации людей с аутизмом, которая существует сегодня?

— Чётко выстроенной системы пока нет. Принимают законы и составляют программы люди, которые не только не работали с аутистами, но и не знают, кто они. Школы, предоставляющие обучение детям с ментальными расстройствами, можно пересчитать по пальцам. Стереотипов в обществе масса, они сидят в умах обывателей и чиновников из сферы образования. К счастью, вектор направления изменился за последние пять лет во многом благодаря «безумным» родителям, которые хотят, требуют и добиваются желаемого. Наш следующий шаг — обучение новых тренеров и расширение секции фигурного катания, потому что мы хотим помочь многим.

Автор: Людмила Брус
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter