Мера счастья

В 1970-х годах американский экономист и демограф Ричард Истерлин обнаружил, что с увеличением богатства страны уровень счастья ее жителей не повышается. Это открытие породило новое направление в экономической теории — «экономику счастья», и с тех пор субъективным показателям благосостояния людей уделяется все большее внимание. В Бутане (чуть раньше исследования Истерлина) валовой внутренний продукт (ВВП) заменили на валовое национальное счастье (ВНС), студентам Йельского университета предложили посещать курс по основам счастливой жизни, а в Дели уроки счастья добавили в школьную программу. Что такое индекс счастья и почему в одних странах люди счастливее, чем в других, — в материале +1.

Иллюстрация: Евгения Власова для +1

Главное — устойчивость

В 2006 году британский Фонд новой экономики ввел в обиход Международный индекс счастья (Happy Planet Index), который, помимо самого экономического роста, учитывает и связанные с ним издержки. Для расчетов используются четыре индикатора: субъективное ощущение благосостояния, продолжительность жизни в стране, уровень неравенства среди граждан с точки зрения первых двух показателей и экологический след одного человека.

В 2016 году самой счастливой в третий раз признали Коста-Рику (это последняя версия рейтинга на данный момент). Несмотря на отсутствие прогрессивного налогообложения и связанное с этим социальное неравенство, государство развивается в устойчивом направлении. 99% электричества в Коста-Рике производится на базе возобновляемых источников энергии, и к 2021 году она планирует стать полностью углеродно-нейтральной. В первую пятерку также вошли Мексика, Колумбия, Вануату и Вьетнам. Наименьшим экологическим следом на одного жителя отличились Гаити, Бангладеш, Пакистан и Афганистан. В последнем, к слову, средняя продолжительность жизни не превышает 60 лет, а уровень субъективного благополучия равен 3,8 пункта из 10.

Большинство европейских стран занимают в рейтинге отнюдь не высокие позиции. Так, на предпоследней строчке оказался Люксембург. На долю его жителей приходится самый значительный экологический след. К этой стране примкнули Монголия, Бенин, Того и Чад. 

Россия с низкими показателями по всем категориям расположилась на 116-м месте между Республикой Конго и Мавританией

Авторы индекса подчеркивают, что он не претендует на звание всеобъемлющего, и зачастую страны-лидеры страдают от проблем, которые в нем не отражены. Happy Planet Index не учитывает в полной мере нарушения прав человека и деградацию экосистем, включая сокращение лесных массивов, эрозию почв, сокращение популяций, локальное загрязнение.

Иллюстрация: Евгения Власова для +1

Счастливый не значит богатый?

К более предсказуемым выводам из года в год приходят авторы Всемирного доклада о счастье (World Happiness Report) из Сети поиска решений устойчивого развития ООН (UN Sustainable Development Solutions Network). При оценке стран (их в рейтинге 156) рассматриваются такие показатели, как доля ВВП на душу населения, социальная поддержка, ожидаемая продолжительность здоровой жизни, свобода жизненного выбора, щедрость и отношение к коррупции. В настоящее время самые счастливые люди населяют Финляндию, Данию, Норвегию, Исландию и Нидерланды. Россия с 59-й строчки опустилась на 68-ю и оказалась между Пакистаном и Филиппинами, а наиболее неблагополучными эксперты признали Южный Судан, Центральноафриканскую Республику, Афганистан, Танзанию и Руанду.

«Грустно, что наша страна не в первой тройке и даже не в первой двадцатке, — говорит директор Центра технологий государственного управления Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Владимир Южаков. — Зато во главе его ​ примерно те же страны, что и в экономических индексах.​ Видимо, без роста ВВП, основанного на повышении производительности труда и освоении новейших технологий, не обойтись. Нужно менять и социальный порядок, в том числе отражаемый в индексе Джини (коэффициент, показывающий степень неравенства распределения доходов, — прим. +1)».

