Кто такие «молодые пожилые»?

Социальная интеграция людей старшего возраста выходит из сектора нишевой благотворительности: пожилая аудитория становится привлекательной в качестве потенциального потребителя ориентированных на нее бизнес-продуктов и услуг. О том, как в Impact Hub Moscow разрабатывают стратегии помощи пожилым в трудоустройстве, образовании и досуге, привлекая партнеров из крупного бизнеса и государства, +1 поговорил с Татьяной Дроздовой - основателем проектной лаборатории Young Old и экспертом программы beyond (un)employment. Программа проходит при поддержке Фонда им. Роберта Боша, ее задача - поиск решений в сфере трудоустройства и социализации уязвимых групп граждан. Целевая группа в Москве - люди старше 50 лет.

Фото: russiantouristunion.ru

— Как, на ваш взгляд, воспринимают людей третьего возраста у нас в стране? Легко ли сегодня быть пожилым?

— В России 25% населения — это пенсионеры. Сегодня этот сегмент становится все более значимым, как для бизнеса, так и для государства. В обществе зачастую декларируется, что люди старшего возраста обладают каким-то особым опытом и знаниями — об этом очень любят говорить. Однако, подспудно, им коммуницируют как раз обратное: вам пора на покой и хватит уже работать. Получается полный диссонанс и шизофрения. И для людей жить в ситуации такого «двойного послания» может быть очень болезненно.

— Но это действительно факт — пенсионеру очень сложно найти работу, даже если он полон сил и еще совсем «молодой пожилой»...

— Дело в том, что в компаниях довольно много стереотипов про сотрудников старшего возраста: они не способны учиться, узнавать новое, не могут хорошо работать. Но на самом деле — это не совсем так. По статистике, молодой специалист меняет работу раз в три года, в то время как зрелый человек — более надежный сотрудник, и вероятность того, что он уйдет через пару-тройку лет намного ниже. Но почему-то компании парадоксальным образом предпочитают инвестировать в молодых. Сохранить людей старшего возраста на своих рабочих местах выгодно и государству — чем больше пенсионеров продолжат трудиться, тем меньше будет нагрузка на общество.

По статистике, молодой специалист меняет работу раз в три года, а вероятность ухода зрелого сотрудника через пару-тройку лет намного ниже

— Можно ли как-то повлиять на процессы, чтобы преодолеть или хотя бы снизить безработицу среди людей старшего возраста?

— Этой проблемой в Impact Hub занимаются в рамках проекта beyond (un)employment. На первом этапе мы провели большое исследование: общались с другими экспертами, которые расширяли наше видение, с социологами, с людьми, которые изучают рынок труда. Проводили глубинные интервью с целевой аудиторией — людьми старшего возраста, которые столкнулись с проблемой трудоустройства. Сейчас мы переходим к стадии поиска решений. По нашим расчетам, на это уйдет несколько месяцев.

— А какие-то образовательные программы для пожилых — нужны ли они в принципе людям на этом этапе жизни?

— Я думаю, что обязательно нужны. Людям старшего возраста необходимо выстраивать личную жизненную стратегию, своеобразную «навигацию» пенсионного возраста. И для этого им нужно иметь соответствующие инструменты и представления о том, какие есть варианты подобных стратегий. Такие компетенции могут дать как локальные культурные события и edutainment (игровое обучение, — прим. ред.), так и специальные программы в рамках вузов или даже отдельные учебные заведения для третьего возраста. Сейчас эта ниша абсолютно пустая.

Людям старшего возраста необходимо выстраивать личную жизненную стратегию, своеобразную «навигацию» пенсионного возраста

Например, команда Young Old разработала для Сбербанка и Masterсard онлайн-курсы для старшего поколения, своеого рода «coursera для пожилых» — платформу «Активный возраст». Уже вышло шесть пилотных курсов про стратегии успешной старости и отношений в семье, профессиональную самореализацию и активную социальную жизнь. Последний курс мы посвятили доказательной медицине, ответственной позиции пациента и актуальным проблемам здоровья, с которыми может столкнуться пожилой человек. Ну и конечно, мы не смогли обойти вниманием такую привлекательную тему для старшего возраста, как дача. Мы подошли к ней с точки зрения эстетики и красоты и сделали курс про то, как разбить красивый сад на своем участке.

— Если уйти от «проблем» третьего возраста, в чем, на ваш взгляд, заключается главная роль людей старшего поколения в современном обществе? Какие глобальные смыслы они могут транслировать тем, кто приходит им на смену?

— Важный смысл старшего возраста для общества заключается в том, что зрелые люди хотят быть полезными, хотят отдавать. Исследования показывают взаимосвязь возраста и своеобразного общественного альтруизма — такой абстрактной ориентированности на благо социума, которая зачастую при отсутствии конкретных инструментов реализации превращается, скорее, в мечтательность и стремление без конкретного воплощения. Но я уверена, что в этом есть огромный потенциал конструктивной гражданской активности, общественных инициатив и улучшения городской среды. Еще один важный смысл старшего поколения — роль «собирателя» семьи. Сплоченная семья — очень большой ресурс как для отдельного человека, так и для общества в целом.

Пожилые люди — это растущая аудитория в России. Бизнес начинает интересоваться этим сегментом как потенциальными потребителями и hr-ресурсом

— Почему наше общество не готово этот потенциал использовать? Ни государство ни крупный бизнес не ведут масштабных кампаний по ре-интеграции пожилых людей, пока есть только отдельно взятые проекты.

— Мне кажется дело в том, что в России продолжительность жизни хоть и растет, но не так быстро, как в Европе и в Азии. Поэтому мы относительно недавно столкнулись с проблемой старения населения и его ре-интеграции. Задача стала масштабной и актуальной недавно, и мы пока не знаем, как с ней справляться. Однако, я думаю, ситуация будет улучшаться естественным образом, когда бизнес, государство увидят в старшем возрасте важнейший сегмент. Пожилые люди — это растущая аудитория в России, и, по прогнозам Росстата, она будет увеличиваться в среднем на полмиллиона человек каждый год.

Бизнес начинает интересоваться этим сегментом как потенциальными потребителями и hr-ресурсом. Уже идут инвестиции в налаживание коммуникации и в работу над своим hr-брендом для сегмента. Очень показателен в этом плане пример Сбербанка, чьи бизнес-интересы связаны с активным клиентом-пенсионером, который продолжает работать, долго и активно живет. Здесь интересы команды Young Old, как социальных предпринимателей, совпадают с бизнес-интересами наших партнеров.

Беседовала Дарья Кузнецова