Береста 2.0

Проект «Береста» ставит своей целью «убить сразу двух зайцев»: монетизировать отходы от лесозаготовок и создать рабочие места для людей с ограничениями по зрению

подпись
Пример продукции

Берестяные изделия теряют свой типично деревенский стиль и становятся современными аутентичными предметами интерьера. Международный центр ответственного туризма поддерживает проект «Береста». Однако, помимо дизайнерских задач, проект ставит амбициозную цель — исправить вопиющее недоразумение: в стране, где развит берестяной промысел, а также много умельцев-ремесленников, основная часть сырья выбрасывается.

В стране, где развит берестяной промысел, много подходящего сырья просто выбрасывается

О том, как лесная промышленность способна перейти к циклическому производству древесины, как подстегнуть развитие регионов и создать рабочие места для людей с ограничениями по зрению, +1 узнал у создателей проекта.

Уравновесить чашами из бересты

Ремесленники любят бересту за мягкость и податливость в обращении. Из нее одинаково хорошо получаются корзинки, шкатулки, куклы, чучела, лапти и даже некоторые предметы одежды. Но в ХХI веке береста так и остается материалом для изготовления ограниченного круга изделий. А те, в свою очередь, — не имеющей широкого распространения русской экзотикой. Вот создатели «Бересты» и решили вывести изделия из березовой коры на уровень массового потребления, предложив посуду и предметы интерьера в современном стиле. Основа кружек, чаш, мисок и блюд выполнена из керамики, а берестой отделаны края: такие товары актуальнее деревенских лаптей и практичнее резных шкатулок.

«Все началось с прагматичной задачи: создать успешный во время экономического кризиса проект. Продукция не должна зависеть от импортного сырья и оборудования, и ее предполагалось изготавливать в России, причем со сравнительно небольшими затратами. Пришлось обратиться к традиционным материалам, которые пока еще производят в стране.
Древесина — один из самых распространенных, изделий из нее много. При этом отходы от лесозаготовок никому не нужны. Вы даже не представляете себе, сколько тонн этого сырья гниет или сжигается на производствах!» — рассказывает дизайнер Марина Турлай.

Фото: cultinfo.ru

При валке березы лесозаготовители повреждают 20-60% коры. То, что остается, причисляется к отходам вместе с сучьями, опилками, лубом. Из них производят биотопливо, кормовую муку, а часть просто сжигают. Сами ремесленники, заготавливающие бересту ручным способом, наносят деревьям вред, сдирая кору. Авторы проекта уверены, что при определенном спросе на продукцию и соответствующих оборотах производства количество берестяных отходов можно свести к нулю.

При наличии спроса на продукцию и налаженном производстве количество берестяных отходов в России можно свести к нулю

Следует лишь наладить контакты между производителями, которым нужен материал, и лесозаготовителями, которым береста не нужна. Уравновесить ситуацию — амбициозная цель «Бересты».

Создать сеть берестяного промысла

В результате была поставлена непростая задача: договориться с лесопереработчиками, наладить процесс сбора бересты, включить его в промышленную цепочку и сделать частью устойчивого лесопользования. В этом смысле проект способен стать драйвером развития отрасли. Масштабировать технологию работы с керамикой и берестой в регионах не составит труда; этим «Береста» уже занимается.

«Мы хотим перевести производство фаянсовых чашек с литья на формовку. Это позволит увеличить количество и стандартизировать процедуру. Процесс непростой, в стране есть еще те, кто производит фарфор, и те, кто делают простую керамику. А вот искусство фаянса мы почти потеряли. Мало производств, почти не осталось мастеров», — рассказывают участники проекта.

Технология формовки керамики дает возможность масштабировать производство. Долгие годы посуда производилась в Тверской области, а береста закупалась в Томской и Архангельской. Теперь заготовка сырья пойдет в Новгородском регионе, а в Тамбовском будут делать керамические основы: вот  пример успешного сотрудничества удаленных друг от друга территорий с разными специализациями. Возможно, региональное происхождение эксклюзивных сувенирных предметов привлечет внимание к российской глубинке и косвенно подстегнет развитие туризма.

Чашки со смыслом

В одной из первых коллекций «Брайль Декоратив» (Braille Decorative) дизайнер Марина Турлай украсила берестяные ободки надписями на латинице, сделанными рельефно-точечным шрифтом Брайля. Они просто обозначали предмет: cap, vase, bowl (чашка, ваза, миска — пер. с англ. яз.). Однако дополнительный смысл был заложен: коллекция преследовала цель популяризировать шрифт, которым пользуются люди с ограничениями по зрению. По замыслу автора, каждый предмет олицетворял три способа восприятия: визуальный, ментальный и тактильный, а также становился связующим звеном между людьми с особенностями и потенциальными покупателями из разных регионов и даже стран. Поэтому Брайль был выбран английский.

Первая же коллекция кружек преследовала цель популяризировать шрифт, которым пользуются люди с ограничениями по зрению

Следующим событием стал мастер-класс в Дарвиновском музее в Москве для слабовидящих людей. Дизайнер обучала их работе с берестой: участники стандартными грифелями для письма по Брайлю выполняли тиснение на мягкой коре в виде надписей. Эксперимент показал, что интеграция людей с ограниченными возможностями в процесс создания берестяных изделий возможна и успешна. После мастер-класса родилась коллекция «Брайль Аутентик» (Braille Authentic). В переводе с английского authentic означает«подлинный, истинный». Это уже посуда с новым смыслом. На каждом предмете утвари все так же есть название, тисненое шрифтом Брайля. Добавились вдохновляющие мотиваторы: «Солнце светит для всех», «Радуйся каждой мелочи». Отличие в том, что каждая надпись сделана вручную слабовидящими людьми, для которых участие в проекте превратилось из хобби в реальную работу. Обе коллекции стали примером инклюзивного дизайна и даже отчасти способом коммуникации зрячих и незрячих людей.

Берестяные изделия становятся способом коммуникации зрячих и незрячих людей

Несмотря на не самую низкую цену (на данный момент — от нескольких сотен рублей), берестяные чашки уже нашли своих почитателей. На 3-ем Международном Горно-Металлургическом саммите SAP, проходившем в Москве в сентябре 2017 года, ими интересовались зарубежные гости. Ну а самым первым покупателем предмета в салоне стал директор по маркетингу «Моторики» Вадим Котенев (компания занимается разработкой технологий, дополняющих способности человека). Он подошел и сказал: «Хочу эту чашку».

Продукция вызвала любопытство и у социальных предпринимателей. Пока продажи идут только в Москве, Санкт-Петербурге и Минске. Делая ставку на покупателей по всему миру, авторы дали названия коллекциям на английском: Log, Christmas, Skaz, Braille Decorative и Braille Authentic. Проект уже был представлен на нескольких международных выставках, после которых появились первые запросы на «берестяную красоту» из Великобритании, Германии и Китая.

Автор: Елена Матвеева