«Подтасовки, замалчивание и просто ложь»

Директор по программам Гринпис Россия Иван Блоков — о неприемлемых решениях властей.

описание
Директор по программам Гринпис Россия Иван Блоков.
Фото: yabloko.ru

С точки зрения проблематики охраны природы, последние годы были серыми, блеклыми. И Год экологии не оказался исключением: мы не видим серьезных прорывов, зато экологические скандалы и имитацию природоохранной деятельности наблюдаем в избытке.

Во-первых, на мой взгляд, крайне негативным для Года экологии оказалось четко артикулированное стремление федеральных властей «продавить» проекты мусоросжигательных заводов. Для меня апофеозом этого стало выступление премьер-министра Дмитрия Медведева, который сказал, что решение об их строительстве уже принято. Причем государственная экологическая экспертиза проектов данных объектов еще не проведена (а без ее положительного заключения невозможно законно принять решение о строительстве), никакие разрешения пока не получены.

Поэтому пока вообще нельзя говорить о том, что такое строительство допустимо. До прохождения всех упомянутых этапов и получения экологической оценки мне очень странно слышать столь однозначные заявления относительно таких небезопасных объектов, как мусоросжигательные заводы. Получается, что второе лицо страны, имеющее к тому же юридическое образование, делает заявления, которые явно преждевременны. А заодно весьма сомнительны с точки зрения обеспечения прав граждан на благоприятную окружающую среду. Это очень печально.

Во-вторых, Год экологии был отмечен попыткой «продавить» строительство в Челябинске Томинского горно-обогатительного комбината. Работы начались, несмотря на массовые протесты населения и огромное количество спорных вопросов. Особенно меня поразило то, как ВЦИОМ подводил итоги опроса общественного мнения. Сначала ВЦИОМ выяснил, что около 75% населения в Челябинске против строительства. Но в других населенных пунктах цифры были другие, меньшие. Это естественно: чем дальше опрашиваемые живут от места потенциального строительства, тем меньше доля голосов «против», потому что люди или не знают, о чем речь, или не беспокоятся по причине удаленности объекта.

Что делает ВЦИОМ? Он усредняет результаты для населенных пунктов с очень разным числом жителей; и выходит, что в целом люди почти «не против». Все мои знания о социологической «кухне» говорят, что это не просто огрех методики: так сделано намеренно.

Год экологии не оправдал моих ожиданий. Мы рассчитывали, что будет создано много особо охраняемых природных территорий, чего не произошло. Надеялись, что будут приняты довольно жесткие изменения в законодательстве, которые позволят решить природоохранные проблемы. Система довольно инертна, сложно быстро достичь существенных изменений, но мы ожидали, что будет сделано хоть что-то. Например, что власть предпримет шаги по решению проблем обращения с отходами  не только бытовыми, но и промышленными. Но в итоге, по моему мнению — ничего.

Более того: система государственной экологической экспертизы объектов обращения с отходами, которую планируется построить в Московской области, была отдана на откуп областным властям. В соответствии с законом, подобная экспертиза должна проводиться федеральным органом власти — Росприроднадзором. Такую инициативу можно было бы понять, если бы полномочия по проведению экологической экспертизы этих объектов были отданы территориальному органу Росприроднадзора, но ее просто передали в регион. Причем только в тот, где как раз и планируют построить несколько мусоросжигательных заводов...

2014 и 2015 годы: Роспотребнадзор (постановлениями главного санитарного врача страны) принял решение о повышении предельно допустимых концентраций фенолов и формальдегидов в атмосферном воздухе населенных пунктов. То есть, теперь можно выбрасывать больше этих веществ, не нарушая законов.

Все наши попытки получить объяснение о причинах этого шага не увенчались успехом. Ответа Роспотребнадзора у нас пока нет. Но «результат» налицо: прежде, в 2013 году, в стране было более 120 городов с высоким и очень высоким уровнем загрязнения. А теперь, в основном из-за изменения ПДК, таких осталось только 44. «Улучшили экологию», что уж говорить. Одним росчерком пера.

Ну и, конечно, самое главное: именно в Год экологии случился рутениевый скандал. Что задело меня и моих коллег больше всего? Информация, выданная Росатомом. Росатом, сославшись на данные Росгидромета, заявил, что повышенные концентрации наблюдались только в Санкт-Петербурге. Однако из сведений Росгидромета вырисовывалась совсем иная картина. Получается, что информация Росатома недостоверна. Когда государственная структура, отвечающая за безопасность атомной энергетики и за захоронение радиоактивных отходов, дает непроверенную информацию, становится страшно — не знаешь, что произойдет при другой аварии. Вот такой Год экологии получился в России. Нарочно не придумаешь.

Автор колонки: Иван Блоков