Дети-аутисты могут социализироваться благодаря искусству и спорту

Раннее развитие внимания у детей с расстройствами аутистического спектра помогает им также приобрести навыки для будущей работы

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

Фотографии из личного архива Елены Живовой

1/16

Фотографии из личного архива Елены Живовой

В семье художницы Елены Живовой шестеро родных и трое приемных детей. Художница ищет возможность зарабатывать искусством на лечение и развитие 11-летнего сына Ефрема, у которого диагностировано расстройство аутистического спектра (РАС). Кроме того, в планах у Елены — открыть собственную мастерскую и учить изобразительному искусству других детей-аутистов. По ее мнению, это может дать им практические навыки для будущей работы и благотворно повлиять на их развитие.

Весной этого года в музее имени Островского открылась выставка «Игра», где выставлялись картины не только Елены, но и Ефрема.

«Я решила выставить работы моего сына, чтобы изменить отношение общества к аутистам как к „безнадежным“. Сначала написала в несколько фондов, но никто не откликнулся. Тогда я самостоятельно стала искать музеи и галереи, которые работают с инвалидами, и вышла на музей имени Островского. Выставка прошла очень успешно, было много посетителей, некоторые — из-за границы. Людям настолько понравилось, что выставку продлили до июня, а музей попросил меня оставить ему несколько картин», — поделилась Елена Живова.

Социализация и обучение Ефрема дались семье нелегко.

«Он был очень тяжелый. Бесконечно крутился, кусал себя, ни на что не обращал внимания: дефектологу приходилось его держать, чтобы показать ему карточки с предметами. В пять лет благодаря курсу АBA (поведенческая коррекция) у него пришло осознание себя, он стал учиться рисовать, — вспоминает художница. — Сейчас он очень спокойный, старательный, ни с кем не ссорится, постоянно чем-то занят, может работать часами».

Мечта Елены — открыть сувенирную мастерскую, где могли бы учиться и работать подростки с инвалидностью и аутизмом. Сейчас она пытается найти место, где это стало бы возможно.

«Я хочу тратить свои силы и время на тех, кому это действительно необходимо, ведь с особыми людьми мало желающих заниматься. У меня есть желание, у меня есть помощники, у меня дочь учится на коррекционного педагога, сын занимается антиквариатом, — делится планами Елена. — Зайдите в любой сувенирный магазин, посмотрите, сколько там стоят крючки в стиле „прованс“. Ребята могут делать точно такие же, только намного дешевле. Аутисты могут не быть творческими гениями, но они обожают монотонную работу, а когда они вычеркнуты из общества, то чувствуют себя ущербными. Когда они станут нужными в реальной жизни, у них будет стимул жить».

Искусство, спорт и аутизм

По словам специалистов и родителей, реабилитации детей с расстройствами аутистического спектра способствуют занятия и другими видами искусства, важное место среди них занимает музыка. По словам Анны Ермиловой, возглавляющей инклюзивную музыкальную школу «Варакушка», дети с РАС любят занятия зачастую больше, чем остальные дети. Музыка стимулирует их умственное развитие, задействуя одновременно слух, зрение, осязание и мелкую моторику.

«Играть на инструменте лучше начинать около семи лет и для обычных детей, и для особенных, это возраст, наиболее подходящий для мотивации на обучение. А вот петь можно начинать лет с трех лет, а также работать над ритмом и моторикой. Верхняя граница может быть любая, начать никогда не поздно, если есть желание», — говорит она.

Сын учителя музыки Алины Ахметовой не играет на музыкальных инструментах, а занимается фигурным катанием на индивидуальных тренировках, преодолевая многие ограничения, характерные для людей с аутизмом. Программа тренировок имеет свою специфику и построена с учетом особенностей ребенка.

«Есть большие трудности с концентрацией внимания, с разделенным вниманием, очень важно количество людей на катке, наличие громкой музыки, ярких надписей на бортике, — рассказывает Алина. — Поначалу отвлекало абсолютно все. К тому же, у детей с нашим диагнозом очень низкая способность к имитации. Поэтому все элементы ставятся через схемы, рисунки, визуализацию. Конечно, обычные дети, которые занимаются в спортшколах, уже через год прыгают. Но мой ребенок развивается и делает в своем темпе успехи, для нас это не спорт, а социализация и преодоление проблем. Мы с нашим тренером предпринимаем сейчас шаги по созданию первой в Москве секции для детей с РАС».