Осчастливить сверху

На «счастливой» волне многие страны начали предпринимать активные действия по повышению благополучия граждан. В Дании, например, учредили Институт исследования счастья (Happiness Research Institute), а власти Объединенных Арабских Эмиратов пошли дальше и создали Министерство счастья. Ведомство анализирует предлагаемые нормативные акты с точки зрения их влияния на настроение жителей и при необходимости может наложить вето. Первопроходцем же на этом пути стало Королевство Бутан, которое еще в 1972 году отказалось от ВВП и оценивает свое благосостояние по ВНС. Каждые пять лет в стране проводится опрос об уровне счастья, который служит своего рода компасом для правительства, НКО и бизнес-сообщества. По данным на 2015 год, 8,4% бутанцев ощущали себя «глубоко счастливыми», 35% — очень счастливыми, 47,9% — «относительно счастливыми» и лишь 8% — несчастными. При этом ВВП Бутана составляет $2,5 млрд (для сравнения: ВВП США — более $19 трлн), и государство значится в списке наименее развитых стран ООН.

«ВВП долгое время использовался для сопоставления уровня экономического развития разных стран, — объясняет главный научный сотрудник лаборатории SAP Next-Gen Lab Plekhanov РЭУ имени Г. В. Плеханова Александра Полякова. — Зависимость благосостояния от роста валового продукта может прослеживаться лишь в сверхдолгосрочной перспективе, а потому этот показатель справедливо подвергается критике». По словам эксперта, для оценки эффективности принимаемых властью решений действительно важно использовать обратную связь с населением. Но социальное самочувствие людей не должно быть единственным ориентиром. «Опыт Бутана содержит рациональное зерно только при условии, что оценка ВНС имеет под собой надлежащую методологию», — говорит Полякова.

Иллюстрация: Евгения Власова для +1

Где живут самые счастливые россияне

«В жизни бывает всякое — и хорошее, и плохое. Но если говорить в целом, вы счастливы или нет?» — такой вопрос задавали сотрудники Всероссийского центра изучения общественного мнения 1,6 тыс. респондентов в ходе недавнего телефонного опроса. Оказалось, что счастливыми себя чувствуют 86% россиян — рекордно высокий показатель за все годы измерений. Особенно много таких среди людей в возрасте от 25 до 34 лет (90%) и среди тех, кто считает свое материальное положение средним или лучше среднего (94%). 33% участников опроса признались, что чувствуют себя счастливыми благодаря семье, 21% — хорошему здоровью, собственному и близких людей, 18% — детям и 17% — работе. 

Несчастными россиян делают положение дел в стране и нехватка денег (по 11%), проблемы со здоровьем (6%), отсутствие стабильности, низкие зарплаты и задержки выплат (по 5%)

Чтобы понять, зависит ли уровень счастья от региона проживания, мониторинговое агентство NewsEffector совместно с Фондом региональных исследований «Регионы России» в 2012 году провело исследование «Индекс счастья российских городов». В опросе приняли участие 26,9 тыс. человек из 100 крупнейших городов страны. Респондентов просили оценить свое материальное положение, состояние окружающей среды и уровень безопасности по месту проживания, динамику развития города. Самыми счастливыми оказались жители Грозного, Тюмени, Казани, Сургута, Краснодара, Сочи, Нижневартовска, Новороссийска и Белгорода. Санкт-Петербург занял 16-е место, а Москва — лишь 52-е. Попадание Грозного на первое место, по словам составителей рейтинга, обусловлено заметным преображением города в последние годы. 

Москва же показала низкие результаты по таким показателям, как состояние экологии, безопасность и динамика развития

Правда, как считает ведущий научный сотрудник Центра технологий государственного управления ИПЭИ РАНХиГС Елена Добролюбова, подобные мониторинги — это далеко не самый надежный источник информации. «Боюсь, что субъективные оценки счастья зависят от большого числа факторов, таких как дата проведения опросов, — говорит Добролюбова. — Опрос, проведенный перед длинными выходными, выявит гораздо больше счастливых, чем в рабочие будни».

И хотя в России не существует единой методики оценки благополучия населения, разговоры о счастье слышны все чаще. Недавно председатель Счетной палаты Алексей Кудрин отметил, что в целевых документах «появилось больше показателей, которые характеризуют качественные моменты развития общества», и выдвинул идею оценивать экономическую ситуацию в том числе и с помощью индекса счастья. А спикер Совфеда Валентина Матвиенко предложила последовать примеру ОАЭ и проверять, насколько решения власти делают счастливыми граждан.