«Есть тихие герои, спасатели природы. В силах бизнеса найти их и помочь»  

Совладелец группы компаний «Бизнес Молодость» и член клуба «Золотая панда» Всемирного фонда дикой природы (WWF) Петр Осипов рассказал «+1», зачем бизнесу участвовать в природоохранных проектах и как воспитать любовь к планете.

Петр Осипов (второй слева) с единомышленниками из «Бизнес Молодости»
Петр Осипов (второй слева) с единомышленниками из «Бизнес Молодости»
Фото: new.wwf.ru

— Зачем бизнесу заниматься экологическими проектами?

Одна из суперспособностей предпринимателя — генерировать ресурсы и деньги. И всегда встает вопрос — а что с дополнительными деньгами делать. Базовые потребности — дом, квартира, машина — это еще не все. И формулировка «кто больше денег заработал к концу жизни, тот и выиграл» как-то не ложится на сердце. Эти деньги надо направлять обратно в общество. Русские предприниматели дореволюционной России — Бахрушин, Третьяков, Мамонтов — профессионально занимались благотворительностью. На советское время эта традиция прервалась, и с 90-х годов шло становление бизнеса, накопление первичного капитала. Современное поколение понимает, что деньги — уже не собственность. Сейчас, когда ясно, что в России можно зарабатывать, возникает вопрос: «Для чего я это делаю?». Есть разные виды деятельности в благотворительности, и одна из них связана с сохранением дикой природы. Это та тема, которой я болею. До нее мало у кого доходят руки.

— Почему вы выбрали сферу защиты природы?

Все идет из детства. Мои родители и учителя еще в школе приучали — если выехал на природу, начни с уборки и оставь лес после себя чище, чем он был. Когда в 2013 году я стал хорошо зарабатывать, я посетил 13 стран. Но ничего я не полюбил так, как люблю нашу тайгу, Алтай, Карелию. Потом я познакомился с Павлом Фоменко (руководитель отдела по сохранению редких видов, Амурский филиал WWF — прим.) и узнал, в чем состоят реальные потребности защитника природы. Например, для защиты амурских тигров нужны деньги элементарно на бензин, оружие для борьбы с браконьерами. 4-5 лет назад в клубе «Золотых панд» было 37человек, и я поймал себя на мысли — все думают, что есть группа финансово обеспеченных людей, которые эти вопросы решают. Но все не так радужно. Я съездил с Павлом Фоменко на Дальний Восток и меня перещелкнуло — вот то, чем я хочу заниматься. На примере работы группы, спасающих амурских тигров, я увидел, во что вкладываются деньги бизнеса. Мы с командой открыли для себя огромную сферу.

— Расскажите о системных проектах, которые вы поддерживаете.

Первым делом расскажу, почему мы занимаемся спасением амурских тигров. Вовсе не потому, что кошачьи классные, а потому что тигр — вершина трофического каскада. На начало проекта WWF России их оставалось 300 особей на планету. Сейчас около 500. Тигр пасет огромную территорию. И если он на ней живет, значит территория здорова. Значит, там достаточно кабанов, зубров, оленей. А раз есть кабаны, то растут кедры и дубы. Это опять же защита от браконьерской вырубки. Это кажется, что кругом тайга, но на самом деле часто это быстро выращенный лес, потому что вырубались 200-летние кедровые леса, а выращивают в основном ель. Мы в «Бизнес Молодости» вместе с главой «М-Видео» Александром Тынован профинансировали почти 10-миллионный проект сохранения малонарушенных кедровых лесов, научную разработку которого сделал WWF. Поскольку огромные территории невозможно проинспектировать силами лесничества, была внедрена система космического мониторинга. Теперь дроны курируют пространство, делают снимки местности и сопоставляют их со спутниковыми снимками. Если ландшафт меняется, реагирует бригада. Сегодня к мониторингу привлечены силы МЧС. И это большой успех — курирование территорий надо передавать государству, потому что система защиты природы базируется на трех столпах: местное сообщество и работающие там эксперты, бизнес, государство.

