Galactica для человека с особенностями

Денис Гончаров работает в +1 контент-менеджером. Ему 21 год, он живет в Питере, любит слушать Nirvana и Joy Division. А еще он обожает играть на гитаре. Но это очень непросто: у Дениса миодистрофия Дюшенна, и слабые руки не позволяют ему как следует зажимать лады. Но, во-первых, Денис уверен, что музыка должна быть доступной для всех. Во-вторых, он не из тех, кто сдается, — он решил создать сенсорную электрогитару, не требующую усилий для зажатия ладов. Сейчас Денис запустил краудфандинг на Planeta.ru и планирует собрать 1 млн руб. на создание гитары. +1 расспросил Дениса о нем самом, его жизни с ограниченными возможностями здоровья и его идее.

Фото из архива Дениса Гончарова

— Я знаю, что Питер не твой родной город. Расскажи, как тебе удалось переехать?

— Я родился и жил в Курске до 20 лет. Этот город просто ужасен для людей, имеющих проблемы со здоровьем. Нулевая доступная среда, никакой уровень медицины. Проблемы были в каждый момент жизни. А самое страшное — люди не верят, что можно что-то поменять или сделать лучше. Просто смиряются со своей судьбой.

Большую часть своей жизни я провел дома, обитал на третьем этаже старой бетонной коробки советского образца, где нет ни пандуса, ни лифта. 

Выход куда-то в город для меня был подобен маленькому празднику

Моим родителям всегда говорили, что люди с моим диагнозом редко доживают до 20-ти. Почти все становятся для своих мамы и папы живым памятником. Это страшно. Я смотрел на своих родителей, которых очень люблю, и осознавал, каково им. Это мотивировало меня на переезд.

Идей было множество, но я выбрал Санкт-Петербург. Я планировал эту авантюру очень и очень долго, где-то полтора года продумывал все до мельчайших деталей. У меня есть старший брат, который живет в Петербурге, — с ним договорились вместе снимать жилье в новостройке. Родители были радикально против моих идей — и их можно понять.

Мне кажется, в Питере есть все условия для комфортной жизни. Да, все не идеально, но доступно. С какими-то серьезными проблемами тут еще не сталкивался. Город очень добродушен и открыт. Метро полностью обустроено, на улицах везде есть съезды с поребриков. Люди всегда откликнутся и помогут, например, придержать дверь или выйти из вагона метро.

Фото из архива Дениса Гончарова

— Кто тебе помогает справляться с трудностями?

— В первую очередь — мои родственники, которые сделали для меня невероятно много. Без них я не был бы тем, кем являюсь сейчас. Потом — все те, кого я могу назвать друзьями. Они появились у меня благодаря интернету.

Вообще, проблем, с которыми сталкивается человек с моим диагнозом в России, миллион — от невозможности выхода из дома до отношения общества и людей к тебе. Диагноз очень страшный, он предписывает тебе мучительную и долгую смерть. Твои мышцы медленно умирают, пока ты не перестаешь дышать. Или же тебе повезет, и сердце остановится раньше — так будет быстрее.

Лечения нет, а реабилитации и поддержки на хоть каком-то приемлемом уровне в России не существует

Есть только отдельные люди и частные фонды. Например, фонд «МойМио». Он специализируется на моем диагнозе. Когда мне было 16 лет, меня пригласили в реабилитационный лагерь на неделю. Это было очень круто. Красивое место, яркое солнце, сосны-гиганты. Конкурсы, радости жизни, работа с психологом — это очень важно. Это тогда оказало немалое влияние на меня и подтолкнуло заниматься собой.

— Как ты нашел работу в проекте +1?

— Я поступил в Курске в Юго-Западный государственный университет на программного инженера. Сдал ЕГЭ, сдал экзамены в университете. Мне обещали полноценное дистанционное образование. Но, как почти все великие затеи в нашей стране, эти слова оказались лишь буквами на белом листе.

