Маск и Стерлигов: Дэвид Боуи VS Иван Грозный

Вы удивитесь, но российским ответом визионеру и технократу Илону Маску вполне можно считать Германа Стерлигова, призывающего убивать ученых, поставивших планету на грань существования, и проповедующего возвращение к православию и монархии. Кто из двух неординарных предпринимателей является символом текущей эпохи, и как в современном мире сопрягаются модернизация и архаика — читайте в колонке редактора «+1» Евгения Арсюхина.

Марьям Назарова (Дизайн-бюро Gruppa) специально для «+1»

Запуск ракеты Falcon Heavy компании SpaceX Илона Маска произвел сильное, но, одновременно, тяжелое впечатление на российскую общественность. Чувство гордости за «достижение всего человечества» быстро сменилось досадой, что это сделала не Россия. Это нашло выражение в полемике, в которую российская общественность заочно вступила с Маском: пользователи соцсетей критиковали его за «китч», злорадствовали, что машина пролетит «мимо» Марса и радостно отмечали, что на автомобиле полно земных бактерий, которые наверняка «заразят инопланетян».

Между тем такой ход со стороны Маска вызван вовсе не дурным вкусом. Tesla хорошо известна среди маркетологов тем, что практически не тратит деньги на рекламу в ее традиционном понимании: в себестоимости электромобиля Tesla рекламные расходы составляют всего лишь 6 долларов.

Запуск Falcon Heavy по сути стал грандиозной промо-акцией Tesla. Без автомобиля в космосе, манекена за рулем на фоне Земли и песни Дэвида Боуи про запуск, конечно, все равно бы написали все мировые СМИ, но соцсети вряд ли отреагировали бы столь бурно.

Несмотря на утверждения наших блогеров, что «мы так не можем», в России есть предприниматели, которые развивают бизнес, вполне инновационный — и без затрат на рекламу.

Российский пример использования рекламных know-how Маска — Герман Стерлигов.

Он тоже вынуждает СМИ и блогеров писать о себе, провоцируя общество своими экстравагантными акциями: устраивает шоу с раздачей церковнославянских книг тем, кто сумеет прочитать хотя бы несколько строк, написанных кириллицей. Или вывешивает на входе в магазины по продаже фермерских продуктов объявления, запрещающие вход в его магазины лицам нетрадиционной сексуальной ориентации.

За всем этим китчем скрывается вполне успешный и даже социально-ответственный бизнес: Стерлигов продает продукты собственного натурального хозяйства и берет на реализацию товары других мелких производителей, продает разработанные его женой модели женской одежды, проводит семинары по обучению малому аграрному бизнесу и даже берет заказы на строительство деревянных домов «по старинным технологиям». Товары и услуги Стерлигова дороги, потому что за ними стоит «идеология» — бОльшая по своей сути, чем просто «маркетинговая легенда».

Маск продает рынку идею покорения Марса, Стерлигов — идею возвращения к истокам, буквально, вплоть до тотального отключения электричества, поскольку оно, по его мнению, «уничтожает человечество».

Для Маска эстетический ориентир — Дэвид Боуи. Стерлигов любит песнопения, написанные Иваном Грозным для церковного хора.

Где Марс, а где Стерлигов, скажете вы. Но если отрешиться от эмоций, нашему взору откроются два талантливых коммерсанта, каждый из которых успешно капитализирует две равно популярные сегодня идеологические парадигмы: «назад в прошлое» и «вперед в будущее». Размышление об этом — полезное упражнение для тех, кто, как и мы, хочет понять, как в современном мире связаны архаика и модернизация. Ведь сегодня, чтобы быть прогрессивным, вовсе не обязательно проповедовать прогрессивное.

Автор: Евгений Арсюхин