— Одна из миссий «Бизнес Молодости» — «запуск необратимой реакции в сознании. Подобно ядерной реакции должны распространяться идеи о бизнесе, творчестве и экологии...». С предпринимателями это удается?

Мы стали привлекать внимание людей, журналистов и самих предпринимателей — организовывать специальные экспедиции. Например, выезжали с предпринимателями «Бизнес Молодости» в Национальный парк Бикин (Приморский край — прим.)  и предлагали участникам финансово помочь развитию территории и инфраструктуры Бикинского заповедника. Ведь традиционные пути какие? Либо продать землю, и все окажется разграбленным, либо закрыть и никого не пускать. Ни тот, ни другой вариант не верны. Нужен компромисс — когда люди могут приезжать, даже охотиться и рыбачить, но есть мониторинг и поддержка популяций видов животных. Это, в том числе, путь развития местных нанайских деревень, который дает жителям возможность зарабатывать. Создается сбалансированная система устойчивого природопользования, которая разрушилась после развала СССР. Теперь, когда развился российский бизнес, наша задача интегрировать его в процесс восстановления российской природы, и вовлечь государство. Мы только строим эту практику. В клубе «Золотых панд» уже 168 членов — там много участников наших премиальных программ. Именно через такие поездки непосредственно к местам, куда идут средства, трансформируется сознание. Ты прилетаешь туда, дышишь свежим воздухом, пьешь чистую воду из реки — и тебе сносит голову. Ты понимаешь, что не природу надо спасать, а душу человека. Чтобы он относился к Земле, как к своему дому.

— Можно ли зарабатывать деньги непосредственно на экологической деятельности?

Есть люди двух типов: те, кто умеет зарабатывать деньги, и те, что болеет идеей сохранения природы. Я называю этих людей «соль Земли». Это невидимые герои нашей страны, на их плечах огромная миссия. Этим двум типам — предпринимателям и героям — надо быть в партнерстве. Потому что сам по себе предприниматель не знает то, что знает эксперт, который 20-30 лет работает над изучением природы. Тот же Павел Фоменко, который своими руками делает операции тиграм. Мы не можем делать его работу лучше, чем он сам. В наших силах найти такого компетентного человека и помочь ему, профинансировать. Но просто дать денег недостаточно. Предпринимателям нужно знать и отслеживать, на что пошли деньги — до копейки. Мы, например, отчеты видим, что именно покупали, все, вплоть до деталей к машинам. Инвестор тут в ответе за долгую, системную деятельность.

— Вы, как инвестор, считаете правильным, когда деньги благотворителей идут на зарплаты сотрудников, рекламу, рискованные маркетинговые кампании?

Да, это правильные траты. Ведь 80% времени фонды думают о том, где взять деньги. А мы хотим наоборот — чтобы 80% времени они думали о том, как изменять мир. Они профессионалы не по заработку денег, а по их трате с огромным КПД. В силах предпринимателей дать ресурсы на то, чтобы в эту область шли успешные управленцы и руководители, чтобы они получали достойные зарплаты за твой труд, позволяли себе высокий уровень жизни, хороший отпуск. Тут главное — кому ты доверяешь свои деньги. Идут ли они в мутную воду или к человеку, в чьей безупречности ты уверен абсолютно? Это путь к постановке на рельсы качественного менеджмента проектов. Все упирается не в плохих людей — в России хорошие люди. Все упирается не в отсутствии денег — в России они есть. И все упирается не в плохую власть — это неправда, что государство умеет работать только в режиме митинга и реакции на него. Все упирается в управленческую культуру и эффективный менеджмент, построить который в состоянии российский бизнес. Пока это вопрос времени. Если дать стране возможность расти и дышать, через несколько лет мы будем жить в другом мире.

Автор: Елена Матвеева