Ждал месяц, затем полгода, затем год. Год бесконечных «завтра» и обещаний. Мне даже задания не задавали. Приходилось звонить преподавателям и просить дать мне хоть что-то. В итоге перестали брать трубку. Оценки уже третий курс просто рисуют. В итоге я учу и читаю то, что сам нахожу полезным для себя. Больше всего нравится веб-программирование.

В связи с тем, что у меня выдалось много свободного времени, я решил искать работу. Писал везде и всем. Я довольно недурно владею компьютером, и поэтому меня порекомендовали кому-то из +1. Прошел собеседование и быстро освоился со своими задачами. Бесконечно люблю то, что я делаю, и очень ценю наш коллектив. Приятные, милые и отзывчивые люди.

— Расскажи о своем проекте гитары — как родилась эта идея?

— Я очень люблю музыку, а инструмент, к которому я особо неравнодушен, — это гитара. Из-за слабых мышц рук мне довольно непросто зажимать лады. Удается выполнить только простые аккорды.

И я подумал, что наверняка есть много людей, которым тоже тяжело управляться с инструментом, но они, как и я, мечтают почувствовать себя рок-звездой. Я начал придумывать решения для этой проблемы.

Было много вариантов — например, сделать пневмоперчатку, усиливающую нажатие

Но она подразумевает хорошую моторику, которой у многих может и не быть. Тогда я подумал: почему бы не сделать специальную гитару, сенсорную гитару? На ней каждый лад — сенсор, и струны, по которым надо бить пальцем или медиатором, — сенсоры.

Изначально я собирался создать гитару только для людей со слабыми руками. Но в процессе идея развивалась, и я решил сделать целый проект Music for All, который поможет сделать музыку доступной для всех. Гитара будет первым этапом, потом мы планируем больше уйти в индивидуальный подход к клиенту. Делать максимально удобный девайс для конкретного человека с его особенностями.

Наша фишка — модульность, то есть возможность снять гриф и струны и сделать из инструмента синтезатор. Тяжело ставить пальцы даже на сенсоры? Попробуй систему easy chords — выбери любой лад и настрой на него аккорд. То есть можно одним пальцем сыграть даже самую сложную композицию. Тяжело бить по струнам? Просто сними их и используй сенсорный экран. Достаточно легкого касания.

Потом, возможно, попробуем расширить возможности инструмента, делать разные модули, даже по концепту клиента.

— На каком этапе производства ваша гитара сейчас?

— Сейчас мы сделали прототип, требующий подключения к компьютеру. Слепили из того, что было, так как пока единственный источник финансирования — моя зарплата в +1. Вместо сенсоров сейчас стоят кнопки — это уже значительно облегчает процесс зажатия ладов. А там, где следует быть струнам, — небольшие рычажки, отклонение которых посылает сигнал, что струну дернули. Прототип не очень удобен для игры, но и создавался он, скорее, для демонстрации идеи.

Galactica — так называется гитара — будет автономна. Для ее работы не нужно будет тысячи программ и вороха проводов. Все, что требуется, — уже внутри.

Еще мы планируем поддерживать локальное производство — хотим все компоненты покупать в России. Вплоть до музыкальных процессоров. Сейчас даже струны, которые нам нужны, приходится заказывать из США, а про электронику я вообще молчу.

Фото из архива Дениса Гончарова

— Как продвигается краудфандинг?

— Не очень хорошо. Нужно собрать хотя бы 500 тыс. руб., а собрано совсем ничего. Проект довольно сложен, и не так много людей вообще понимает, что это и для чего. К тому же в России тяжело продвинуть техническую инициативу.

Замкнутый круг: хочешь финансирование — покажи что-то, а чтобы показать что-то, нужны финансы. 

Многие невероятные идеи тонут в этом болоте

— Кто тебе помогает с продвижением и производством гитары?

— Ну вот +1 пишет, помогает рассказать об этом людям. В соцсетях некоторые делятся моими постами.

— Что бы ты посоветовал человеку, который решится на подобный проект?

— Заниматься музыкой. Она заставляет думать и мечтать — без этого хоть с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья — прим. +1), хоть без ОВЗ далеко не уплывешь. Не бояться и не жалеть себя. Я верю, что возможно все, если действительно этого хочешь.