Чего хочет власть, не знает она сама

В Год экологии собрались строить мусоросжигательные заводы — это все, что вам нужно знать о Годе экологии в России

Игорь Честин, директор WWF в России
Игорь Честин, директор WWF в России

По моему мнению, Год экологии заканчивается без значительных достижений в области охраны природы. Конечно, начались новые проекты, появился ряд инициатив, но они появляются и безо всякого «года».

Проблемы с проведением Года экологии начались уже на стадии подготовки. Изначально 2017-й должен был стать Годом особо охраняемых природных территорий. В этом была бы логика, потому что именно в 2017 году исполнилось сто лет первому заповеднику. Появился соответствующий указ. Однако спустя несколько месяцев вышел второй указ, который и объявил о том, что 2017 год — Год экологии. Две близкие, но все же разные темы объединили в одну.  Это вызвало неразбериху.

Ожидания от Года экологии были довольно велики. В первую очередь, мы рассчитывали на значительные перемены в законодательстве. Но вместо этого получили разочарования. Например, не были приняты крайне существенные поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях». Второй очень важный законопроект — дополнение к закону об экологической экспертизе, — также не сдвинулся с мертвой точки.  Не были ратифицированы международные конвенции, в первую очередь по оценке воздействия на окружающую среду и о допуске к экологической информации. Даже каких-то шагов к ратификации не сделали. Хотя, пользуясь политической волей, это дело можно было бы сдвинуть с мертвой точки.

Интересно, что среди планов на Год экологии — а планов накидали громадье, — далеко не все на самом деле является приоритетом. Было множество совещаний, семинаров, съездов, выставок, форумов. То есть, наблюдалась «движуха», суета, но «пар ушел в гудок». Особенно поражает контраст между обилием совещаний и реальными делами.

Последних очень немного. Например, был создан всего один национальный парк, Сенгилеевские горы в Ульяновской области. Хотя все готово было для создания и федерального заказника «Новосибирские острова», и национального парка «Хибины» в Мурманской области, и Ингерманландского заповедника в Ленинградской области.

Неожиданно на щит было поднято строительство мусоросжигательных заводов в Московской области и в Татарстане. Оно подавалось властью как безусловно полезное для природы дело, как самый последний природоохранный тренд. Но это полностью противоречит тем приоритетам в обращении с отходами, которые сформулированы в российском законодательстве! Сами же прописали в законах, что мы отходы будем перерабатывать, а не сжигать. И вот нате. Еще и в рамках Года экологии. 

Складывается такое впечатление, что у чиновников правая рука не знает, что делает левая. И ведь не думайте, будто «концепция изменилась», нет! Только что, в ноябре власть декларативно подтвердила свой курс на переработку мусора. Вышел перечень поручений президента, где подтверждаются те приоритеты, что сформулированы в законодательстве: раздельный сбор и переработка, постепенный отказ от захоронения и сжигания. Совершенно непонятно, как эти поручения президента согласуются с планами по строительству мусоросжигательных заводов. Или так: декларируем одно, чтобы весь мир думал, какие мы передовые. А делаем то, что позволяет осваивать огромные бюджетные средства. Ведь только для этого нужны эти мусоросжигательные заводы? Наверное, так.

Конечно, не все столь мрачно, и я бы как хорошую инициативу отметил начавшуюся программу «Чистая вода». Это очень большой проект по очистке Волги, на него выделены огромные средства. Продолжается очистка Арктики, однако эти программы появились независимо от Года экологии.

Одна из причин, почему у нас резко затормозилось создание особо охраняемых природных территорий, и не принимаются законы — кадровые изменения в Минприроды России. С февраля по май министерство покинула целая плеяда профессиональных сотрудников. Люди, которые пришли на их место, конечно, очень стараются, но пока у них не очень получается.

Я мог бы закончить классической фразой «хотелось как лучше, получилось как всегда»; но, мне кажется, и не особо «хотелось», и даже, как обычно, — не получилось. Тема экологии у властей на самом деле лежит где-то на дальней полке сознания, поэтому исполнители могут безнаказанно ограничиваться имитацией деятельности. За результат все равно никто не спросит. 

Автор колонки: Игорь Честин