Раздельный сбор мусора: быть или не быть?

31 декабря 2017 года Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в ФЗ “Об отходах производства и потребления” и отдельные законодательные акты Российской Федерации». СМИ уже окрестили нововведения «законом о раздельном сборе отходов». Но что они представляют собой на самом деле: попытку перезапустить мусорную реформу или очередную профанацию, на которую власти пошли с целью скрасить печальные итоги Года экологии? Как введение закона отразится на участниках индустрии обращения с отходами? Действительно ли у граждан и предприятий появится возможность участвовать в формировании госполитики в этой области? Мы собрали мнения ведущих экспертов и лидеров рынка.

Фото: nevnov.ru

«Принятые поправки по большей части можно охарактеризовать как технические. По сути, они уточняют отдельные аспекты сбора отходов: полномочия операторов, требования к территориальным схемам, к местам накопления и тому подобное. Концептуально законодательство не поменялось. Раздельный сбор, например, так и не закрепили как обязательный. Сказать, что граждане смогут на практике больше влиять на процессы обращения с отходами, тоже нельзя»

Татьяна Честина, руководитель движения «ЭКА»

«Детальный анализ принятых изменений не выявил в законе нового институционального механизма раздельного сбора ТКО, равно как и стимулирующей тарификации коммунальных услуг для населения.

Тем не менее закон получился одним из самых сбалансированных законодательных актов по тематике РОП за последние годы. Очевидно, что регулятор старался учесть мнения максимального числа заинтересованных сторон — от производителей и импортеров до операторов по обращению с отходами.

Принятые поправки, в частности, учитывают предложения „РусПЭК“ и других бизнес-ассоциаций, касающиеся понятийного аппарата. Введено расширенное толкование субъектов регулирования, в соответствии с которым производители — это юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие производство товаров на территории России, а импортеры — те, кто осуществляет импорт товаров из третьих стран или ввоз товаров из государств — членов Евразийского экономического союза. Таким образом, устранена коллизия, приведшая к тому, что из регулирования выпали юрлица, ввозившие товар из стран ЕАЭС.

Поправки внесли ясность относительного того, что считать „выпуском в обращение“ — производство или продажу. Согласно п. 1.1 и п. 1.2. статьи 24.2 Закона, учет объема товаров и упаковки, подлежащих утилизации, необходимо вести на основании проданного количества. Закон также снял административный барьер, который мешал компании накапливать отходы для дальнейшей передачи на утилизацию»

Любовь Меланевская, исполнительный директор «РусПЭК»

«Для нашей компании недавние поправки в 89-ФЗ определенно благоприятны. В частности, они зафиксировали, что деятельность по накоплению отходов не требует лицензирования, так что нам стало гораздо проще привлекать участников в наш проект «Бумаговорот». Компании, которые сдают нам бумагу на переработку, теперь могут быть уверены, что, накапливая макулатуру в своих офисах, они не нарушают никаких положений действующего законодательства»

Анна Сычева, руководитель направления «Устойчивое развитие» компании «ОптиКом»

«IKEA положительно оценивает изменения, поскольку они устанавливают единый понятийный аппарат и разрешают спорные вопросы в части регулирования «расширенной ответственности производителей и импортеров товаров и упаковки». Компания надеется, что в ближайшее время подзаконные акты в рассматриваемой сфере будут приведены в соответствие с положениями федерального законодательства, а правоприменительные органы будут помогать социально ответственным ритейлерам налаживать связи с организациями, обладающими лицензиями на утилизацию отходов»

Валерий Белов, юрисконсульт ООО «ИКЕА Дом»

«В обновленном законе есть положительные моменты. Поправки вводят обязательное общественное обсуждение территориальных схем и упрощают сбор опасных отходов. Но недочетов — больше.

Например, закон вводит тариф на обработку отходов. Мы считаем его необоснованным. Непонятно, почему население должно за это платить. Ведь продажа вторичного сырья и произведенные из него товары приносят прибыль в первую очередь сборщикам и переработчикам отходов.

В законе говорится о необходимости общественного обсуждения территориальных схем, но не уточняется, как население сможет влиять на процесс принятия решения. Нет механизма пересмотра уже принятых терсхем с участием общественности. Законом вводятся их электронные модели, благодаря которым граждане смогут контролировать процессы обращения с отходами в регионе. Но из этой схемы граждане не смогут узнать о критериях начисляемого тарифа, о том, куда пойдут потоки отходов, а также отследить движение мусоровозов в реальном времени. Народный фронт выступает за серьезную доработку закона»

Дмитрий Миронов, координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка»

«Есть такое понятие: имитация бурной деятельности. За исключением крайне немногочисленных позитивных поправок, закон — вода, которая не делает ничего плохого, но и не приносит ничего хорошего.

Из позитивного: благодаря обновленному закону в постановлении правительства появился раздел о пластиковой упаковке и была поставлена цель утилизировать 10% произведенных или ввезенных в РФ пластиковых пакетов в 2018 году.

Теперь интересно посмотреть, как сеть супермаркетов „Магнит“, которая производит фирменные пакеты, будет собирать 10% от всего произведенного за год, и появятся ли в магазинах „Азбука Вкуса“ контейнеры для сбора их упаковки от бананов»

Алексей Киселев, Руководитель токсической программы Гринпис России
Автор: Варвара Селизарова