Уголь жжет

Исследование группы ученых, опубликованное в свежем номере научного журнала Nature Climate Change, показывает, что повсеместное введение системы тарификации выбросов парниковых газов в угольной отрасли сможет нейтрализовать «зеленый парадокс».

Фото: pixabay/Anyt_Havaub

Этот термин ввел немецкий экономист Ханс-Вернер Зинн, чтобы описать ситуацию, когда производители намеренно наращивают добычу ископаемого топлива для извлечения максимальной прибыли, опасаясь будущих ограничений на выбросы и падения стоимости активов из-за вывода инвестиций.

Согласно концепции Зинна, современные меры по борьбе с глобальным потеплением на самом деле, наоборот, усиливают парниковый эффект

Однако, по словам ведущего автора нового исследования — Нико Бауэра из Потсдамского института изучения климатических изменений, «эффективная политика может снизить выбросы еще до того, как новые требования вступят в силу». Инвесторы начинают выводить средства из угольного сектора за 10 лет до фактического установления тарифов. Он отметил, что еще до внедрения новых мер сокращение инвестиций ведет к уменьшению выбросов на 5-20%, в зависимости от жесткости требований.

Система тарификации CO2 бьет по угольной индустрии больнее всего

По словам соавтора исследования Кристофа МакГлейда, представляющего Университетский колледж Лондона и Международное энергетическое агентство, увеличение стоимости выбросов на $20 за тонну удваивает расходы, связанные с использованием угля. Нефтяная отрасль гораздо менее чувствительна к подобным мерам, хотя в ней также могут возникнуть аналогичные явления, но не в таких масштабах.

Результаты компьютерного моделирования будущей динамики энергетических рынков показали, что разные уровни тарификации выбросов CO2 — от $25 до $300 за тонну, с учетом различных графиков и сценариев их введения, — почти во всех случаях имеют позитивный эффект. Сокращение инвестиций нейтрализует «зеленый парадокс», — отметил соавтор исследования Джером Илер из Потсдамского института изучения климатических изменений.

Если ценообразование в разных государствах не будет единообразным, предприятия с высоким уровнем выбросов могут переноситься на территорию стран с менее жестким регулированием. По мнению авторов исследования, это явление не будет иметь повсеместного характера.

Как отмечает Григорий Юлкин, директор Департамента стратегического планирования и партнерства Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО (МЦУЭР), важно не просто облагать налогом выбросы, но и правильно распоряжаться полученными средствами.

«Схема должна быть прозрачной и понятной для всех заинтересованных лиц, так как бизнес постоянно балансирует между выгодами и потерями. То есть, если где-то закрывается дверь (и взимается сбор), где-то должно открываться окно, через которое угольные компании могут минимизировать свои риски», — сказал Юлкин в интервью «+1».

В России вопрос введения сборов за выбросы парниковых газов обсуждается с момента подписания Парижского соглашения. В 2015 году глава Минприроды Сергей Донской анонсировал, что до конца 2018-го будет поэтапано введена система отчетности и проверки данных об эмиссии парниковых газов компаниями. Затем, уже после 2018 года, будет поднят вопрос о плате за выбросы СО2.

В российской угольной промышленности заняты около 150 тыс. человек, а транспортировка угля составляет почти 40% грузооборота России

И пока эксперты энергетического кластера подсчитывают потенциальные убытки и пугают грядущим ростом тарифов, экологи концентрируют внимание общественности на неизбежных плюсах для глобального устойчивого развития.

«Даже если правительство введет льготные условия для угольной отрасли, то налог на выбросы станет для потребителей стимулом переходить на другие виды топлива: газ и биомассу», — считает руководитель Климатического секретариата Российского социально-экологического союза Ольга Сенова.

Автор: Екатерина Яснопольская